~ Холодинамика ~

Танец жизни - Можно мне втиснутся?

The Dance of Life - May I Cut In?

Вернон Вульф

Перевод с английского и общая
редакция кандидата психологических
наук Л. Хохловой

Предисловие
Танец жизни
Танец психических заболеваний
Танец Родителей
Танец Брака
Танец Смерти
Танец Зла
Танец Исцеления
Танец Сексуальности
Танец денег, силы, мифов
Шаги танца жизни
Вместо заключения
Использованная литература

~~~~~~~~~~~~~~~~~

Предисловие

Что может быть лучше Холодинамики? Только - Холодинамика! Шестилетняя девочка Женя собрала своих кукол и сказала им: "Послушайте, холодинамика - это искусство. Я очень хочу все это изучить. Это необыкновенное чудо! Если просто сидеть, то ничему не научишься. Холодинамикой надо заниматься всю жизнь. Чтобы жить - надо заниматься холодинамикой. Я дарю вам любовь!" Девочка эта реальна, она участвовала не раз на семинарах по холодинамике, которые посещали ее мама, бабушка и сестра бабушки. У них было много проблем. И сейчас их не меньше, но они уже умеют их решать. А те "старые" - давно решены. Они теперь не беспомощные женщины, какими были когда-то. В то далекое время одна из них пережила развод с мужем, другая - недолюбленный и оставленный отцом ребенок. Третью мать пыталась уничтожить в утробе вплоть до восьмимесячного срока беременности. В послевоенные годы кому был нужен "лишний рот" в семье, уже имеющей детей? Обида, прошедшая через всю жизнь, получила свою энергию в утробе, доведя женщину до невроза. Сейчас все это позади.

"У вас не будет детей!" - это звучит как приговор. Легко ли это слышать женщине? Долгие годы ходьбы к разным специалистам. До тех по, пока... Холодинамика! Теперь растет дочь! "Выплатили, вернули долг", "Соединилась семья", "Иначе смотрю на жизнь", "Ушла опухоль", "Чувствую, что все прекрасно!"

Откуда это? "Внутри Вас существует галактика чудес" - так утверждает доктор Вернон Вульф, американский психотерапевт, автор ряда книг по психологии и психотерапии. "Сидя за вашим круглым столом, вы можете делать удивительные вещи!"

Шесть лет назад Вернон Вульф пригласил в эти увлекательные путешествия граждан распадающегося СССР. Холодинамика и ее автор пришли в тот момент, когда затрещали швы государства, занимавшего одну шестую часть суши. И первая Международная конференция по холодинамике прошла в России в Москве, когда только отгремели залпы по Белому дому. Октябрь 1993 года.

Вернон Вульф предложил всем людям, живущим в этой реальности, заняться решением собственных проблем, и, заодно, соприкоснуться с основой жизни - с Всеобъемлющей Силой Вселенной. Холодинамика является квинтэссенцией двух десятилетий исследований и практического опыта Вернона Вульфа. Принципы и процессы Холодинамики совершенствовались в опыте работы с тысячами людей. Эти принципы практичны, их восемь.

Они испытываются снова и снова тысячами людей. Они работают для каждого отдельного человека, для семьи, для дела. Они работают на улице. Они помогают решить глубочайшие проблемы, с которыми сталкивается человечество.

Чтобы понять холодинамику, надо пойти дальше привычного мышления - за пределы традиционной психологии, философии, религии, мировоззрения, основанного на законах Ньютона - к новым наукам квантового века. Нейрофизиология, математика, физика, биология, теория информации, топология, голография, аналитическая психология и многое другое легло в основу холодинамики. Это не просто традиционная ссылка на теоретические основы. Это дайджестинг - перерабатывание богатейших информационных потоков. Вернон Вульф сумел все это переосмыслить так, что трудно сказать, откуда пришла холодинамика, какая из наук ее породила. Но для чего она пришла?

Вернон Вульф предложил оригинальную концепцию самосовершенствования личности. Он предложил простые, действенные методы, позволяющие сделать свою жизнь и жизнь своих близких счастливой. Рекомендации оказались настолько эффективными на практике, что вызвали огромнейший интерес у людей, заинтересованных в более полном раскрытии внутреннего потенциала, освоении новых подходов к духовному совершенствованию.

Известный физик Ф. Дэвид Пит в предисловии к книге В. Вульфа "Холодинамика. Как стать хозяином собственной силы" (1990 г., на русском языке 1995 г. Москва) пишет о том, что более двухсот лет назад Ньютон создал обширную всеобъемлющую теорию Вселенной. Но видение Ньютона было по своей природе механическим - все, что существовало было построено из мелких элементов, которые находились во взаимодействии друг с другом. Это механическое видение стало примером для других наук. Это повлияло на способ, с помощью которого мы видим самих себя. С этой объективной позиции, наблюдая за механическим миром, мы уже не могли войти в жизненную сущность вещей, мы были изгнаны из своих тел и даже из наших чувств. Новое воззрение говорит о том, что материя и разум больше не разделены, в действительности они могут быть различными аспектами одного, объединяющего целого.

Наша физическая Вселенная на самом деле вовсе не состоит из так называемой "материи", ее основной компонент - энергия, сила. Предметы нам кажутся твердыми и отделенными друг от друга на том уровне, которым располагают наши ощущения.

Но на более тонких уровнях, постепенно углубляясь до атома и более мелких частиц, мы обнаруживаем, что всё есть энергия... Все мы являемся частью единого энергетического поля. Предметы, которые мы воспринимаем как твердые и отдельные, есть различные формы всепроникающей энергии, которая вибрирует на разных диапазонах.

Мысль является относительно тонкой, легкой формой энергии и способна быстро меняться, быстрее чем материя, которая медленно движется и меняется. Все формы энергии взаимосвязаны и могут взаимодействовать одна на другую. Сегодня материя не рассматривается как твердое и неподвижное, а рассматривается как структура в потоке. Физик Дэвид Бом говорит о "движении целого" как о причине потока, из которого все разворачивается. Предложенное понятие "холодайн" доктором В. Вульфом, рассматривается им как мыслеформа, имеющая силу быть причиной вещей. Холодайн - это единичные комплексы квантовой силы, обладающие как "частичной, линейной", так и "волновой" функцией и прямым доступом как в физическом, так и в квантовом измерении.

Для объяснения и иллюстрации того, как функционируют и взаимодействуют между собой холодайны, В. Вульфом предложена Модель Разума, дающая карту ментального пространства холодайнов. Модель Разума (см. книгу Холодинамика. Вся сила в действии., М., 1995 г.) различает пять аспектов сознания:

  • правое и левое полушарие мозга вместе со связующей "плоскостью";
  • систему семейных традиций;
  • систему социокультурных традиций и взглядов;
  • шесть стадий эволюционного развития;
  • волну интереса.

Точно так же, как материя постоянно образуется и распадается, так и мысль, и разум находятся в постоянном рождении и смерти. Как в материальном мире есть явление инерции, также и внутри текущего движения мыслей определенные формы кристаллизуются и застывают. Но проблема состоит в том, что эти формы самопроизвольно не изменяются вслед за окружающим их миром. Они продолжают вызывать привычные реакции и фиксированные модели поведения, которые, в конечном счете, распространяются в социальную, политическую жизнь, вызывая конфликты, напряжение, насилие.

В. Вульф утверждает, что застревание внутри холодайнов, несущих нездоровье, насилие, разрушение, кризис и прочие проблемы, не является неизбежным. Обнаружены механизмы того, каким образом мы даем этим программам энергию и механизмы трансформации холодайнов. Движение частицы (проблемы) идет в движении больших волн, а малые волновые динамики развиваются "внутри" каждой частицы. Квантовые физики рассматривают частицы как "застывшие волны", т. е. каждая частица состоит из волн, которые заключены в свободно избранные рамки "линейности".

С точки зрения многих ученых (например, Уайтхед, 1933, Чалмерс, 1966, Пенроуз, 1996 и др.) вселенная является взаимосвязанной живой динамичной системой информации и сознание, как таковое, является фундаментальной частью физической реальности. Пенроуз предполагает, что феномен квантового гравитационного коллажа может объяснить то, как информация самоорганизуется в устойчивые формы. С точки зрения В. Вульфа, холодайны - это самоорганизующиеся системы информации, и именно холодайны являются теми механизмами, которые преобразуют энергию и информацию из непроявленного мира в формы, понятные проявленному. Один из первичных механизмов, обеспечивающих формирование и хранение холодайнов, находится в водной среде микроканальцев. Микроканальца, по предположению Роджера Пенроуза и Стюарта Хаммерофа, как основа структуры клетки, являются механизмами сознания для всех форм жизни. Микроканальца обеспечивают безопасную среду, где информация может быть сохранена, самоорганизована и передана во внешний мир.

Долгий опыт психотерапевтической практики В. Вульфа показал, что холодайны имеют четыре источника формирования холодайнов. Это генетически передаваемая информация, это влияние окружающего мира через чувственного восприятие, это собственная креативность и развитие холодайнов в соответствии с условиями их существования. Холодайны могут приходить и из параллельных миров. Это графические многомерные голограммы хранения информации передаются через молекулярные нити и квантовое потенциальное поле, таким образом осуществляя передачу и обмен информации между проявленным и непроявленным мирами.

Холодайны отвечают за поведение человека и обеспечивают видимые первичные механизмы сознания. Они развиваются по особым законам, они доступны и подвластны систематической трансформации. Таким образом, можно выявить любую психопатологию и прочие проблемы в форме холодайнов и вылечить путем их преобразования.

В книге "Танец жизни" В. Вульф предлагает обратиться к анализу человеческих проблем, используя холодинамическое восприятие, которое порождается взаимодействием линейной и волновой динамик. В такой холодинамической вселенной то, что считается частью, известно всему целому, а то, что считают целым, известно каждой его части. Различив холодайны, игроки могут уже решать, как строить с ними отношения, расширяя этим их и свои возможности.

Вернон Вульф утверждает, если человек не делает сознательного выбора, то выбор за него делают его холодайны. Никто не рождается один. Никто не живет в одиночестве. Никто не умирает один. У нас у всех есть холодайны.

Трудно судить, что более оригинально в холодинамике Вернона Вульфа: отслеживание, Модель Разума, Реливы... или истории, которые он сочиняет. Эти истории волной охватывают весь зал и каждый может выбрать в этих историях то, что хочет.

Измените ваши холодайны - и вы измените свою жизнь и весь мир. Мы обладаем огромным потенциалом, но как мировое сообщество, мы все еще очень молоды. Мы находимся на пороге обладания беспредельной силой и энергией. Здравомыслие начинается на холодинамической плоскости. Требуются люди, умеющие отслеживать и потенциализировать проблемы. Инструменты холодинамики помогают распознать скрытый порядок развития всех аспектов общества. Они являются звеньями Нового порядка, который возникает из мирового хаоса, чтобы привести нас к единству. Настроившись на холодинамический Потенциал, проявляя Любовь, которой мы являемся, достигая Квантовой Силы; выравненные со своим Высшим Потенциалом мы двинем мир на новую стадию эволюции.

Ключ к единству - изучение холодинамики. В это верит Вернон Вульф. В это верим мы все, кто хоть как-то соприкоснулся с холодинамикой.

"Те, кто нырял с аквалангом, знают, каково находится под водой. И никакими усилиями невозможно забыть, что в океане существует многоцветный мир, где обитают необычайные рыбы, растения, мириады жизненных форм. Точно также и однажды обнаруженный мир холодайнов уже невозможно игнорировать" (В. Вульф "Танец жизни").

Когда-то Мастер создал Целое, Красивое, Гармоничное. Каждый из нас пытается воссоздать этот Узор. Кто-то клеет отдельные части Узора, взяв в руки кем-то когда-то составленную конструкцию, впадая в противоречивые игры. Кто-то по воле волн собственной интуиции проходит лабиринты, ищет варианты, купаясь в парадоксах. Вернон Вульф приглашает играть во все Это и Помнить - мы все и все - есть Части Единого Целого.

Любовь Хохлова,
Мастер-Учитель Холодинамики,
Кандидат психологических наук, доцент.

Танец жизни

Никто не рождается одиноким.
Никто не живет в одиночестве.
Мы вместе кружимся в танце жизни.
Мы сами должны выбирать, как танцевать.




В новых науках меня привлекает одна интересная идея - теперь стало ясно, что "где-то там" не существует никакой "абсолютной" истины, и тем более она не дожидается, пока мы ее "откроем". Мы живем в динамически развивающейся вселенной. Она полна красоты и разнообразия, коих мы никогда не сможем ни измерить, ни осознать. В действительности в ней все настолько согласовано и полно жизни, что меняется она быстрее, чем можно себе представить, и, вместе с тем, ей присуща изначальная связность, "квантовая связность", которая позволяет всем нам быть частью этой динамичной живущей вселенной.

Для меня участвовать в этом танце означает делиться друг с другом своими различными переживаниями, чтобы танцевать вместе, и жить более полной жизнью, и, даже в своей уникальности, развивать коллективную связность.

Отличительные черты этой книги кажутся мне уникальными. Тем не менее, их нельзя рассматривать изолированно, и я должен признать, что основанием для изложенных здесь взглядов послужила целая огромная сеть информации. В ссылках на использованную литературу я привел лишь несколько примеров. Более того, я убежден, что каждый из нас, разделив эти взгляды, получит возможность прожить жизнь более полно и участвовать в танце жизни, воспринимая все ее уникальные особенности. Именно эти уникальные черты являются основой свободы. Именно эта свобода дает возможность каждому из нас раскрыть свой величественный потенциал - как личностный, так и общественный.

В нашем мире существует три вида энергии: энергия частиц, волновая энергия и энергия самоорганизующаяся и взаимосвязанная, живая.

Соответственно, существуют три формы сознания: рациональное, эмоциональное и холодинамическое.

Вся информация может быть организована согласно этим трем отличным друг от друга реальностям. Как живым холодинамическим существам, нам все время приходится совершать выбор. Нам приходится кружиться в танце жизни под каждую из этих мелодий и играть в соответствующие им типы игр.

1. Те, кто участвует в этом танце жизни в соответствии с динамикой частиц, как правило, мыслят линейно. Рационально, стремятся к предсказуемому, контролируют свои действия с помощью различных правил, тщательно распределяют роли и играют, чтобы победить. Они хотят знать, каким будет следующий шаг и точно его осуществляют. С этой точки зрения, устранить, уничтожить всю неопределенность мира и означает окончательно "победить" в жизни.


Таким образом, каждый этап имеет свое начало и свой конец. Каждый танец - это "событие". И игры, которые разыгрываются в этом танце, тоже имеют свое начало и свой конец. Участие в танце завершается, когда кто-то одерживает победу, то есть когда все трудности преодолены и когда другие участники этой же игры, в полной мере принявшие ее правила, признают, что этот человек "победил".

Награда же за победу - это звания, трофеи, общественное положение, собственность, а также честь остаться в памяти других как символ "успеха". Цель игры по динамике частиц - занять некое положение в пирамиде власти.

Такой подход весьма ограничен: жизнь протекает в определенных пределах. В этой ментальности начала и конца существуют только победители и проигравшие. Победителям ставят памятники. Неудачникам - никогда.


2. С другой стороны, те, кто участвуют в танце позиций волновой динамики, мыслят нелинейно и эмоционально, танцуя в потоке музыки, воспринимая ее как часть вечной развивающейся сущности. Люди "волн" существенно отличаются от людей "частиц".


Если сознание человека действует по волновой динамике, то жизнь для него - это "часть общего потока". Цель "волнового" танца - быть частью общего действия, участвовать в танце, подчиняясь течению музыки. Эта радость сопричастности, участия и является целью жизненной игры для таких людей. Для них не существует настоящих победителей или побежденных. Существует лишь большая или меньшая свобода участия в этой игре.

Люди волновой динамики эмоциональны и сверх чувствительны. Они "чуют нутром", воспринимают явления, которые нелинейны и лишены абсолютных пространственных границ, они чувствуют то, что невозможно измерить, что не имеет ни начала, ни конца. Эти люди не могут точно сказать, когда начинается или заканчивается какой-то процесс, по той причине, что динамика жизни, подобно океанской волне, находится в постоянном развитии и движении. Для таких людей просто не существует начала и конца; вся динамика жизни рассматривается как один бесконечный движущийся поток.

Люди волновой динамики ощущают, что энергия одного человека - лишь часть чего-то большего, чего-то универсального и духовно организованного. Они умеют распознать то "великое целое", в котором сами принимают участие. Таким образом, у этих людей появляется возвышенное чувство связи друг с другом и сопричастности всеобщему танцу жизни.

Жизнь "волновых" участников определяется скорее не самой игрой (как у тех, кто подвластен динамике частиц), а вневременным чувством сопричастности игре. Они играют не по правилам, а скорее с правилами. Они, следовательно, в полной мере ощущают все свои качества, уникальности своего участия в игре, свою взаимосвязь со всем прочим и привносят это чувство сопричастности в жизнь.

Это чувство сопричастности позволяет людям волновой динамики быть уверенными в том, каково их место в общей динамике, позволяет быть независимыми в этом танце, лучше понимать других участников процесса. Благодаря этому, они теснее и прочнее связаны с другими "танцорами". Таким образом, "волновые люди" участвуют в танце совсем иначе, чем "люди частиц".


3. Третий подход к танцу жизни - холодинамический. Те, кто живет холодинамически, ощущают целостную динамику жизни. Каждый человек может осознать свою уникальность как нечто целостное, существующее вне времени и пространства. Эта единая динамика вмещает в себя все взаимодействия волновой динамики и динамики частиц и, в то же время, не является просто их механической суммой. Люди тогда по-настоящему обретают свое "присутствие" в мире.


Тем, кто осознал холодинамику, динамика частиц предоставляет суть, а волновая - контекст, общий фон танца; и этот танец значительно богаче, полнее, чем волновое или частичное понимание по отдельности. О такой, более полной и богатой жизни можно говорить, когда человек способен пережить и интегрировать прошлое, настоящее и будущее во всех их измерениях. По сути, человек сам становится танцем, причем это не ведет к утрате его индивидуальности и идентичности, а скорее расширяет представление человека о самом себе, о том, почему был выбран этот танец, кем являются остальные танцоры, каковы цели каждого шага, музыка и весь сценарий. "Я" существую в танце. "Мы" существуем как одна живая мыслящая целостная динамика во множестве измерений этого и параллельных миров. На некоем уровне сознания мы совершаем выбор танцевать, и тогда каждый шаг обогащает наше существование.

В этом широком контексте, когда динамика момента связана с динамикой прошлого, настоящего и будущего параллельных миров, сам факт, что человек "становится" танцем, живет холодинамически, позволяет каждому игроку принести в игру свою уникальность, которая проходит, как рябь по волнам, по всей динамике, ибо связана и с нашим, и с другими мирами. Этот эффект распространяется на все мысли и чувства, на каждую динамику равно как нашего, так и других миров.

Когда каждый участник, становясь частью танца, полностью осознавая свое присутствие в нем, приносит в танец свою индивидуальность, жизнь проявляется в этом танце наиболее полно. Этот "эффект присутствия" открывает доступ к другим аспектам жизни. Люди вдруг понимают, что мир холодинамичен.

Однако невозможно "превратиться" в танец, ощутить себя вселенной, не осознав всех аспектов этого танца в различных измерениях. В рамках каждого танца существует множество игр. Каждая игра является частью общего танца. Пренебречь каким-либо аспектом танца или разнообразием его игр означает отвергнуть соответствующий аспект вселенной и такой же аспект себя. В нашем мире уникальности все взаимосвязано.

Само понятие "превратиться в танец", "стать игрой" подразумевает, что жизнь - это единая динамическая система, в которой нельзя выделить отдельных частей, если только мы не выбираем на время "забыть" о холодинамической сущности вселенной и таким образом выбираем свободу игры в рамках динамики волны и/или частиц. Такое разделение не означает утраты уникальности.

Отделить эти динамики друг от друга и означает вступить в игру.

Холодинамичные люди "помнят" всю динамику момента и, таким образом, поднимаются до такого уровня знания, когда прошлое, настоящее и будущее соединены в одно целое в данном моменте. Эти люди открывают свой Полный Потенциал. И только с этих позиций выбор игры может быть осознанным.


Для новых наук очевидно, что все в мире подчинено определенному порядку роста, который имеет формирующее значение. В квантовой физике он называется "скрытый порядок". В теории информации это называется "программированием". Для психологии развития это "стадии развития". Для биологов - "генетическое кодирование". Похоже, каждое человеческое существо подвластно этому естественному порядку, в котором можно обнаружить и сделать частью игры танец любой динамики. Каждый человек проходит все ступени развития одну за другой в соответствии в этим бесконечным сценарием. Все развивается в холодинамике.

Те люди, у кого есть проблемы, "затормозились", "застряли" в своем естественном развитии. Их проблемы оказались закрытыми для поступления новой информации. Они зациклились на какой-то одной стадии, подобно испорченной пластинке, которая снова и снова проигрывает один и тот же отрывок мелодии. Эти проблемы остановились в развитии прежде, чем раскрыть свой полный потенциал.

Наша реакция на такое "застревание" и является причиной "бесчеловечного" поведения человечества. Психические болезни, общественные беспорядки, преступность, нечестность, жадность, различные злоупотребления и все бесчеловечные действия происходят потому, что естественное развитие людей встретило препятствие, изначально почему-то было остановлено. Вынужденные повторять снова и снова один и тот же танец, люди забывают, кто они на самом деле. Они больше не присутствуют здесь. Их жизнь определена танцем или одной из игр, или вовсе потеряна в общей динамике.

Им не удается различать явления. Они не могут точно сказать, участвуют ли они в танце волн, или в танце частиц, или в игре, где эти две динамики противопоставлены. Они потерялись в играх волнового или линейного мышления, целиком утратили свою холодинамичность и в результате танцуют один и тот же танец.

Умение различать эти динамики весьма полезно для преодоления таких тупиков.

Информация из параллельных миров, готовая принять форму данного пространственно-временного континуума, организуется в личное потенциальное поле. Она воплощается в Полном Потенциале каждой личности, и так выбирается жизнь, происходит рождение человека.

Унаследованные благодаря генетическому коду, смоделированные родителями, семьей, обществом и культурной средой, сформированные личным опытом и преобразованные сознательным выбором, холодайны в микроканальцах переходят от поколения к поколению. Холодайны определяют то поле, в котором рождается каждый человек в этом мире.

Обмен энергией и информацией происходит при сверхвысоких скоростях, проходя от холодайнов в водной среде микроканальцев в квантовое потенциальное поле и получая информацию от Полного Потенциала из параллельных миров. Холодайны - это каналы информации. Они передают информацию и энергию обратно в параллельные миры и получают оттуда также энергию и информацию.

Эта система информационно-энергетического обмена постоянно формирует то, как мы воспринимаем и осмысливаем реальность. С точки зрения линейного мышления, холодайны - это самоорганизующиеся информационные системы. Они представляют собой удивительно сложные законченные многомерные рисунки, сделанные из заряженных молекул воды. Круглые стенки каждого микроканальца состоят из рядов тринадцати молекул-переключателей, или даймеров. Каждый даймер подобен двум сшитым друг с другом с одной стороны подушкам. Когда эти "подушки" раскрыты, даймер несет положительные заряд. Когда они прижаты друг к другу, заряд отрицательный. Когда они занимают среднее положение - ни вместе, ни отдельно, - даймер нейтрален. Заряд определяется той информацией, которая приходит благодаря чувственному восприятию через центральную нервную систему. Сам же заряд определяет форму хранения этой информации. Эта память становится самоорганизуемой и определяет сознание.

С точки зрения волновой динамики сознание представляется квантовым. Информация, поступающая от органов чувств, фильтруется сквозь крупно и мелкозернистые экраны, которые придают форму чувственному восприятию. Глаз сам по себе не "видит" свет. Свет существует только как потенциал самого себя, пока не обретет форму. Эту форму ему придает фильтрующая система самого глаза.

В сетчатке содержатся два вида фильтров: крупнозернистые и мелкозернистые. Первые могут измерить свет как волны. Вторые воспринимают его в виде частиц. Ямка - это первый фильтрующий частицы организм глаза. Периферия - это первый крупнозернистый фильтр. Эти два типа фильтров можно обнаружить во всех органах чувств, они производят голографический эффект, схожий с телевизионным или радио сигналом.

Информация, поступающая через микрофон или видеокамеру, трансформируется в передаваемый сигнал в соответствиями с преобразованиями Фурье или Габора. Эти преобразования настраивают фильтр на сигнал и затем настраивают его на прием, в процессе которого передаваемый сигнал превращается в слуховой или зрительный образ. Все чувства человека работают подобным образом. Передаваемый, например, от глаза сигнал, полученный однажды микроканальцами, преобразуется в голографический образ, запрограммированный в водной среде микроканальцев. Каждый холодайн обладает свойством резонировать со специфическими частотами. Весьма сходные с вибрацией гитарной струны, холодайны создают определенное соответствие через частоты Фролика (10 в -33/сек). Фролик, один из авторов теории сверх текучести и сверх проводимости, в 1968 году предсказал существование квантовых соответствий в биологических системах, и эти частоты были названы его именем. С точки зрения волновой динамики, все микроканальцы в теле человека реагируют на частоты Фролика. Таким образом, все биологические системы состоят не только из частиц, но и из волн. Частоты Фролика определяют размер и степень открытости крупно и мелкозернистых экранов, которые оценивают приходящую извне информацию.

С холодинамической точки зрения, информация и энергия этого мира находятся в постоянном взаимодействии с энергией и информацией из параллельных миров на подобие сложного и величественного танца. Руководимые Полным Потенциалом каждого человека, информация и энергия из параллельных миров поступают прямиком в квантовое потенциальное поле (которое следует рассматривать как некое неорганизованное поле внутри каждого микроканальца). Эта информация сопоставляется с уже существующими в микроканальцах холодайнами согласно тем правилам самоорганизации, которые диктует скрытый порядок. Скрытый порядок, содержащий соответствующую информацию из параллельных миров и от Полного Потенциала, и создает арену для танца жизни.

Все формы жизни танцуют согласно скрытому порядку. Все Полные Потенциалы находятся в квантовой связи друг с другом. И поэтому никто не может танцевать в одиночку.

Полный Потенциал придает форму потенциальному чувственному восприятию. Потенциальный свет получает как волновую, так и линейную форму через холодайны, которые резонируют по частотам Фролика, что, в свою очередь, определяет природу крупно или мелкозернистых фильтров, так что человек видит то, что хочет ему показать его Полный Потенциал. Мы чувствуем и приобретаем опыт согласно скрытым командам. В то же время, у нас всегда есть свобода выбора.

Жизнь динамична. Люди, которые по-настоящему в ней присутствуют, настроены на свой Высший Потенциал и могут выбрать дальнейшее развитие по линии наиболее полной реализации потенциала в любой данный момент времени.

Выбор линейного мышления - это выбор прожить жизнь в танце частиц.

Выбор волнового мышления - это выбор прожить жизнь в танце волн.

Выбор холодинамического мышления - это выбор прожить жизнь в единой динамической системе, где каждому уготована значительная роль.

Знание этих различных форм энергии, форм мышления и видов танцев, знание, что одно отлично от другого, знание того, что в сложнейших играх жизни присутствует естественный порядок, дает возможность выбирать. В зависимости от выбранной позиции мы и принимаем участие в танце.

Разучивая танцевальные па, двигаясь самостоятельно и подчиняясь потоку, мы танцуем, проходя одну за одной все стадии нашего жизненного цикла. На каждом этапе мы совершенствуем свое мастерство, свое самовыражение, заново открываем себя. Когда мы расширяем свои знания об эмоциях, чувствах и интуитивных озарениях, мы начинаем уже играть с правилами. А когда начинает проявляться истинная сущность нашей натуры, мы обнаруживаем, что значит подлинное присутствие в мире, что именно оно дает жизнь холодинамическому сознанию. В тоже время волновое и линейное сознание по-новому позволяют осознать это свое присутствие в нашем мире. Так происходит открытие танца. В котором разыгрываются различные игры.

Все больше и больше узнавая о целостной динамике, мы выходим за пределы жестких линейных правил и бездумного потока нашей волновой природы. Мы теперь осознаем, что по-настоящему присутствует в мире тот человек, которому нет ни конца и ни края. Проявляется наш потенциал, наш Высший Потенциал. Мы постигаем "присутствие".

Люди, по-настоящему осознающие свое присутствие, никогда не окажутся во власти игры, ее правил, ролей и предписаний. Так же они и не поддаются бездумной эйфории волновой динамики. Они точно знают, кто они и играют, подчиняясь только своему выбору. А люди, играющие по своему выбору, свободны даже в игре.

Осознание своего присутствия побуждает к исследованию присутствия других людей. Открытие истинной сущности других моментально устанавливает теснейшую связь с теми, кто также осознал свое присутствие. Эта связь возникает и существует вне всяких игр.

В результате и возникает сознание музыки и танец жизни. Дальнейшее исследование приводит к открытию других измерений этого нового подхода к реальности, в которых сущность самого человека, других игроков и даже самих игр оживает и обретает подлинное присутствие в "поле присутствия". Это "поле присутствия" появляется само по себе, когда танцоры освобождаются от контроля и выходят за границы своих линейных и волновых холодайнов. Они переходят от волновой игры к игре частиц и обратно в соответствии со своим выбором.

Как раз в этом поле перемещения от частицы к волне и обратно, человек и приобретает опыт холодинамического танца.

В холодинамическом танце раскрываются все прочие динамики, развивающиеся как в играх, так и вне их.

Сознательное участие в игре естественно для холодинамического мира. Это результат выбора.

Выбор этот естествен потому, что он, в сущности обеспечивает возможность прожить жизнь в ее полном потенциале. Кроме того, это единственная последовательная жизненная игра. Таким образом, игроки-холодинамисты участвуют в игре более полно, с большей страстью и большим пониманием всех аспектов жизненной игры, проявляя большую цельность и последовательность, чем линейные или волновые игроки. Они находят такие решения проблем, которые другие игроки просто не видят. Они являются творцами перемен, новых вариантов, адаптации и новых идей, причем таких, что они усиливают всю динамику в любой заданный момент.

Холодинамисты способны ощутить влияние параллельных миров, другие изменения нелокальных (быстрее скорости света) явлений. Эти нелокальные феномены создают скрытый порядок внутри порядков жизни. Незаметными путями они оказывают огромное влияние на наш мир и, как теперь понятно из опыта тех, кто связан с параллельными мирами, мы из нашего мира тоже оказывает влияние на параллельные миры. Мы являемся частью колоссального динамичного и многомерного танца. Мы танцуем по своему выбору.

Мы совершаем выбор.

Мы проживаем его.

Мы его любим и ненавидим, мы проживаем его каждый по-своему. Наш опыт передается в параллельные миры и обратно (через механизмы квантового потенциального поля в структуре каждого микроканальца - см. В. Вульф, 1997). В каждом мире существует Высший Потенциал, и все, что существует где бы то ни было и когда бы то ни было, постоянно влияет на нашу жизнь в этом пространственно-временном континууме.

Слышать музыку скрытых миров! Двигаться по волшебному узору потенциала! Гармонизировать источники той силы, которая движет каждой ситуацией и способствовать ее развитию! Синергизм связей, знания, гармонии, страсти и полноты - вот глубинная суть танца жизни.

Каждый танцор распоряжается энергией по-своему: это может быть энергия частиц, волновая энергия или холодинамическая. У каждого стиля свое, отличное от других мышление. Благодаря разным танцорам, их разным стилям перед нами проходит настоящий шоу-парад в играх жизни. Возникают конфликты. И снова одинаковых нет. Разрешить их внутри игр невозможно. Решение и пути к ним кроются в тех элементах, которые изнутри игры недоступны, но, тем не менее, должны быть учтены, чтобы приблизиться к решению конфликтов. Люди, находящиеся в плену разных "или-или", или привыкшие к противопоставлениям (что часто случается с линейными и волновыми личностями), путь к решению проблем найти не могут.

У играющих в игры решений не бывает. У них есть только игры. Решения появляются из скрытого внутри каждой проблемы потенциала. Решение может быть найдено только тогда, когда человек осознает проявления того потенциала, который стал причиной проблемы. Осознать этот потенциал можно только с холодинамической точки зрения. Решения приходят из параллельных миров, когда информация прошлого, настоящего и будущего, где мы проявляемся вне ограниченных пределом нашего пространства и времени, соединяется в одно целое.

Причиной любой проблемы является ее решение.

С точки зрения линейного сознания, проблема - это совокупность неблагоприятных обстоятельств, которые следует проанализировать, чтобы найти правильное решение. Если у подростка проблемы с наркотиками, родители, настроенные на динамику частиц, захотят непременно "получить все данные". Прежде всего они спросят: "Где ты был? Что ты делал? С кем ты гулял?" Сначала они хотят все логически понять и надеются, что потом уже, с этим пониманием, смогут помочь своему ребенку избавиться от наркотической зависимости. Этого никогда не происходит. Линейное мышление не способно понять, что такое зависимость. Линейное мышление охватывает лишь часть проблемы. Движимое идеей "хочу все знать", оно само по себе неустойчиво и стремится к знанию неких фактов прошлого, чтобы обеспечить такое будущее, где проблемы прошлого будут устранены. Это дает безопасность извне, основанную на фактах. Движимый страхом разум, который хочет все проконтролировать, не знает о том, что находится вне его контроля. Он по сути своей зависим от себя самого и, в такой ограниченной форме, несовершенен и зависит от внешних обстоятельств. Он является отражением соответствующих частот и ведет к зависимости. Он заперт в этом танце зависимости.

С волновых позиций проблема является просто-напросто возможностью получить некий жизненный урок и поучаствовать в процессе поисков решения. Такой родитель принимает ребенка таким, какой он есть, не устраивает ему никаких "разборок", надеясь, что ребенок сам извлечет урок из этой ситуации и верит, что ребенок постоянно пребывает в состоянии ученика. Для волнового игрока вообще "дело не в наркотиках". Поэтому с наркотической зависимостью ничего не надо делать, решения проблемы не нужны. Разум, который верит, что надо жить, двигаясь в потоке, что нужно все принимать, что нужно относиться ко всему безусловно позитивно, учиться на опыте и свободной любви, - такой разум также не содержит мощного потенциала, что опять ведет к зависимости.

Безусловная любовь очень важна в преодолении наркотической зависимости, но она должна быть настолько глубока, что реальные намерения этой наркотической зависимости, включая и намерения холодайнов, которые ее вызвали, и влияние динамик различных полей, идущие из семьи, культуры и даже параллельных миров, можно будет исследовать в полном контексте: так, чтобы раскрыть их высший потенциал.

Проблема всегда вызвана развитием ее потенциала, который всегда следует учитывать, чтобы воплотиться в саму проблему и в ее решение одновременно. Человек на самом деле вылечивается самой болезнью, а не от нее. Человеку вряд ли удастся достичь большого успеха. Если его определили как "больного" или как "нуждающегося в помощи". Любые ярлыки - лишь прикрытие некомпетентности линейного мышления.

Дело не в наркотиках. Суть - не в них.

Дело, скорее, в том, что наркоман (неважно, сколько ему лет) сделал выбор избегать взрослость. Употребление наркотиков может быть свидетельством проявления независимости, любопытства, налаживания социальных связей, протеста против старых, отживших идей или даже желания самому распоряжаться своей жизнью. Это может быть также часть взаимодействующего поля, в котором семья вырастила зависимого от наркотиков ребенка. Зависимость тогда становится проявлением подавленного семейного бунта. Действующие в таких условиях холодайны могут насчитывать сотни лет от роду. Динамики зависимости особенно сильны в семьях сильно религиозных, социально зависимых или тех, где жизнь определена общественным статусом. Возможно также, что в проблему наркотической зависимости вовлечены другие миры, другие уроки, другие люди, которых тоже чему-то учит этот опыт.

Родительский опыт представляет собой многомерную мировую динамику. Решение родительских проблем, которые, как правило, передаются из поколение в поколение, находится в области холодайнов и параллельных миров. Поначалу решения присутствуют лишь во внутреннем пространстве. Причины родительских проблем - рациональные и эмоциональные игры. Когда человек по-настоящему осознает свое "присутствие" в роли родителя, он обретает ответственность. Эта ответственность моментально прекращает все родительские игры. Быть ответственным родителем оказывается более увлекательно, кроме того, это обогащает. Само по себе присутствие в динамике многомерного поля подразумевает, что в каком-то другом мире этот зависимый и трудный ребенок вполне может выступать в роли вашего родителя, а вы, напротив, превратитесь в проблемного ребенка. Ведь поступление и преобразование информации из параллельных миров влияет на наш мир.

Присутствие дает доступ ко многому. "Присутствовать" в каком-то моменте означает распознавать глубинные измерения своего Высшего Потенциала и действовать в соответствии с проявляющимся потенциалом ситуации.

"Присутствующий" родитель - прежде всего личность, друг, который видит в ребенке другую личность, обладающую всей мудростью и знаниями нашей многомерной жизни. С этих позиций холодинамика ребенка становится очевидной. Высший Потенциал ребенка теперь тоже приглашен участвовать в танце ("Можно мне вмешаться?"). Используя как наставников Высшие Потенциалы родителя и ребенка, танцоры могут более полно ощутить потенциал любой ситуации. И тогда находятся решения.

При любом стечении обстоятельств выбор волнового или линейного танца остается свободным.

Если мы должны играть, то мы не можем играть, потому что выбор уже сделан - вступить в игру, не принимая "игрового" мышления. Мы не можем играть, когда мы вынуждены играть, потому что сами выбрали это принуждение. Это относится ко всем аспектам жизни. Те, кто считает, что их принуждают к чему-то, уже находятся либо в волновой, либо в линейной игре. В этом смысле все волновые и линейные игры одинаковы. Человек не может играть, если он выбрал "не играть", неважно, рассуждает ли он с волновых или линейных позиций.

Свободные люди играют в законченные линейные игры со всей страстью игроков динамики частиц, но, поскольку - вне зависимости от игры - они сознают, кто они, в игре они действуют скорее как разумные и вечные существа. Рамки или понятия игры не могут их ограничить. Это обычно дает таким людям особую свободу в игре.

Понимание себя позволяет обрести дополнительную свободу в игре, так как для человека вообще огромным преимуществом является полное и подлинное "присутствие" в игре. Поскольку игроки-холодинамисты не ограничивают себя игрой, они всегда знают, кто они на самом деле. Они знают также, кто на самом деле другие люди, и поэтому устанавливают с ними более тонкую связь. Они присутствуют "вместе" с другими и таким образом участвуют в игре более свободно, по своему выбору, более глубоко, более целенаправленно, чем те, чью жизнь определяет игра или те, кто определяет свою жизнь участием в игре.

С позиций холодинамики выбор играть был сделан еще до начала всех игр, в сознании "до времени". Так любое намеренное использование своих сил - это своего рода приглашение к игре, которое может быть принято или отвергнуто. Выбор - это не порождение конечного или бесконечного мышления, но следствие знания начала и конца всех подобных игр и их влияния на целостное поле многочисленных миров. Человек выбирает не только игру. Это выбор позволить своему влиянию по особенному распространяться в общем поле так, чтобы совершить сдвиг этого поля во многих измерениях пространственно-временного континуума.

Однажды мне позвонила одна моя знакомая посоветоваться по поводу своего девятилетнего сына. Мальчик был помещен в психиатрическую лечебницу штата Юта как "антисоциальный" и "патологический тип" с "шизофреническими тенденциями". Я спросил ее о симптомах болезни, и она сказала, что он угрожал ножом молодым девушкам и насиловал их. Я в то время путешествовал, но изменил свои планы и заехал его повидать.

Получилось так, что это была та самая больница, в которой несколько лет назад мы уменьшили число пациентов, вылечив 80% больных шизофренией, поэтому в дверях меня встретил врач, который весьма строго сообщил, что у меня есть один час, затем развернулся и ушел. Меня провели в комнату для посетителей, где я сел с одной стороны большого зеленого дивана. Мальчик сидел с другой стороны. Я был знаком с ним и потому спросил:

- А ты что тут делаешь?

- Я был плохим, - сказал он и, притянув к себе одну из подушек, наполовину спрятал за ней лицо, так что сверху выглядывали одни глаза.

- А тебе было хорошо? - спросил я.

- Еще как.

- Когда первый раз тебе было так хорошо?

- Когда я нажимал на кнопки отцовского видеомагнитофона.

- Что тогда произошло?

- Я увидел, как мужчина кое-что делал с девушками, и это было так весело, так со мной никогда еще не было.

- А ты можешь вспомнить, на что похоже это "весело"?

- Конечно.

- А цвет у него есть?

- Ага, оно черное с белым. Оно..., - он остановился, - как будто большой мохнатый зверь с ошейником на шее и с цепью.

- А куда тянется эта цепь?

На лице его вдруг появилась тревога. Он ахнул и залез под подушку, дрожа от страха. Я просунул голову под подушку и спросил:

- Что это?

- Это дьявол, - вскрикнул он.

- Хорошо! - засмеялся я.

- Но ведь он огромный и весь красный и ноги у него как у козла!

- Правда?! Хочешь узнать один секрет?

- Какой? - он заикался от страха.

- Дьявол ничего не может сделать тому, кто его полюбит.

- Правда?

- Точно. Просто держись дружелюбно и спроси его, чего он хочет.

И тогда маленький девятилетний мальчик выбрался из-под подушки и взглянул прямо в лицо самому страшному демону, какого он только мог себе представить и спросил его, что он хочет.

- Он хочет, чтоб ему было весело.

- А ты можешь придумать какой-нибудь способ, чтобы ему было весело и это не вредило другим людям?

- Конечно. Можно поплавать, покататься на моем велосипеде и наесться вот так!

- А ты можешь почувствовать, как ему весело?

- Конечно.

- У этого хорошего, нормального цвета есть форма или цвет?

- Это ангел с крыльями и в ластах!

- В ластах?

- Ну да. Это же веселый ангел! Совсем несерьезный.

- Ты можешь нарисовать этого ангела?

Он нарисовал. Я попросил его обязательно показать этот рисунок матери. Он обещал. Тогда я спросил, хочет ли он, чтобы ему было так же весело, как было весело тому зверю и дьяволу, или он хочет веселиться, как тот ангел. Он сказал, что и зверь, и дьявол "устали" и хотят чего-то другого. Я спросил его, хотят ли они встретиться с ангелом.

- Ого! - сказал он. - Они прямо в него впрыгнули.

- Что?

- Они просто превратились в того ангела!

- Ты можешь пообещать встречаться с этим ангелом каждый день, чтобы он показывал тебе, как лучше веселиться? - Он обещал.

Весь процесс занял пятьдесят минут. Последние десять мы с ним просто играли как закадычные друзья. Я уехал и вернулся двумя неделями позже.

Врач встретил меня на улице перед зданием больницы.

- Что вы сделали с мальчиком? - спросил он со всей возможной суровостью.

- А что? Что-то случилось? - в ответ я только улыбнулся.

- С тех пор, как вы уехали, он вел себя как сущий ангел! До этого он лупил всех, до кого мог дотянуться! Он был настоящим психопатом. А теперь это хороший нормальный мальчик. Что вы с ним сделали?! - взмолился он.

- Давайте поговорим с мальчиком, - предложил я. Пока мы поднимались до третьего этажа, я рассказал врачу, что успел за это время. Я дал экземпляр своей книги о холодинамике. Он спросил, можно ли ему присутствовать при разговоре. Я дал согласие, но предупредил, что, скорее всего, основная часть работы уже проделана. - Это просто плановый визит к больному, чтобы выяснить, как идет выздоровление, - объяснил я. Когда мы вошли в комнату, мальчик вскочил с места, чтобы обнять меня.

Действительно, много с ним работать уже было не нужно. С ним снова было все в порядке. Три недели спустя его выписали из больницы. Я попытался объяснить психиатру, что "живые информационные системы" или "холодайны" мальчика были настроены на увиденный им порнографический фильм и создали некую квантовую связь, которая захватила его сознание. Чтобы сдвинуть это поле, следовало найти доступ к конкретному холодайну и знать, какая его трансформация возможна в поле любви. По-настоящему понять этот "танец с дьяволом" может только холодинамический разум. Врач сказал, что он прочитает книгу. Я предложил ему свою помощь, если в будущем она понадобится, но он так и не позвонил. В танце умственных заболеваний так легко затеряться.

Холодинамический же танец существует повсюду. Все люди суть этот танец. Его легко проследить в антропологии возникновения различных культур, религий, даже в науке. Возьмем, к примеру, такую игру, как физика.

Физику считают основой всех прочих направлений научной мысли. Традиционно физика была сосредоточена на динамике частиц еще с 17 века. Исаак Ньютон, Коперник, Гамильтон, Локк и даже те, кто создавал Конституцию США, были линейными игроками. Таким образом, в традиционной, классической физике господствует линейное мышление. Это "пьеса для частиц".

Волновая же физика предстала перед взором ученых лишь в начале 20 века. Этот сдвиг фокуса произошел потому, что традиционной физике не удалось найти объяснение стабильности атома или количества энергии, излучаемой "черным" ящиком. Эти два вопроса были подобны двум маленьким облачкам на голубом небосклоне традиционной физики рубежа веков. Но чтобы объяснить эти "облачка", пришлось создать новую физику. Ею стала квантовая физика.

Квантовая физика имеет дело с волновой динамикой реальности. Структура атома, предложенная Бором в 1905 году, помогла объяснить стабильность атома через серии волновых колебаний, которые Бор связывал с разными видами атомов. Это было все равно, что взять длинную гитарную струну, разрезать ее на кусочки по длине каждой ноты и приварить их концы друг к другу. Тогда волна идеальной ноты содержалась бы в круговой волне, которую Бор назвал "стабильная волна" ("a standing").

Каждый атом имеет различную длину волны (как длина проволоки или волновая гармоника), следовательно, у каждой волны есть своя частота. Так можно считать, что у каждого атома есть своя структура, которая полностью соответствует гармонике этих частот. Бору удалось, используя эти частоты, предсказать существование нескольких новых элементов, которые к тому времени еще не были известны. Позже они были обнаружены, помещены в периодическую систему, и так зародилось квантовое мышление.

Сама идея того, что волновая динамика является составным элементом физической реальности, вызвала более, чем отрицательную реакцию среди ученых. По традиции для описания реальности использованы только линейные структуры. Теперь волей-неволей надо было изучать волновую динамику. Возникли горячие споры. Из этих споров и проведенных затем исследований родилось открытие нового мира субатомной динамики, которая стала основой квантовой физики. Это стало наиболее точным путем предсказания реальности, когда-либо созданным людьми.

Дэвид Бом, один из "отцов" квантовой физики, выдвинул четыре основных предпосылки этой науки. Эти предпосылки и отличают квантовую физику от классической. Они также хорошо отображают различия между людьми, мыслящими в соответствии с волновой динамикой, и теми, кто мыслит по динамике частиц. По его мнению, квантовая физика в общих чертах показывает следующее:

Всякое стечение обстоятельств руководимо "непроявленной" силой - потенциальной силой.

Все в мире состоит из энергии, которая проявляется в виде волновой динамики и динамики частиц. Эти динамики взаимодействуют с третьей - динамикой мыслящей энергии (которую я называю "холодинамической" энергией).

Во всей жизни существует скрытый порядок.

Все в мире взаимосвязано.

Появились различные "холистические" перспективы такие, как динамики жидкостей, динамики поля, термические динамики и другие. Возможность существования параллельных миров, пусть даже существующих вне скорости света и в иных пространственно-временных континуумах, стала предметом горячих дискуссий.

Вслед за этими дискуссиями параллельно квантовой физике стала развиваться компьютерная техника, начался век информации. К этим новым наукам добавилось открытие самоорганизующихся информационных систем, которым присущ естественный порядок развития. Примером может служить биосфера Аризоны.

Когда ученые решили создать биосферу, способную поддерживать жизнь людей в условиях Марса или, например, Луны, было решено осуществить этот проект в районе Таксона (Аризона). В пустыне был построен целый комплекс зданий. Там было представлено, насколько возможно, все, что может быть нужно человеку для поддержания жизни. Там можно было найти все виды ландшафтов, холмы, озера, ручьи, причем каждая микро и биосистема была самодостаточной, со своим воздухоснабжением.

Это не сработало. В системах начался процесс гниения. Что бы они ни делали, это оборачивалось неудачей. Эксперименты продолжались довольно долго, пока кому-то не пришло в голову, что система должна быть самоорганизованной на каждом этапе роста. Таким же путем и развивалась жизнь на планете. Начинать надо было с мельчайших форм жизни, так что систему очистили и поместили в нее лишь один микроб.

Тем не менее, гниение продолжалось. На некоторое время систему решили оставить в покое, чтобы посмотреть, может ли она сама с этим справиться. Так и произошло! Атмосфера и водная система очистились сами собой. Как будто система сказала: "Ну-ка, что там у нас не в порядке?", а потом помогла микробам договориться об условиях совместного существования. Тогда началось продвижение к следующему уровню развития жизни.

На этом уровне также на какое-то время началось гниение, а потом, словно момент решения был задан, все вдруг очистилось. Так происходило на каждом этапе. Каждый раз, когда в систему вносили новую форму жизни, начиналось ухудшение, продолжавшееся до определенного критического момента, после которого происходило самоочищение. Но если новые формы жизни вносили слишком быстро, система не успевала к ним адаптироваться. В конце концов, шаг за шагом удалось создать сбалансированную жизненную систему (размером с два футбольных стадиона), которая могла постоянно поддерживать жизнь восьми человек.

Этот естественный порядок, с помощью которого система сама себя организует, расширяя формы распространения жизни, присущ, видимо, всем живым системам. Бом называет его "скрытым порядком". Я подумал, что такой "встроенный" порядок может влиять на пути оформления и развития сознания. Действительно. Согласно психологии развития сознание следует некому скрытому порядку. Жан Пиаже, Лоуренс Кольберг и многие другие долгое время изучали этот порядок. Ограниченные механистическими принципами физики 17 века, их идеи были в основном линейными.

Понимание четырех новых предпосылок квантовой физики позволяет освободиться от этих устаревших ограничений. Разум, подобно биосфере, способен к самоорганизации. Человек вполне может ощутить тот потенциал, который управляет развитием любой ситуации и осознать, что все состоит из информации. Из опыта самопознания человек узнает, что информация придает энергии различные формы проявления: в виде частицы, волны и холодинамики. Голографическая парадигма (Кен Уилбур), голографическая вселенная (Майк Тальбот), голографические хранилища памяти (Карл Прибрам) приобретают особое значение. Вселенная оказывается живой взаимосвязанной голографической системой. Соединение разработок квантовой физики с теорией информации позволяет говорить о жизни таким языком который как нельзя более подходит нашей информационной эпохе.

Сторонники классической физики придерживаются линейного мышления; им недостает подлинного "присутствия". Подобно всем, кто участвует в играх динамики частиц, у них очень малое, если не сказать нулевое, представление об эмоциональной динамике, не говоря уже о холодинамической природе реальности. То же относится ко всем теологам, врачам, психологам, политикам и бизнесменам, придерживающимся линейного мышления.

Игроки динамики частиц допускают, что самым "настоящим" является их личный потенциал, до тех пор, пока не исследуют другую возможность - что "каждой ситуацией управляет ее потенциал". Любой человек является таким "стечением обстоятельств". Каждым человеком управляет его потенциал. И каждый человек может этот потенциал обнаружить. Люди скоро понимают, что на измеримые результаты их исследований влияет этот "эффект присутствия". Именно это подлинное "присутствие" формирует результаты исследований и подходы к ним.

В квантовой физике вообще не существует такого понятия, как "объективное" исследование. Любое измерение влияет на результаты. Например, одновременно измерить массу и импульс невозможно. По выражению Гейзенберга, невозможно взвесить бегущую лошадь. Точно также, не может быть абсолютного знания о чем-либо.

Ученого-физика, подобно любому другому игроку в любой другой игре, заставить играть невозможно. Он участвует в игре по своему выбору. Никого нельзя заставить "присутствовать". Это свободный выбор каждого. Для того, кто рос в рациональной среде, учился у линейных учителей, зависел от механистического общества, требуется совершить своего рода "квантовый прыжок", чтобы осознать, что у всех и всего всегда есть выбор.

Игроки частиц не могут понять, что жизненные игры (как бы они не были трудны и печальны) совершаются только по нашему выбору. Волновых же игроков выбор вовсе не волнует. Уступая некой обобщающей сущности честь быть источником силы, они хотят только одного - танцевать, причем неважно с кем. Танцоры-холодинамисты понимают, что выбор - играть или не играть - остается за ними потому, что они понимают природу своего собственного потенциала. У них выбор есть всегда, как у людей творческих, разумных и многомерных.

Разделить что-либо можно только по выбору. Даже если это только чувство разделенности. В холодинамическом мире невозможно разделить что-то или кого-то. Каждый выбран в игру. Это часть глубинного личного потенциала, который руководит каждым человеком и которому присуща квантовая связность.

Когда человек осознает, что ничего нельзя разделить иначе, чем по выбору, что выбор этот осуществляет никто иной, как его Высший Потенциал, этот человек, естественно, хочет узнать больше о своем Высшем Потенциале, его источниках, его происхождении и всем, что связано с его динамикой. Этот естественный интерес порождает все более полное знание Высшего Потенциала и параллельных миров, создающих музыку нашего танца.

Холодинамист понимает, что свободу утратить невозможно. Он также понимает, что нет ни победителей, ни проигравших. Нет жертв и преследователей, ведущих и ведомых, юристов и банкиров, отцов, матерей и детей, людей и животных, бизнеса, церкви, философии, теологии, растений и планет вне контекста линейной или волновой динамик. Все является частью танца, частью игр, которые происходят в этом танце. Мы различаем эти динамики в зависимости от выбранных нами игр. Выбрав игру, мы уже оказываемся ее участниками, и, раз так, наше восприятие победы, поражения и всех ролей игры прочно укореняется в нашем разуме в виде живых холодайнов.

Все явления и ситуации принимают определенную форму. Тот вид энергии и информации, который проявляется в виде частицы или волны в рамках холодинамики, становится "эпицентром" или своего рода ссылкой на действительность и закрепляется в соответствии с нашим выбором.

Эпицентром для людей частиц становится танец частиц. Для людей волновой реальности - это волновой танец. Также и для холодинамиста эпицентр будет холодинамическим и всеобъемлющим.

Первой формой организации для холодинамических людей является Высший Потенциал (наиболее полный возможный потенциал личности, который готов проявить себя в любой ситуации танца жизни). С этой точки зрения, законченные роли, игры и динамики можно рассматривать как особые проявления этой вневременной многомерной и динамической сущности, того самого "Я", которое заключено в каждом человеке.

Танец психических заболеваний

Неважно, насколько заторможенным, отсталым, неполноценным, бедным или сломленным могут сделать человека игры жизни, каждая личность тем не менее обладает "гениальным" Высшим Потенциалом. Даже больные аутизмом часто раскрывают свою гениальную сущность, позволяя одному или двум величественным проявлениям Высшего Потенциала прорваться наружу. Великое художественное мастерство, математические, музыкальные таланты и другие формы гениальности часто исходят от людей настолько аутичных, что они не могут поддерживать беседу или общаться с людьми в приемлемой для всех остальных форме.

Это - как вода. Человек частиц смотрит на количество воды, будь то ведро или капля в океане. Нелинейный игрок видит волну и не сосредотачивается на капле. Они могут рассматривать волну как часть океана. Они могут легко представить, как капли всех волн океана испаряются в небо под воздействием солнечного тепла, создавая облака, проплывая по небу и снова падая на землю каплями дождя. Дождь, летящий бесконечным потоком капель, которые затем сливаются в ручейки и реки, давая жизнь растениям и животным земли. Земные минералы растворяются в этих водах, обеспечивая питание всем формам жизни на земле. И океан, и дождь, и солнце, и ветер, и минералы - все это одна целостная динамика жизни на планете.

Холодинамической личности нетрудно сосредоточиться на одной капле воды. Равно как не стоит на этом этапе останавливаться. Вся жизнь вовлечена в один скрытый порядок. Этот внутренний порядок жизни контролирует информационные потоки, управляющие энергией, благодаря которой жизнь обретает форму, продолжает свой танец и забрасывает сети в другие миры. Из исследований новых наук и из опыта мы знаем, что этот порядок "нелокален" (существует вне скорости света) и что наша здешняя жизнь может влиять на другие измерения, так же как и сама испытывает их влияние. Так что игрок-холодинамист может позволить своему знанию распространяться и на другие миры.

Холодинамическое сознание ищет квантовую связь между водой, почвой и растениями. Можно услышать сигналы, которые подают корни каждого дерева и прослеживают распространение их частоты в почве, где их слушают микроорганизмы. Последние отвечают, и начинают поиск минералов, необходимых корням для поддержания жизни. В свою очередь корни снабжают микробов нужными им углеводами. Жизнь - это сложный симбиоз бесконечной любви, в который вовлечены все и вся. Скрытый порядок жизни настолько сложен, что лишь один кубический фут (0,028 куб. м.) почвы (из русских степей или влажных тропических лесов) содержит 60 000 миль микроскопических живых волокон. Вся система жизни на земле задействована в эти скрытые порядки внутри порядков.

Эта информация имеет огромную ценность в деле помощи людям, страдающим шизофренией или раздвоением личности. Эти симптомы можно легко объяснить растущей осведомленностью о влиянии параллельных миров. Это воздействие может привести к надлому личности, учитывая, что семья и общество не имеют понятия о параллельных мирах. Создать некое интегрирующее поле, обеспечивающее связность, такое сознание не может. Но если однажды осознать и испытать воздействие параллельных миров, то интегрированный подход может стать важной частью решения проблем, естественно возникающих при знакомстве с другими мирами.

Игрок-холодинамист знает, что параллельные миры влияют на нас и понимает многомерную динамику времени. Это ключ ко многим тайнам психических заболеваний.

С точки зрения холодинамики существует только одна целостная динамика, которая, по выбору участников, может проявляться как игра волн или игра частиц. Дождь превращается в потоки, которые превращаются в реки, те превращаются в океан, который становится дождем, чтобы упасть с небес в бесконечном круговороте. Жизнь здесь и жизнь в параллельных мирах, локальные и нелокальные динамики - все являются частью одного целостного динамического потока энергии и информации.

Врачи, консультанты и все, имеющие дело с больными шизофренией и раздвоением личности, обнаружат, что использование различий между линейной, волновой и целостной динамикой позволит устанавливать более точные диагнозы и проводить более эффективное лечение. С этих позиций существуют три пути диагностики и лечения психических заболеваний.

Традиционная (линейная) диагностика и лечение сосредоточены на проблемах биологической/биохимической недостаточности и лечении химиотерапией. Исходя из этой логики практики ищут биохимическую связь между причиной болезни и ее лечением. Недавними достижениями в этой области явились исследования взаимосвязи нервных сетей и организации личности. Шизофрению, например, рассматривают как нарушение функции протеиновых нитей, форма которых приводит к разрушению нервных каналов. Исследование сосредоточено на поиске такой протеиновой нити, которая может заменить поврежденную.

Психически больных людей считают одержимыми разного рода иллюзиями и видениями по причине биохимических дисфункций в мозге. Поэтому они слышат "в голове голоса, которые с ними разговаривают". В то время, как эти голоса слышит все население земли, очень немногие понимают эти феномены. В представления линейных игроков источники этих голосов просто не укладываются, поэтому они отрицают их реальность. В результате наиболее чувствительные люди общества оказываются в психиатрических больницах, где их лечат от этой чувствительности к параллельным мирам.

Волновые психотерапевты сосредоточены на конкретных аспектах гармонизации личности, сознания и общественной среды. Они ищут пути эффективных изменений личности человека и его отношения к болезни. Лечение с точки зрения волновых терапевтов сосредоточено на групповой терапии и анализе внутренних диалогов между "внутренними голосами" пациента. Понять эти диалоги помогают и семья, и группа.

С холодинамической точки зрения, холодайны способны воспринимать информацию из своего непосредственного окружения и из параллельных миров. Они способны к самоорганизации. Они также способны взаимодействовать друг с другом. "Голоса" пациентов - это тоже холодайны, которые просто стали замкнутыми и теперь действуют только внутри себя. Поэтому они утратили чувствительность к своему окружению и могут стать источником множества проблем для человека, который и является этим окружением, их хозяином.

И волновые, и линейные врачи обычно не оспаривают способность информационных систем человека к самоорганизации; большинство из них признают, что информация может стать самоуправляемой. Поэтому и голоса во внутренних диалогах пациентов обычно стремятся к самоорганизации.

Самоорганизующиеся, ведущие постоянные беседы и являющиеся причиной различных событий, холодайны представляют собой определенные сущности. Холодайны нарушенных функций вызывают психические болезни. Они способны к самосохранению. Они переходят от одного поколения к другому как часть нашего генетического кода. Таким образом, мы можем унаследовать от предков не только их мудрость, но и их патологии. Холодайны передаются также через культуру и влияние окружающей среды, через наших родственников и друзей. Они приходят и из параллельных миров. Да и мы сами создаем холодайны.

Когда мы начинаем сознательно общаться с нашими холодайнами, мы берем ответственность за свои действия перед целостной динамикой. Мы можем общаться даже с нелокальными мирами, поскольку любое стечение обстоятельств, любая ситуация является частью одной целостной динамики. Любая ситуация нашего мира управляема неким скрытым порядком, идущим из параллельных миров. Мы уже находимся в постоянном общении с холодайнами. Мы начинаем осознавать получаемые нами "послания". Итогом является психическое здоровье. Психическое здоровье - это такое состояние, в котором существует квантовая связность между холодайнами человека и его среды. Причины психических болезней - закрытые информационные системы, которые сами по себе незрелы, нечувствительны и таким образом бездейственны по отношению к другим холодайнам или к их внешнему окружению. Эти самодостаточные холодайны пытаются увековечить свою информацию, не принимая во внимание самого человека или общество (включая социум параллельных миров).

Те, кто сознает возможность внутреннего сообщения между многомерными мирами, могут добиться большего эффекта в работе с психическими заболеваниями. Те, кто этого не понимает, оказываются в очень затруднительном положении. Но даже такое положение может быть только результатом выбора вследствие особых причин.

В конечном счете, все динамики человеческой жизни: мужчина и женщина, добро и зло, иметь и не иметь, здоровье и болезнь, этот мир и иной - все это части единой динамики. Все поведение человека - это часть одного динамического танца жизни. Все игры, в которые мы играем друг с другом, на разных уровнях, миры с мирами, тоже являются частью целостной динамики. Танец жизни придуман для того, чтобы нам было веселее.

С этой точки зрения линейные и нелинейные игры представляют собой просто полярные формы, которые в принципе возможны для игр. Все они - часть танца жизни. Они, если можно так выразиться, помогают нам развлекаться. Все наши главные жизненные вопросы и глубинное значение нашей жизни существуют в этой удивительно сложной жизни, в нашем внутреннем мире холодайнов. Все динамики, даже наиболее негативные игры психических болезней, коллективных ментальных патологий, таких, как войны, болезни, преступления и невежество, созданы лишь затем, чтобы найти им решения. Любую созданную нами проблему можно эффективно разрешить. Эти решения продвигают человечество на новые уровни сознания и созидания. В наших самых худших крайностях хранятся величайшие наши сокровища.

Эти крайности - результат свободного выбора. Когда мы рождаемся, наше сознание ограничено пространством и временем. Все это - часть нашего плана. Тем, кто заключен в рамки волновых или линейных игр, трудно осознать, что это так. Людям в играх трудно переместить свое сознание в место планирования жизни, где все участники этой жизни могут выбирать себе и сами игры, и с кем в них играть. Радуйтесь, если вы замужем за психопатом! Это шанс отдохнуть от психического здоровья, чтобы научиться находить решения всех возникающих у вас проблем. В мире, где одной из игр являются психические болезни, по своему выбору может родиться только совершенно убежденная в своем психическом здоровье душа.

Решения становятся очевидными лишь тогда, когда личный выбор человека открывает путь к его Высшему Потенциалу, делая доступным глубочайшие пласты подсознательного разума. В нем содержатся решения, которые, кстати, и стали причиной проблемы. Психическое здоровье возникает при наличии квантовой связи с Высшим Потенциалом человека. Высший Потенциал управляет любой ситуацией в его жизни.

Когда представители новых говорят, что любым стечением обстоятельств управляет его потенциал, в это нетрудно поверить, потому что это очевидно в жизни каждого человека. Мы сами являемся стечением обстоятельств. Потенциал, который руководит нами (наша "гениальная суть", или Высший Потенциал, или первый порядок нашей организации) активно действует в нашей жизни. Это имеет значение, потому что всеми информационными системами управляет их потенциал. Все формы жизни являются, в сущности, информационными системами. Все они стремятся к раскрытию своего потенциала. Это стремление часто называют "жизненной силой" и считают ту силу самой мощной. Жизненная сила корней дерева может сдвинуть с места тонны гранита. Жизненная сила животных выносит их за пределы их обычного обитания и способствует созданию новых видов. Потенциал постоянно проявляет себя как жизненная сила.

Потенциал проявляется как энергия и информация в трех формах - волны, частицы и холодинамика. Эти проявления четко отличаются друг от друга. Им соответствуют три формы мышления - рациональное, эмоциональное и холодинамическое. Две первых формы склонны к противостоянию и последующей самоорганизации в бесконечных уникальных проявлениях линейного и волнового танцев. При их взаимодействии становится очевидной иная динамика, целостная динамика или холодинамика. В результате жизнь имеет бесконечное многообразие проявлений. Хотя линейной и волновой динамике свойственно противостояние, обе они являются частями одной целостной динамики.

Наша способность выбирать зависит от нашей способности разобраться, что есть что. Когда мы проводим сознательные различия, мы участвуем в танце жизни и, хотя наш выбор может представлять некий тип линейной или волновой динамики (в том виде, какими мы их знаем), на глубинном, холодинамическом уровне, где мы тесно связаны со своим Высшим Потенциалом, мы знаем, что выбрали жизнь. Жизнь существует только при условии сознательного выбора. Мы выбираем познавать жизнь так, как мы ее познаем. Мы выбираем тот опыт, который приобретаем. Мы живем так, как мы выбираем.

Выбор есть. Он существует всегда. Сознание - это выбор.

Те, кто заперт в рамках ролей, правил и различий игры, уже участвуют в ней; и для них различия проводит игра. Их выбор уже сделан. Они отказались от своей свободы и позволили себе забыть, кто они и какой у них есть выбор. Они утрачивают способность различить, что есть что, и, в этом смысле, утрачивают свою жизнь. Они становятся "неживыми" для жизни.

Волновые игроки свободно играют в динамике частиц, даже если их к этому принуждают. Они готовы к этому принуждению - лишь бы продолжить игру. Они выбрали участие в игре и, тем самым, отказались от всех прочих выборов. Игроки-холодинамисты всегда знают, кто они на самом деле, и, в этом знании, легко могут снова подключиться к выбору. Игра не сковывает их намертво.

В нашей холодинамической вселенной никого нельзя заставить играть. Участие - это всегда выбор. На более глубоком уровне об этом все знают. Известны все игроки, игры, их цели и танцы в рамках всей динамики. В тоже время известно и об эффекте распространения игры, и о динамиках прошлого, настоящего и будущего, и как в этом задействованы параллельные миры. Игроки-холодинамисты по-настоящему живут, потому что способны к полному присутствию.

Например, если игра подразумевает применение силы, это можно сделать в линейной или в волновой динамике. Но использованию силы предшествует выбор. В каждый момент в любой игре существует выбор.

Выбор существует во всей полноте временного контекста, вне волн и частиц, в целостной динамике.

Для линейного игрока сила - это путь к победе. Это означает контроль над теми, кто слабее или хочет казаться слабее в этой игре. Действиями линейного игрока всегда руководит прошлое, поскольку правила прошлого управляют самой игрой. (По безмолвному соглашению всех участников и зрителей линейных игр).

Когда мы пытаемся лишить кого-либо титула, положения или собственности, наш линейный разум верит, что мы используем силу; верят в это и наши противники. Игра будет оставаться силовой, пока кто-нибудь не решит добровольно изменить ее правила. Изменить правила можно, если кто-то добровольно по своему выбору откажется от титула, положения или собственности прошлого. Изменить правила или роли означает изменить игру, что может сделать только тот, кто находится вне игры.

Невозможно изменить игру, если она определяет твою жизнь. Любое изменение, сделанное самой игрой, эту игру увековечивает. Игры способны к самоорганизации и поэтому способны себя увековечивать. Игру невозможно изменить изнутри. Игра с правилами, смена аудитории, судей или игроков саму игру не изменят. Изменение игры требует такого стечения обстоятельств, в котором Высший Потенциал может максимально раскрыться в игре. Именно это меняет игру, потому что полное присутствие ставит человека вне игры. Игру можно изменить только извне.

Человек может изменить игру, находясь в полном присутствии, и, с ведома Высшего Потенциала, игра становится иной.

Изменить игру означает "превратиться" в целостную динамику игры и, в свете Высших Потенциалов всех и вся, потенциала самой игры и всего поля, где она происходит, попытаться развернуть наиболее полный потенциал всех и всего - повсюду. Это означает полное присутствие во всем, во всех и в любой момент времени, которое потом привносится в игру.

Полное присутствие везде, всегда и во всем возможно только в холодинамическом мире. Настоящие перемены могут происходить только в холодинамическом мире.

Возьмем, к примеру, обычные звания, положение, правила и роли, связанные с представлением о победе или поражении в жизни. Все это бесконечные попытки сделать законченным какой-то этап опыта. Титулы существуют, чтобы запомнить конкретную игру, победителя, героя или ее невероятный финал. Надежда запомнить победителя победителем. Он или она станет тогда вечным и бесконечным.

Едва ли последовательно пытаться "сделать" кого-то вечным, когда, с позиций большего знания, каждый из нас уже вечен. "Сделать вечным" - значит признать, что об этом уже забыли. Те, кто забыл о своей вечности, отказываются от своего присутствия, силы и выбора и пытаются претворить в жизнь свои желания, чтобы справиться со своими страхами.

Они перестают быть искренними и творческими людьми. Их гений мертв. Хотя тело еще передвигается, созидательному гению негде танцевать. Гений в нас может жить вне игры, потому что личность линейных игроков определена правилами игры. Они и не помнят, что они существуют за пределами игры. Они поддаются страху, потому что они совсем зациклились на том, чтобы жить по правилам, что отрицают существование организатора этих игр - гения внутри себя. Чем больше они боятся, тем сильнее в них динамика частиц. Чем она сильнее, тем больше это отрицание. Чем больше отрицание, тем больше они боятся. Получается своего рода порочный круг. Они зациклились, как сломанная пластинка. Они могут танцевать только один танец с теми же старыми па: "страх - отрицание - страх - отрицание".

В волновой динамике силу применяют тогда, когда кому-то из участников не позволяют играть. Его игра завершается прежде, чем о ней услышат и признают ее. Те, кто продолжают играть, мешают игроку получить это признание. Здесь силой является умение остановить чужую игру, отвергнуть противников и продолжить играть самому. Они выходят из игры до ее конца и вступают в новую игру. Жизнь сама вечно в игре. Они просто меняют арены и начинают новую игру.

Изменение поля деятельности и вступление в другую игру по сути являются формой отрицания. Отрицания линейных динамик игры. Это стремление не быть пойманным в сети линейной динамики. Любое стремление чего-то избежать является отрицанием. Все, что пытается себя противопоставить чему-то другому, является продолжением той же динамики. Неважно, какая будет выбрана крайность - линейное отрицание или волновое, - это все равно будет крайность, и она неизбежно ведет в тот же порочный круг. Если человек стремится избежать зла, он тем самым как бы приглашает его к себе. Стремление избежать зла приглашает зло, ибо избегать чего-то, не находясь в игре. Если человек хочет избежать именно зла, то он участвует в игре зла. Стремление уничтожить зло и является его, зла, сущностью. Применение силы в отношении незрелых жизненных форм само по себе незрело.

Чтобы переключиться от силовой игры на что-то иное, нужно сделать один выбор. Нужно помнить. Это значит признать, что время - это то пространство, где был сделан свободный выбор, был придуман план действий и пережитые уроки были согласованы со всеми участниками силовой игры. Такая "память" может существовать только холодинамически. Ни единого игрока нельзя забыть или отвергнуть. Все они "вечны", и поэтому никого из них нельзя "отключить". Те, кто все же пытаются это делать, сами от этого страдают. Ведь игнорировать некую - любую часть реальности - означает закрыть свою информационную систему, блокировать чувствительность своего сознания и тем самым усилить состояние патологии.

Если человек выбирает ненависть к жизни или к ее отдельным проявлениям (даже к тем, кого он обвиняет в том, что жизнь так "плоха"), то он выбирает пребывание в конечной силовой игре. Такие люди сосредоточены только на всех линейных причинах из своего прошлого, которые обосновывают его ненависть к жизни. Ненавидеть жизнь значит быть запертым в конечных силовых играх.

Подругой ненависти является любовь к игре. "Тот, кто полюбит свою полную прежней ненависти жизнь, потеряет свою жизнь. Тот, кто возненавидит полную собственной ненависти жизнь, обретет вечную жизнь", - сказал Иисус. Иными словами, если мы цепляемся за свои игры, мы обречены на поражение. Линейные и нелинейные игры могут продолжаться вечно, пока человек наконец не решит (сделает выбор) передвигаться вне игр.

В холодинамике, способность различать силу от игры является частью большей игры. Игру, какой бы она ни была, выбирают вне времени и пространства все, кто в нее вовлечен. Неважно, что было в прошлом, что происходит в настоящем или произойдет в будущем, мы сами это выбирали.

Применение силы, свободно открывающей путь различным энергиям или прекращающей чье-либо участие в игре, запланировано как часть раскрытия Высшего Потенциала. Этот Высший Потенциал находится вне линейной и волновой динамик, вне их противоречивой непоследовательности и незрелого функционирования.

Более крупная игра является свидетельством того, что мы по своему выбору решили играть только ради чистой радости выбора. Принять ограничения, испытания, трагедии и прочий опыт игры как увлекательнейшее развивающее и обучающее приключение. Совершенный отдых от совершенства. Отдых по своему свободному выбору, чтобы ступить на лучший путь развивающегося и величественного совершенства.

Мы делаем выбор и ограничиваем беспредельную любовь физическими рамками пространства и времени, так что любовь в ее высшем потенциале может снова и снова проявляться через эти естественно установленные рамки. Ограничить свои вечные и бесконечные достоинства: знание, чувства, сострадание, веру, творческие способности, разум, музыку, искусство, красоту и прочие аспекты Высшего Потенциала?! Зачем? Чтобы мы могли их проявить в наших времени и пространстве.

Мы принимаем решение ограничить свое знание неведением. Неведение блокирует наше знание, пока мы находимся в процессе совершения открытия, пока знание снова не появится. Именно это рождение знания в преодолении неведения является сущностью жизни сознательных людей.

Подобным образом мы "хороним" наши чувства. В замкнутых системах они превращаются в "глухих" и "немых". Мы по своему выбору замыкаем свои чувства, как следствие, страдаем от боли и отчаяния затем, чтобы приобрести ценнейшие уроки, в то время как наши чувства вырастают до своего высшего потенциала. После очищения болью рождается новый потенциал наших чувств.

Сострадание рождается на каменистом пустыре, где осуждают всякое проявление заботы. Вера запрятана в контейнер из нержавеющей стали абсолютной теологии. Самый "безбожный" из людей на самом деле представляет Бога. Творчество обернуто в бесконечные правила и постановления. Мы окружаем себя людьми со сходным мышлением, а потом взрываем его, осмелившись найти выход из этой упаковки.

Мы окружаем себя людьми, которые интеллигентным голосом произносят пустые слова. Мы замыкаемся в изучении древних слов, написанных пустоголовыми людьми в убийственно длинных книгах для неживых умов. Музыку танца жизни заглушает поток музыкальных шумов из средств массовой информации. Мы привыкаем не обращать внимания на музыку своего "Я". Искусство, красота и живые динамики нашего существования являются следствием нашего знания и нашего выбора.

Все является результатом нашего выбора, и в соответствии с этим мы проявляем знания, чувства, сострадание, веру, творчество, разум, музыку, искусство, красоту и все те чудесные качества, которые, по сути, и есть мы сами.

Во всем этом процессе бездействия ("зимней спячки") линейная динамика является утверждающей, волновая - поглощающей, холодинамика - всеобъемлющей. Резко противоположные друг другу особенности в самоорганизующейся живой информационной системе природы.

В любой момент можно проснуться и обрести свою свободу. Все, что для этого требуется - новая фокусировка, та, что позволит отличить один выбор от другого. Различия - необходимая предпосылка выбора. Без сознательного фокуса и различий интеллекта не существует.

Линейные участники сосредоточены на чем-то конечном. Когда человек живет с позиции динамики частиц, сами законы природы определяют его личный интерес в сфере изучения и установления точных конечных границ, особых согласованных правил и установлений, которые должны быть одобрены всеми участниками его группы, будь то школа, церковь, семья, общественный слой и так далее. Как в спорте, например, у игры должны быть начало и конец, все правила должны быть утверждены, еще должен быть судья и зрители.

С этой позиции очень важно, чтобы все были согласны с правилами. Судья, по всеобщему мнению, знает правила и следит за их соблюдением от имени общества и самих игроков. Общество приходит смотреть на игру. Его функция - поддерживать игру, выплачивая средства, обеспечивая признание, звания и положение разного рода. Для общества весьма существенно, что кто-то выигрывает и кто-то проигрывает. Общество выращивает более совершенную расу. Здесь должны быть центровые и аутсайдеры, участники и посторонние. Словом, хорошие и плохие.

В волновой динамике фокус смещается на продолжающуюся динамику игры. Не так важно, кто выигрывает или проигрывает, важнее, как идет игра, динамики до игры и после, приготовления к новой игре. Это бесконечная история.

Холодинамика рассматривает любое событие, любую игру, любые последствия как результат свободного соглашения всех участников. Разница в том, что игра - это выбор играть в игры. Выбор этот свободен для всех участников. Какой бы ни была игра, она была выбрана. Не может быть игры хуже или лучше, есть та, которую мы выбрали. Нет ролей хуже или лучше, есть те, что были выбраны. Всякий выбор имеет непреходящее значение, ибо он есть то, что хотел конкретный человек. Жизнь всегда истинна. Не может существовать иной ситуации кроме той, что создана свободным выбором. Кажущаяся несправедливость является лишь приглашением к исследованию, чтобы подключиться! К более мощной динамике и полнее осознать многообразие момента. Обнаружить глубинные динамики - это и значит - преодолеть несправедливость.

Может оказаться, что человек, который сейчас меня обманывает или обкрадывает - наносит мне удар в спину и уничтожает мою жизнь. А в неком параллельном мире, в другой системе времени и пространства, тот же человек испытывает от меня все то же самое. Или, может быть, ищет более глубокого понимания жизни, взаимодействуя со мной. Знание об этих глубинных динамиках, работа с ними и делает такой богатой холодинамическую жизнь.

Различие во взглядах на свободу в этих трех подходах состоит в том, что линейное участие определяется правилами. Волновая динамика руководствуется личным опытом и радостью от игры. Игроки-холодинамисты знают, кто они и выбирают быть игрой не только из-за самой игры, но и из-за более глубоких динамик вне ее. Холодинамисты играют во множестве измерений.

Линейные участники играют по правилам. Волновые участники играют с правилами. Холодинамисты сами являются правилами, но этим они этим не ограничиваются. Они - это сама игра. Они - это целостная динамика.

Для линейных игроков правила - это абсолют. Для волновых игроков это скорее "руководство". Холодинамисты воспринимают их как средства расширения своих собственных динамик. Правила являются выражениями веры, доверия и радости. Это микромиры, созданные для развертывания личного и коллективного потенциалов.

Важнейшее отличие игроков-холодинамистов состоит в том, что они способны сохранить свою индивидуальность "ныряя в волнах" правил, исследуя их границы, сдвигая свой фокус. Они лично "присутствуют" в игре, тогда как линейные, например, игроки не могут сохранить свою индивидуальность вне правил. Им приходится приспосабливаться, потому что они добровольно отдают свою индивидуальность игре, они толком и не знают, что могут играть свободно, и не могут оценить потенциальной силы своего выбора.

Те, чью жизнь определяют правила, не могут превратиться в игру. Для линейного игрока все точно - либо ты "становишься" правилами, либо игрой. Игрок частиц может быть только правилами. Сохранить индивидуальность (благодаря высшему потенциалу) и продолжать при этом игру могут лишь те, кто может разобраться, где правила, где игра, где игроки. Именно эта способность отличить одно от другого является сущностью разума.

Игроки-холодинамисты осознают единое поле разума, в котором все события, время и пространство как бы разложены по полочкам, имеют свое место. Эти люди всегда настроены на уроки, полученные ими в мирах прошлого-настоящего-будущего, они чувствуют, как нужно играть в этом мире, чтобы одновременно улучшить все прочие измерения.

Они используют свое присутствие, чтобы исследовать целостность игры. Правила, игра и сами люди являются частью большей, всеобъемлющей коллективной динамики. Однажды "став" игрой, они поняли, что это игра по свободному выбору. Они сами способствовали ее возникновению. Теперь они могут "стать" правилами и быть связанными одновременно со всеми участниками в развивающемся, настоящем контексте жизни.

"Становясь" правилами и игрой, они свободны в исследовании природы связей между ее участниками и вскоре обнаруживают, что эта связь полна множеством скрытых тонких динамик. Игра является лишь проявлением этих динамик. Вообще, любая закрытая система имеет свой скрытый потенциал, ожидающий лишь возможности раскрыться.

"Стать" какой-либо динамикой означает как бы вступить во владение ею. А это, в свою очередь, значит осознать, что она неделима. У нее нет прошлого или будущего в их простом линейном значении. Она существует и до, и в процессе, и после игры в "сейчас" межличностной динамики. Это шаг на пути к такому состоянию бытия, когда нет ни времени, ни пространства. Из этого состояния можно взглянуть на всю динамику жизни и ощутить гармонию целостности, имея в ней и свою часть. Никогда не бывает так, чтобы человек столкнулся с какой-то патологией или закрытой системой, не имея возможности раскрыть их потенциал. Любая ситуация - это своего рода приглашение "оставить свои отпечатки" на динамике этой ситуации. Изменить в ней что-то. Выбрать: вверх или вниз, жизнь или смерть, здоровье или болезнь, мудрость или невежество. Позволить себе выразить свою индивидуальность. Взять на себя ответственность за эту индивидуальность и ее проявления.

Бабочка, которая сидит на цветке и трепещет крылышками, со временем влияет на погоду по всему миру (так называемый "эффект бабочки" у метеорологов); подобным же образом полное личное присутствие в целостной динамике делает уникальной всю динамику жизни.

Такое исследование своей принадлежности незаметно ведет к целой серии соответствий и соглашений между уровнями включения волновой и линейной динамик. Бабочка меняется, приспосабливаясь к ветру, а ветер меняет свое течение, пусть ненамного, чтоб приспособиться к бабочке. Волк меняется, приспосабливаясь к буйволу, а буйвол приспосабливается к волку и тоже при этом меняется.

Люди меняются, чтобы приспособиться друг к другу. Начальник приспосабливается к своему секретарю, секретарь - к начальнику. Муж и жена приспосабливаются друг к другу. Каждый человек приспосабливается к каждому. Общество оформляется и выживает благодаря этой непреходящей динамической приспособляемости.

Все, что разумно, связано переплетающимися полями разума, и это влияет на целостную динамику, в том числе и на то, что находится вне нашего пространства и времени, достигая других миров.

В этих динамиках приспособления самоорганизующиеся информационные системы в форме живущих холодайнов обеспечивают память и определяют восприятие. Таким образом они увековечивают игры, в которые играют люди. Существование этих невидимых, самодостаточных, самоорганизующихся хранилищ памяти, холодайнов, очевидно во всех жизненных формах.

Холодайны расположены внутри микроканальцев каждой клетки.

Они оформляются в соответствии с поступлением информации в виде волн и частиц, которое организовано всей квантовой связной системой организма. Они передаются через даймеры-переключатели, которые составляют молекулярную стену канальцев. Они представляют собой трехмерные графические системы в водной среде микроканальцев. Они формируются из нашего воображения, жизненного опыта, наследуются генетически и приходят из параллельных миров. Они идеально приспособлены и для передачи, и для приема информации через квантовое потeнциaльнoe поле в рамках микроканальцев.

Холодайны проявляют разум, который в свою очередь, становится частью формирующих игры динамик. Эти самоорганизованные системы и создаваемые ими игры, очевидно, были заложены за много поколений до нас и потому уже стали неразличимыми для своих хозяев и действуют самостоятельно. Но ни одно действие, чувство или мысль не могут быть придуманы, прочувствованы или осуществлены, если они не приспособлены к холодайнам человека.

Холодайны создают внутреннюю и внешнюю сферу действия линейной и волновой реальности.

Сфера действия холодайнов как самоорганизованных разумных сущностей невидима до тех пор, пока играющий в жизненные игры добровольно на них не сфокусируется. Различив холодайны и сосредоточившись на них, игроки могут уже решать, как строить с ними отношения, этим расширяя их возможности проявиться в холодинамической вселенной. Раз человек сделал выбор вступить в отношения со своими холодайнами, значит он тем самым вступает в некую игру с холодайнами, в такую игру, которую он выбрал сам.

Если человек не делает сознательного выбора, то выбор за него делают его холодайны. Никто не рождается один. Никто не живет в одиночестве. Никто не умирает один. У всех нас есть холодайны и, на уровне холодайнов, мы обладаем всей памятью наших предков, коллективных культурных и семейных полей, информацией от семьи и друзей, нашего собственного творческого опыта и всех динамик, которые к нам приходят из параллельных миров.

Если человек выбирает общение с любовью, то он открывает себе доступ к холодайнам и в ответ холодайны тоже дарят ему любовь. В этом поле любви человек может обрести и осознать такое обилие информации, что после этого жизнь уже никогда не будет такой, как прежде.

Тот, кто нырял с аквалангом, знает, каково находиться под водой. И никакими усилиями невозможно забыть, что в океане существует многоцветный мир, где обитают необычайные рыбы, растения, мириады жизненных форм. Это нельзя отрицать. Точно также и однажды обнаруженный мир холодайнов уже невозможно игнорировать.

Познакомившись со скрытым миром холодайнов, можно более полно участвовать в играх жизни, работая все же по правилам, но в то же самое время, выходя за пределы правил и старых игр, зная, что игра - это только игра, а правила - только ее инструменты. И внутри игр игры могут быть лишь такими, какие мы выбрали.

Холодинамический разум обладает растущим пониманием взаимодействия между игрой частиц и волновой динамикой, шаг за шагом, от одного выбора к другому двигаясь к более глубокой игре, играя полнее, чем можно себе представить, и в конечном счете приходит к сознательному пониманию игры. Жизнь богаче, чем можно себе представить с позиций волнового или линейного сознания.

Когда сделаешь это открытие, уже невозможно забыть, что жизнь - это нечто намного большее, чем игры. Так биологи, исследующие море, обнаруживают, что большую часть кислорода в воздухе создают микроорганизмы океана и что, на самом деле, вся жизнь на земле неразделимо переплетена с жизнью океана. С момента этого открытия биолог уже не забудет, что его собственная жизнь неразрывно связана с океаном.

Линейные игроки не могут понять что-либо, выходящее за рамки игры. Они замкнуты в определенной динамике, видя только, как конкретная рыба плывет в конкретное место с конкретной целью.

Волновые игроки могут выйти за пределы игры и понять, как действует игра и как остаться в игре из чистого удовольствия поиграть. Они меняют свои выборы, чтобы остаться в игре. Они видят себя игроками в бесконечной постановке. Поэтому они легко могут исследовать всех рыб и все коралловые рифы океана. Они могут изучить весь океан игры.

Именно такое исследование всей игры и ведет к холодинамике.

Как и волновые участники, холодинамисты могут осознать границы игры, почувствовать их гибкость и теперь участвовать в более сложной игре, играя с этими границами. Они могут быть так же, как линейные игроки, зачарованы одной рыбкой или кораллом. Они могут, подобно волновым игрокам, восхищаться всем океаном. Но также они могут ощутить взаимодействие между океаном и землей, единую биосферу и жизнь, как они проявляются повсюду. Они видят течение океана в потоках звезд, рождение жизни в их движении.

Они осознают, что в каком-то другом мире они сами могут оказаться рыбой. Они "превращаются" в эту рыбу и проживают жизнь в этом обличье, пока они сознательно не вступают в этот другой мир, где они могут "стать" рыбой. В этот момент они становятся истинными холодинамистами. Они смотрят глазами рыбы, чувствуют через ее тело и получают опыт через ее информационные системы. Они "знают" эту рыбу, как не может ее знать никакой другой игрок.

Однажды мой друг Гарри и его жена Тина взяли меня с приятелем на лодке на Молокини, один из вулканических островов рядом с Мауи на Гавайях. Молокини - это подводный парк и, поскольку там природные кораллы и очень красиво, его сохраняют для любителей подводного плавания. Мы оставили лодку у края подводного кратера, и я первым вошел в воду.

Первое, что я увидел сразу же у входа, это три акулы от полутора до двух метров длиной. Я последовал за ними, и они быстро уплыли. Мои спутники тоже вошли в воду и мы с удовольствием плавали в бухте. Когда мы достигли внешнего края кратера, я приблизился к тому месту, где земля неожиданно обрывалась вниз в синюю темную пропасть. Это был гладкий утес, и когда я посмотрел вниз, то почувствовал, что во мне зазвучал сигнал тревоги. Вдруг Гарри, который плыл рядом со мной, указал обеими руками вглубь темной бездны. Я посмотрел туда и не сразу разглядел в этой тьме огромную неясную тень. Первым желанием было поскорее добраться до земли или до лодки. Она была огромной, а мы заплыли далеко, и помощи ждать было неоткуда.

Однако мои страхи исчезли, когда я распознал очертания большого ската-манту. Черная со спины и белая на брюхе, она грациозно плыла по воде, переходя через гребень, и стала двигаться в кратере по кругу среди водорослей. Трое моих товарищей плыли за ней, пытаясь подобраться поближе, чтобы прокатится. Однако я знал, что она двигалась слишком быстро и слишком далеко от них, и у них ничего не получится. Поэтому я выбрал иной подход. Я решил "стать" скатом.

Я закрыл глаза, отправился в место покоя и пригласил свой высший потенциал. Я попросил показать мне тот мир, где я был скатом и спросил разрешения у высшего потенциала стать скатом здесь, в этом мире. Мои руки стали вдруг двигаться, как будто я был скатом. Я делал буквально два или три движения, как вдруг на меня обрушилась огромная волна (я был на глубине около 10 метров под водой). Я открыл глаза и прямо перед собой увидел пасть шириной около метра.

Скат!

Первая мысль была: "Что она ест?" Пасть эта вполне могла заглотить меня целиком. Затем ясный, как колокольчик, голос сказал: "С тобой все в порядке?" А потом спросил: "Ты манта?" Я понял, что каким-то телепатическим образом беседую со скатом.

"Я в порядке", - ответил я, хотя был потрясен видом ската, зависшей в воде прямо передо мной. "Я не манта", - продолжил я, - "Но я хочу испытать, как жить в твоем мире".

Она радостно засмеялась и мы поплыли. Через края скалы прямо в глубочайшую бездну океана. Она вела меня к тому, чего несколько минут назад я боялся больше всего. Всепоглощающий покой заполнил все мое существо. Я никогда не испытывал такого покоя. Я даже не знал, что такой покой существует. Страха не было даже в самых темных уголках океана.

Через некоторое время стало немного скучновато плыть в кромешной тьме, и я спросил: "А можно немного разнообразить картину?"

В следующий момент я осознал, что мы проплываем мимо коралловых рифов, которые были прекраснее всего, что я видел. Яркие краски, мириады рыб всех возможных цветов и форм, солнечный свет, озаряющий толщу воды... Едва я сумел привыкнуть к этой прекрасной картине, как вдруг совершенного неожиданно обнаружил, что мы плывем в океане звезд. Я видел галактики, звезды, все виды планетарных систем. "Как же получается, что ты, манта, живущая в океане, плаваешь среди звезд?" - спросил я.

Манта посмотрела на меня и усмехнулась, как бы говоря: "Разве ты ничего не знаешь?" Я понял, что мой жизненный опыт был гораздо более ограниченным, чем у нее.

Мы провели вместе немало времени. Мои спутники поняли, что мы общаемся со скатом каким-то необычным образом, поскольку мы надолго зависли в воде друг напротив друга. Они подплыли ко мне. Гарри решил, что происходящее настолько невероятно, что проплыл целую милю обратно к лодке, чтобы взять свою подводную камеру. Он уже плыл обратно, прикрепляя камеру, когда она издала два громких щелчка.

Я ощутил какой-то толчок в желудке. Открыв глаза, я первым делом увидел, что манта повернула один глаз в сторону Гарри. Я проследил за ее взглядом, в то время как она разглядывала остальных. Они располагались по сторонам ее плавников, я был перед ней, а Гарри подплывал сзади, издавая звуки, которых манта никогда не слышала. Тут она поняла, что ее окружили какие-то странные люди.

"Теперь мне пора", - было все, что она сказала и исчезла за кромкой рифа в глубинах океана.

Реальность не может заключаться в одном мире частиц. Не существует "абсолютной реальности", которая "где-то там" ждет, пока мы ее обнаружим. Реальность - это постоянно меняющийся холодинамический процесс, в котором частности можно рассматривать только в связи со всем процессом. Манта знала и испытывала на себе действие реальности в открытом исследовании.

Человеческому опыту доступна лишь часть картины. Возьмем, к примеру, бизнес. Бизнес - это часть сущности самоорганизующихся систем обмена информации, который постоянно происходит среди людей. Бизнес - это то как приобрести пищу, одежду, жилище и как себя развлечь. Бизнес связан с благополучием всего общества: какую выращивать пищу, какой собирать урожай, какие продукты продавать. В широком смысле рука бизнесмена формирует лицо планеты. Весь мир создается в кузнице бизнеса.

Бизнесмен, понимающий, что организации, правительство, производство, соглашения, люди и потенциал вовлечены в единую систему времени пространства, смотрит на свое дело холодинамически.

Линейно-мыслящий бизнесмен, ведущий дела в соответствии с законами страны, готовый даже протестовать, добиваясь их изменения ради чьей-либо выгоды, заключающий контракты, договаривающийся о максимально прибыльных сделках и считающий каждый пенни, обычно имеет репутацию уважаемого гражданина. Но, с учетом более широкой перспективы, такому бизнесмену предстоит еще долгий путь к своей истинной сущности. Он заинтересован только в победе. Этот интерес как таковой является безмолвным извращенным и ущербным оправданием человека.

Такое оправдание подходит бизнесмену в нашем лишенном культуры линейном мире, но в реальности эти люди не живут, они, подобно соломинке, влекомой потоком жизни, пытаются ухватить как можно больше, накопить на жизнь, которую когда-либо они будут вести. Любое отклонение от линейного пути, любое проявление хаоса или реальных форм жизни, вызывает страх столь глубокий, что человек хочет его избежать любой ценой. Те, кто играет в игры бизнеса, стремится выделиться в этом мире.

Бизнесмен волновой динамики, тот, кто относится к делу с подлинной страстью, чувствует движение потока и любит кататься на волнах динамики, по крайней мере жив, пусть ненадолго. Таким людям хватает присутствия духа спросить: "Как влияет мое дело на остальную жизнь?", "Можем ли мы изменить правила игры, чтобы все всегда выигрывали?" Волновые люди скорее могут развить в себе внутреннее чувство сопричастности к самоорганизующимся динамикам жизни.

Есть в мире такие предприниматели, которым не дают покоя бесконечные возможности бизнеса, и они суетятся, перебегая от одной возможности к другой, создавая новые связи, союзы и проявления того, что может дать будущее людям, стремящимся жить в мире своей мечты.

Линейная динамика - это понимание, волновая - участие, а холодинамический разум воспринимает жизнь играя, понимая более широкие измерения целостной динамики, которая включает взаимодействие между жизнью на земле и жизнью вообще.

Свободно участвуя в конечных играх, холодинамический разум не утрачивает свободы или индивидуальности для того, чтобы приспособиться. Свободно играя с правилами и умея соответствовать их требованиям, игроки-холодинамисты не привязаны к волновой динамике, им не нужно, чтобы игра продолжалась или чтобы продолжалась их деловая активность в жизни.

Они скорее сами становятся этой активностью. Ничего не теряя, они становятся сразу всем. В бизнесе есть своя магия и своя музыка. У него есть своя собственная жизнь. Точно также и семья, и страна, и планета земля - все имеют потенциал, который может быть раскрыт. Любое стечение обстоятельств имеет свой потенциал. Любая ситуация соответствует гармонии жизни. Любой ситуацией руководит ее потенциал. Сущность бизнеса в том, чтобы сосредоточиться на потенциале любой ситуации.

И у линейных, и у волновых бизнесменов есть трудности с пониманием и реальностью параллельных миров. Параллельные миры прошлого, настоящего и будущего существуют вместе, параллельно. Как утверждает Джон Уилер в своей интерпретации квантовой физики под названием "Много миров", множество параллельных миров могут существовать одновременно в своих пространственно-временных континуумах. Принципы квантовой связности между информационными системами относятся к нелокальным или параллельным мирам.

С этой точки зрения всякий момент выбора вечен и универсален. Его потенциал не ограничен локальными динамиками, но отражает универсальные вневременные динамики. Даже самые незначительные и сознательно незаметные выборы имеют невероятное богатство своих многочисленных проявлений как часть целостной динамики.

Ни один бизнесмен-холодинамист не станет планировать захоронение токсичных отходов в районе с чувствительной природной средой, не исследовав предварительно потенциал всей ситуации. Последствия иметь кармическое значение не только для него лично, но и для всей компании.

Кармические последствия возникают, когда ситуации нашего мира подобно волновому эффекту распространяются на другие миры и создают обратную связь между этим миром и прочими. С этой точки зрения мы не одиноки, и наши действия нельзя рассматривать изолированно. То есть, захоронение токсичных отходов вызывает именно такой волновой эффект, даже если закон не будет против этого и человека не "поймают". В зависимости от природы действия, оно может вызвать сильнейшие последствия в параллельных мирах, которые тесно связаны с нашими жизненными структурами в этом мире.

С холодинамической точки зрения, не существует и никогда не будет возможным полное отделение человека или иной формы жизни от самой жизни или ее игр. Есть чистый выбор и его чистые последствия. Человек играет в ту или иную игру, даже не зная, как играть или каковы правила, но он играет - просто потому, что разумен. Чистое выражение разума - это проявление личных и коллективных качеств, присущих этому разуму, позволяющих раскрыть его жизненный потенциал как часть коллективной реальности. Все личные характеристики параллельных миров доступны нам в любой момент.

Соглашения, появляющиеся в других мирах, влияют на отношения в этом мире. Все высшие потенциалы активны в других мирах и участвуют в динамиках этих миров так же, как и в динамиках нашего мира. Каждый может играть по правилам, выиграть и проиграть. Каждый может выбрать другую игру, с новыми правилами или может перепрыгивать от игры к игре, от мира к миру, от одного пространственно-временного континуума к другому, позволяя себе максимум выборов, расширяя свое участие в игре в такой степени, которую линейные игроки не могут понять, волновые лишь на секунду могут узреть. Каждый индивидуальный отпечаток на силе жизни распространяется в бесконечных мирах.

Человек всегда точно может сказать, когда он находится в динамике частиц, потому что это событие. У него есть начало и конец. Подобно времени, оно разделено на отрезки. У него есть определенные границы. Это может быть соревнование с некими приемлемыми требованиями, история на конкретную тему, или театральная последовательность динамик, или список целей некой организации с набором критериев оценки.

Когда человек играет с волновой перспективой, события принимают форму бесконечной череды явлений. Нет ни реальных границ, начала или конца, но есть темы, которые развиваются, сменяя друг друга в процессе игры, и принципы, по которым человек играет.

Вне волны, изолированные события происходят не только как часть продолжающегося процесса, но еще и в полноте и универсальности времени. В каком-то мире в данный момент происходит все. Одним, чтобы играть, не нужно об этом помнить, а другие об этом помнят. Иисус, скорее всего, помнил об этом, и именно поэтому он любил каждого, прошлое, настоящее и будущее.

В линейном понимании только один человек может быть во главе корпорации. Только один человек может быть капитаном команды. Только один человек может быть отцом. Все остальные имеют свой, иной статус в игре системы. Человек может и не быть тем, кто выигрывает главный приз, но все же он играет, чтобы достичь некого уровня в иерархии игры. Так и создается структура общества.

Структура может быть нелинейной, относительной, зависимой от того, кто играет и зачем. Она может быть неуместной, выглядеть как попытка неподвижного разума восстановить прежние воспоминания, чтобы всех чем-нибудь занять, пока не пройдет их время. Она может быть надеждой на будущее или памятью о прошлом, но любая структура может существовать только по соглашению.

Что же придает связность этой структуре? Что придает связность групповой динамике? Какие динамики поля поддерживают структуру, которая способствует росту и существованию людей и явлений? Это руководящий потенциал самой структуры. Каждая организация - это живое существо со своей структурой, построенной в соответствии со своим уникальным внутренним порядком.

Такой порядок есть даже в структуре войны. Война со всеми ее структурами является результатом свободного выбора всех ее участников. Линейный разум не может понять значение войны. Ее всегда рассматривают как противоречие. Это противоречие необходимо, чтобы невозможно было сказать, кто выиграл. Прежде, чем она начинается, все стороны "заключают" соглашение, как нужно играть, какие границы не следует переступать, как долго она будет продолжаться.

Войну можно проиграть, как во Вьетнаме со стороны американцев, и все-таки выиграть, как при крушении коммунизма в России. Вся игра вытеснена потерями, страданиями, той ценой, которую заплатили ее участники. Кроме того, существует много других военных зон. Физическая война, о которой говорилось выше, но есть еще война эмоциональная, психическая, духовная, социальная, экономическая, религиозная, философская война и так далее. Даже квакеры, не верящие в войну, были военными. Они сражались за идеологию, за право верить, за право управлять своей жизнью. Они боролись пассивно, как Ганди, и сражались с помощью слов.

Так большая игра, бесконечные или волновые динамики войны отражаются в продолжающейся борьбе за собственность, материальные ресурсы, идеологическое влияние, экономическое присутствие, информацию, духовную или политическую власть. Они полны так же неразрешимых несоответствий.

В то время как линейные динамики определены извне, заявлениями типа "Мы объявляем войну!", волновые динамики определяемы внутренними утверждения типа "Мы сражаемся за свободу!", или "Справедливость", или "Честь". Непоследовательность становится очевидной, когда мы задаем простой вопрос: как можно сражаться за честь, если признать, что за нее надо сражаться, значит уже честь утрачена?

В волновой динамике время обращено только на самопознание. Поэтому обращение ко времени ведет к новым открытиям во времени, к новым горизонтам в бесконечной борьбе за справедливость, честь или право выбора, и все это создается самой игрой. Все, что было создано во время игры, является ее частью. Война, созданная в волновой динамике, является частью волновой игры. Так война становится вечной.

Холодинамически, война - это свободно избранная игра, которая может прекратиться, как только один из участников решит это сделать. Если людей зовут на войну, но никто не откликается и не приходит, войны не будет. Люди выбирают войну, чтобы показать свое миролюбие, преодолеть разруху военных лет, получить раны и исцелить их. Война - это "игра богов, которые стремятся все опустошить, чтобы затем создать обновленный мир".

Войны невозможно запрещать, и объявить войну войне.

Война становится меньше, если появляется некая альтернатива ей. Альтернатива порождает выбор, и война становится лишь одной возможностью из многих.

Никогда нельзя сказать наверняка, в каком измерении или мире происходит игра. Существует неизвестное число миров, бесчисленное множество сочетаний информации и способов ее самоорганизации. В одном из миров мы можем выиграть войну. В другом - в этой же войне потерпим поражение. В одном мире мы можем быть родителем какого-то человека. В другом мире мы окажемся его же детьми. Непрерывная динамика взаимоотношений может проявиться в каждой из всех возможных одновременно развивающихся комбинаций.

Таким образом, война представляет собой динамики коллективных взаимоотношений между мириадами людей из параллельных миров, играющих в многосторонние игры. Все игроки находятся в сложнейших отношениях друг с другом.

Понимание глубинного смысла любых отношений позволяет приоткрыть их потенциал. Случайная встреча, неожиданная реплика, подмигивание - и все участники вдруг понимают, что общаются со своим вечным другом. Сознание в нужный момент приоткрывается, чтобы пережить этот опыт, осознать некую синхронность действий, о которой все участники договорились в каком-то другом измерении, вне времени и пространства. Высший потенциал каждого из них собирает информацию и структурирует ее в определенную связность, которая придает форму потенциалу встречи.

Это хорошо видно, например, когда люди встречаются впервые и сразу же становятся друзьями. Они рассматривают эту дружбу как нечто живое, как "совместное существование". Те, кто сознает это существование и следует его потенциалу, переживает интереснейшие приключения, и для этого не нужно меняться или обновляться. Они переживают эти отношения как нечто, существовавшее всегда. Взаимоотношения были и есть. И всегда будут.

С линейных позиций отношения начинаются, развиваются и потом заканчиваются. С позиций волнового сознания линейная динамика происходит в рамках волновой. Люди могут встретиться и развивать свои отношения, но весь сценарий разворачивается в более широком контексте. Друзья встречаются, развивают различные проявления своих отношений в каких-то конкретных событиях, но, даже если они больше никогда в жизни не увидятся, они знают, что их отношения не имеют ни начала, ни конца. С точки зрения волновой динамики отношения невозможно переживать просто как живые явления в бесконечном многообразии мира.

В этом мире очевидно, что весь опыт динамики частиц располагается в рамках больших волновых динамик, а малые волновые динамики развиваются "внутри" каждой частицы. В этом состоит физическая реальность. Точно также конечные игры могут быть разыграны в рамках других, бесконечных игр, и, пользуясь эффектом присутствия, можно играть бесконечную игру в рамках другой, конечной. Большинство игроков забыли, кто они и какова природа их взаимоотношений, и потому ограничивают себя неким "немым" самовыражением того, чем они, потенциально, могли быть и чем они, на самом деле, и являются.

Квантовые физики рассматривают частицы как "застывшие волны". То есть, каждая частица состоит из волн, которые заключены в свободно избранные рамки "линейности".

Именно взаимодействие линейной и волновой динамики создает холодинамическое измерение, и само является его детищем. Оно формирует вселенную, в которой все волновые и линейные динамики являются частью большей, целостной динамики. Нет предела ни малости, ни величине. В холодинамической вселенной то, что считают частью, известно всему целому, а то, что считают целым, известно каждой его части.

Поэтому волновая динамика может быть реализована через динамику частиц - до тех пор пока соблюдаются правила игры. Полное присутствие, по крайней мере пока, не может быть частью общественного соглашения об играх. Это просто может быть известно тем, чью жизнь не определяет игра. Как только человек об этом вспомнит, он уже не сможет это забыть. Он уже не является "публикой" в общепринятом смысле "аудитории". Люди обрели полное присутствие и утрачивают всю рассудительность.

Победа в линейной игре означает ее завершение. Победа в бесконечной игре означает не что иное, как прочувствовать момент в продолжении игры между интеллектами, которые, по сути, вечно находятся в игре. Людей можно заменить, а игра будет продолжаться. Новый муж или жена, новая семья, новый тип семейных отношений, но игра продолжается.

В холодинамическом понимании строить отношения означает отдавать должное самой природе совместного бытия. Для одних это - отдать кармический долг, исполнить космические обязательства, играть под управлением проявляющегося разума (что можно делать даже проигрывая или вовсе устранившись от игры - это зависит от выбора или соглашения). Для других это представляет будущий потенциал, проявляющийся через эти отношения, чтобы достичь высот, о которых и не мечтают обыкновенные игроки.

Разум проявляется именно в этих выборах, умении проводить отличия и держать фокус. Именно в процессе игры возникают страсть и сострадание, и будущее рождается именно из сочетания фокуса, различий, выбора и игры с подлинной страстью.

Победа или поражение являются частью игры. Частью более обширной сцены, на которой разум проявляется через серии выборов, определяющих природу самой игры, ее границы, распорядки и правила. Волновые переживания сосредоточены на том, как их сделать более гибкими, как играть с игрой.

Если кому и суждено понять эту обширную волновую динамику, то только не линейному мышлению. Также точно в рамках волнового мышления не различить тонкой, но мощной полноты игры во всех измерениях одновременно.

Линейный разум ограничен временем, пространством и динамикой частиц. Эти динамики можно изложить, записать, нарисовать на бумаге и определить с помощью правил. Правила одной игры могут отличаться от правил другой. Функция правил и ролей, сценариев и запретов - установить степень ограничений в игре. Именно благодаря ограничениям в игру можно играть и оградить участников от других игр, пока они играют в эту.

Между всеми линейными игроками существует священное соглашение, с которым должны считаться и другие игроки. Они заключают договор об обязательном подчинении правилам, чтобы можно было сказать, кто выиграл. В течение игры правила меняться не могут. Именно это соглашение между игроками придает законченной игре вес и дает правилам силу.

Законы некой страны не обретут силу только оттого, что небольшая группа людей в верховном суде сказала, что им надо подчиняться. Они обретут силу лишь тогда, когда связанные ими люди согласятся быть ими связанными. Брак не приобретет силу просто потому, что его утвердил кто-то извне, будь то государство, общество, церковь или Господь Бог. Соглашения вообще действительны в той степени, в какой их участники готовы им следовать.

Когда один или оба участника брака решают сделать свой союз "вечным", возникает противоречие. "Вечное" не может быть заключено в рамки линейного действия. Если люди делают попытку ограничить отношения конечными рамками, значит, они забыли об истинной природе их отношений. Отношения уже вечны. Ничего нельзя уже "сделать", чтобы отношения стали тем, что они уже есть, и поэтому брачная церемония является, в лучшем случае, просто их символическим заявлением. Напоминанием о том, что уже существует. Признание друг другом и обществом того, о чем следует помнить.

Правила брака могут измениться, когда все игроки готовы признать, что игре угрожает конец. Как только кто-то начинает выигрывать или, например, проигрывать, игре угрожает затухание. Она завершится неким конечным актом, событием.

Способность к волновому мышлению может содействовать изменению правил, и игра продолжится. Противоречия возникают, когда правила игры допускают до брака людей, которые забыли об истинной природе отношений. Тогда брак погибает. Союз двух "погибших" людей может привести к тому, что эти "мертвецы" и после его крушения будут жениться на себе подобных, игра продолжится, но новый брак от этого не станет живым.

Когда "эпицентр" брака, сфера его проявления, достаточно широка и позволяет максимальную свободу в развитии отношений, весь опыт союза можно рассматривать с неограниченной перспективы. Цели брака, его воздействие на другие миры и их влияние на него, такие сферы его проявления, как родительские обязанности, взаимосвязь общества и семьи, становятся частью намного большей динамики.

В этой большей динамике игры частиц, даже "погибшие" браки, рассматриваются лишь как очередные ступеньки на пути к развертыванию высшего потенциала. Человеку брошен вызов: как оживить "погибший" брак. Как приблизиться к растущему знанию о более глубоких динамиках. Как воскресить мертвого.

Частью более глубоких динамик является и то, что в мире животных называют "инстинктом стаи", а у людей - "инстинктом толпы".

Этот инстинкт можно проследить, когда группа насекомых образует рой, чтобы заделать брешь в обороне, например, это происходит, когда кто-то потревожит муравейник или если в стае рыб, когда она неожиданно разворачивается и уплывает, чтобы скрыться от хищника. Пчелы собираются в рой, чтобы сдвинуть с места улей. По той же причине роятся термиты, и поэтому могут, благодаря сложному нелинейному процессу, выбрать наиболее удачное место для строительства нового улья.

Люди также проявляют это свойство - "инстинкт стаи". Они объединяются, чтобы защищать свои системы верований, свою страну, свою собственность. Эти же тенденции можно наблюдать в таком феномене как интернет.

Интернет - это компьютерная сеть коммуникаций, которая первоначально была создана Центральным Разведывательным Управлением (ЦРУ), чтобы координировать информацию по всему миру. Несколько лет назад эта служба была открыта для общественности и теперь миллионы людей работают в интернете. Это стало игрой, в которой сеть информации создала свою собственную разновидность коллективного разума, подобного разуму роя или стаи.

Никто не контролирует и не устанавливает границы для интернета. Миллионы людей во всем мире приобщаются к той информации, которую они выбирают. В то время как ввод информации всегда конкретен (каждый человек вводит или запрашивает конкретную информацию, это линейный акт), интернет сам по себе является бесконечной игрой. Ее цель - только продолжать обмен информацией. Никто не выигрывает. Никто не проигрывает. Соглашение участников в том, чтобы продолжать игру и вовлечь в нее как можно больше людей.

Люди совместно решают, каким будет интернет - шаг за шагом, в зависимости от мотивов каждого. Когда возникла потребность в появлении неконтролируемого диффузного обмена информацией, оно стало доступным. Правительство США пыталось это остановить, потому что оно обеспечивает частное, скрытое общение, но коды стали достоянием общественности и свободное информационное общение, вдруг стало реальностью. Сейчас ведутся споры о динамиках "тяни" и "толкай". Следует ли разрешить торговым фирмам навязывать свою продукцию в пространстве потребителей без их разрешения (толкай) или лучше, чтобы потребители запрашивали нужные им товары и услуги (тяни)? Вторая тактика выиграет. Динамика почти такая же: человек запрашивает информацию, фирмы утверждают свое право толкать товар, пока их не остановят.

Подобно тому, как стая птиц может изменить направление полета за 1/17 секунды, решение изменить путь коллективно проходит через стаю как форму коллективного разума, принимая решения быстрее, чем может что-то сознательно решить разум индивидуума.

Динамика стаи действует постоянно в косяках рыб, у насекомых и других форм жизни. Однако в линейно мыслящем человеческом обществе она остается непризнанной. Как только сознание узнает об этой динамике стай, начинают быстро развиваться научные средства измерения и описания феномена. Действуя традиционно, мы сначала распознаем, потом измеряем, потом повторяем объект. В случае действия разума стаи, измерение влияет на сам его объект. Согласие - это как бы побочный продукт разума стаи.

Со времени рождения квантовой механики (которая описывает функции волн и их взаимосвязь с динамикой частиц, открытия голографии (изображений с помощью света лазера) и возникновения теории информации (развитие искусственного знания), ученые стали понимать, что ментальность стаи, или заданная волнами связность между самоорганизующимися информационными системами, имеет серьезные преимущества. Она является уникальной сферой действия человеческого опыта (см. напр. "Вне контроля" Кевина Келли).

Информационные системы становятся самоорганизующимися когда: 1) у них имеется избыток энергии, 2) они находятся в потоке и 3) они нелинейны (Илья Пригожин). Дэвид Бом предполагает, что информация и энергия переформировываются в более сложные системы потому, что ими движет скрытый потенциал, которому присущ внутренний порядок. Этот скрытый порядок является по природе своей голографичным и динамическим одновременно; Бом называет это "движущейся голограммой".

Движущиеся голограммы - это холодайны. Холодайны, формирующиеся благодаря двойственному чувственному восприятию информации (волна и частица) и хранящиеся в микроканальцах внутри каждой клетки, являются наилучшей средой для самоорганизации. Они объясняют естественные процессы роста и развития тела, нервные синапсы, пластичность мозга, биохимическую активность и сознание, (см. "Тени разума" Роджера Пенроуза). Они объясняют пути реализации личности в жизненных циклах каждого человека. Холодайны объясняют также и то, как семьи, сообщества и даже международные отношения развиваются и обретают стабильность. Холодайны - это ключ к психическому здоровью и национальному благополучию.

Новые науки и мой собственный опыт в применении этих наук к условиям человеческой жизни научил меня, что миллионы лет наследования памяти создали сложнейшие лабиринты самоорганизующейся информации, которая формирует квантовые потенциальные поля энергии. Эти формы или холодайны постоянно меняются, получая информацию, организуя ее с учетом ранее сложившихся принципов, устанавливая их связи и обеспечивая хранение в соответствии в их спецификой. Вся система является самоорганизующейся и самоуправляемой. Через субатомные частоты Фролика квантовая связность постоянно рассылает информацию по клеткам, тканям и органам, благодаря чему каждый человек способен действовать как единое целое.

Общественные связи, культурные ценности, национализм и глобальное мышление - все являются частью этого явления.

Например, когда у целых народов наблюдается перенаселение, уровень рождаемости снижается сам по себе, без внешнего вмешательства. Фермеры знают, сколько нужно сажать и без контроля федерального правительства. Люди сами чувствуют, когда надо идти на пляж, когда покупать продукты про запас и сотни других подобных мелочей, которые, собранные воедино, позволяют цивилизации относительно гладко двигаться вперед.

Другой тип "разума стаи" или "инстинкта толпы" проявляется в коллективных патологиях. Иногда во время бунтов даже мирные добропорядочные граждане превращаются в бесчинствующих грабителей. Если появляется такая тяжелая болезнь, которая неизлечима (СПИД, например). Этот нескончаемый круг новых болезней и новых лекарств является еще одним отражением коллективных негативных холодайнов, которые создают свои подводные течения в жизни человека, семьи, общества. Являясь "коллективной собственностью", эти холодайны растут по принципу накопления количества с последующим переходом в новое качество - в данном случае речь идет о новой болезни. Болезни и социальные беспорядки - это явления "стаи" или "толпы".

Таким же образом и жизнь всей планеты можно рассматривать как самоуправляемый голографический феномен (см. книгу Майка Тальбота "Голографическая вселенная"). Болезни это интегрированная часть целостной динамики жизни. Старинные рецепты лекарств обретают больший смысл, если их рассматривать сквозь призму коллективных и индивидуальных динамик. Болезнь - это нечто большее, чем волна или частица. Поиск лекарства от каких-то болезней требует обращения к целостной динамике, включающей волны, частицы и холодайны.

В холодинамике сосредоточиться означает "поймать фокус" вне динамики волн или частиц. В мозгу игра в основном проходит в плоскости между волной и частицей.

Общение с "целым", которое представляет интернет, доступ к "наставникам", которые проводят человека через толпу, использование всей системы для усиления ее потенциала - для холодинамического сознания в порядке вещей. В то же время холодинамическое сознание максимально усиливает и личный потенциал. Оно может сфокусироваться на развертывании нескольких потенциалов одновременно. Любой набор обстоятельств руководим его потенциалом. Единение с этим потенциалом открывает бесконечное множество выборов и вызов для характера.

Выбор можно сделать, не теряя индивидуальности и не лишаясь знания. Точно также выбор не уменьшает взаимосвязи со всем полем динамики, в котором совершен данный поступок. Тем, кому известна истинная природа реальности, открыт путь овладения потенциалом. Они исследуют динамику морфогенетического (растущего) поля (Шелдрейк), которая определяет поле игры. Они могут свободно войти в "место планирования", в котором взаимосвязанные живущие договоренности находятся в игре и в танце.

Благодаря этой дополнительной свободе игроки-холодинамисты развивают у себя осознанное знание, личную силу и масштаб видения, чтобы сделать более полной и тонкой свою роль в целостной динамике. Быть холодинамичным означает играть возможным образом.

Конечная игра так или иначе всегда нацелена на увеличение или уменьшение жизненного потенциала в соответствии с личным выбором. Если выбор сделан в пользу расширения потенциала, то речь идет об игре в восходящем потоке. Чтобы уменьшить жизненную силу, человек играет в нисходящем потоке.

Так, например, интернет можно использовать для расширения свободы информации по всему миру, для обмена средствами по улучшению экологической обстановки, для преобразования военных ресурсов для более конструктивного и разумного применения, для того, чтобы накормить голодных, дать кров бездомным и просветить невежественных. Или можно его использовать для создания новых видов преступления, обмана, бесчестия, пропаганды, порнографии или любой другой деятельности, какую выберут участники. Жизнь на планете зависит оттого, как люди выбирают играть в игры, какой танцевать танец жизни.

Воля контролирует энергию, придавая ей форму. Воля придает форму квантовому потенциальному полю, активизируя холодайны в микроканальцах. Когда избраны и активизированы развивающие жизнь холодайны, энергия движется в восходящем потоке. Когда избраны ограничивающие жизнь холодайны, энергия движется в нисходящем потоке.

Развитие обеих этих динамик происходит в каждой жизненной системе. Если бы в жизненных системах не было нисходящих динамик, то не было бы смерти. Подобно шифрованию (которое ограничивает информационные системы в контролируемых пределах), смерть определяет границы жизни. Без нисходящих динамик и окончательного умирания некой системы, жизненные системы заполнили бы вселенную настолько, что все бы в ней умерло.

Сосредоточиться на своем высшем потенциале и следовать его путем значит играть в игру, которая расширяет жизнь, максимизирует ее. Максимальное развитие жизни идет от позиции выбора. Сбиться с пути высшего потенциала значит прибегнуть к одной из крайностей: волновой или линейной динамике и забыть, кто мы такие.

Как только человек забывает, кто он, он покидает холодинамическую игру и начинает играть с более ограниченных позиций. Он играет в линейные или волновые игры, и его энергия и разум движутся и развиваются в соответствии с нисходящими динамиками данной игры. Люди начинают постепенно погибать, потому что жизнь может быть только там, где действительно существует выбор.

Первый признак того, что человек забыл, кто он - когда он начинает "скрывать" свою свободу выбора. Он просто забыл, что у него всегда есть выбор. Изменить игру, или изменить правила игры, или вступить в другую игру значит двигаться в нисходящем потоке. В рамках игры выбора нет. В игре все контролируют холодайны. Вот почему очень многие люди продолжают борьбу из поколения в поколение, настойчиво передавая свою "забывчивость" от родителей к детям. Забыть о выборе - это начало умирания.

Эта "забывчивость" преобладает в динамиках волн и частиц. Особенно в линейной динамике, где люди очень серьезно относятся к конечным играм. Когда люди становятся серьезными, они отделяются от целостной динамики, уходят в линейное мышление. Серьезность уже подразумевает готовность забыть.

В волновой динамике память возвращается снова, поскольку каждый участник начинает сознавать, что данная игра является лишь одной из многих. Они только играют в игры. Перемещаться из одной игры в другую значит забыть. А забывание - это начало конца, то есть смерти.

В холодинамике память возвращается, и с ее приходом восходит заря знания, праздника и радости танца в огнях выбора.

Возьмем для примера язык. Те, кто ищет в прошлом точных соответствий для каждого слова, мыслят линейно. Язык превращается в конечную игру. Язык становится делом серьезным. Потратить жизнь на запоминание всех прежних конечных определений языка - вот окончательная победа лингвиста. Многие люди провели годы, жизнь, читая, изучая, честно заучивая точные языковые формулировки, изложенные много веков назад неким ученым, который точно также потратил на них жизнь. Жизнь, прожитая через слова прошлого, не может быть жизнью настоящего.

Для тех, кто в своих словах стремится к полному присутствию, могут использовать язык в качестве инструмента. Те, кто ищет новые комбинации слов, мыслят нелинейно и обогащают свое сознание таким творчеством. Они могут использовать язык по-новому, более динамично, превращая язык в игру любви, играя с ним в эту игру.

А те, кто допускает существование и новых, и старых формулировок, дают языку жить полной жизнью. Когда жив язык, полной жизнью живет и его носитель.

Как живое существо, язык расширяется он с каждым мгновением, с каждым словом, с каждым поколением. Каждое поколение должно дать ему заново свое определение. Старые формулировки не следует забывать, к ним нужно обращаться как к некому основанию, которое позволяет ему жить более полно и глубоко, более творчески. Наиболее обогащает именно такая ситуация, когда языку даруется жизнь.

Живой язык дает многое: человек может общаться с птицами, разговаривать с животными, плыть вместе с рыбами и слышать дыхание грядущего. Знать, что значит жизнь льва, кошки или собаки. Быть не просто их другом, но жить в единстве с колебаниями жизни каждого живого существа. Превратиться в лес, знать каждое растение. Почувствовать себя во всем, превратиться в плод на нашем общем дереве жизни и ощутить, как проходит через тебя жизненная сила, наполняющая всю жизнь.

Мы рождены, чтобы исследовать и озарить своим присутствием высоты сознания, пока каждое действие не станет проявлением любви и глубокой заботы. Для этого нужно держать в центре внимания каждое действие. Приобщаясь к целостности, мы исцеляемся, разворачивая к свету и вдохновению грядущего дня цветы нашей внутренней сущности.

Другой пример. Серьезное соревнование может существовать, только если все участники договорятся забыть, кто они на самом деле, чтобы соревноваться. Когда человек "скрывается" от самореализации, ему легче принять все предлагаемые роли, глядя с презрением на все остальное. Так игроку в футбол или "пророку" положено "преодолеть свои личные слабости", чтобы осознать себя как "представителя команды" или "того, кто говорит от имени Бога". Сначала его жизнь должна быть очищена, его должны испытать и признать достойным.

Разум, верящий, что ему следует что-то преодолеть, - это разум серьезный и соревнующийся; он уже участвует в линейной игре.

Такие же динамики развиваются, когда человек берет на себя роль "учителя", "боксера-тяжеловеса", "матери", "отца" или "друга" с позиций серьезных и соревновательных. Все участники должны согласиться со своей принадлежностью динамике частиц, чтобы сыграть назначенную игрой роль. Один станет "учителем года", другой - "лучшим другом", "чемпионом" или "любимой" дочерью.

Волновые игроки, с другой стороны, тоже могут соревноваться, но только ради самой игры. Они любят соревнования, но только как путь к самосовершенствованию, радости и жизненной энергии, которую они приобретают, играя. Поэтому волновые игроки несерьезны. Не положение, а расположение зачаровывает эмоциональных игроков. Их внимание притягивает не "положение" учителя, родителя, друга, начальника, футболиста или государственного чиновника, а чувства людей друг к другу.

Первоочередное значение имеют для них любовь, доброта, чувствительность, теплота, открытость, доверие, уважение и уникальность. Даже в делах важнее не результаты и производительность, а связующая гармония группы, чувства, вызванные встречей, и то как люди относятся друг к другу.


Игроки-холодинамисты рассматривают соревнование как часть более продолжительной динамики, в которой человеку выбирает для себя игры. Это не хорошо и не плохо, здесь нет противопоставлений, даже если это серьезная игра, как раз держащаяся на противопоставлении волновых и линейных участников (которые забыли, кто они, чтоб играть). Игрок-холодинамист понимает, что то, что выглядит как соревнование одной формы жизни с другой (за пищу, за землю, за влияние и т. д.), может оказаться частью высшего порядка жизни, который может быть уравновешенным незаметно для нас во многих других мирах.

Соперничество не может привести к потерям. Невозможно, например, утратить самооценку из-за проигранной игры, потерянной территории, даже основ питания или прочих земных вещей. Человек просто делает выбор - отказаться от этого, выбор потерять.

Подобно этому, человек не может утратить силу или состояние, потому что уникальность каждой личности существует независимо от того, что могло бы гипотетически с ней разделаться. Попытка с ней разделаться требует, чтобы человек забыл, кто он.


Кроме этой "забывчивости" принятие неких ролей требует еще линейной серьезности, чтобы убедить всех остальных, что игра - "дело серьезное". Поэтому от родителя, учителя или лидера обычно ожидают, что он отодвинет в сторону личную свободу выбора, чтобы осуществить роль, которую диктует игра. Отныне его личные слова, поступки, чувства, мысли и восприятие себя самого должны лишь отражать его роль, должны быть навязаны ею. Ни в коем случае не самим человеком.

Человек знает, что другой участвует в состязании, потому что оба они серьезны. Некоторые люди так преуспели в исполнении своих ролей, что даже убедили себя, что это и есть их истинная сущность. Их веру поддерживают слова окружающих, награды, звания, признание и вознаграждение.

Всю их индивидуальность определяет их роль и те, кто ее поддерживают. Они не могут сказать, в чем разница между настоящими чувствами родителя и чувствами человека, который ведет себя как родитель. Когда личные чувства отвергаются ради роли, натягивается завеса и конечная игра становится все более поглощающей.

Иногда, чтобы найти себя, лидер пытается изменить границы роли (войти в волновую динамику). Когда это случается, все приходят в смятение, не зная, чего ожидать. Своенравному лидеру приходится испытывать огромное давление, прежде чем он начнет соответствовать требованиям своей роли, как того хочет аудитория, наблюдающая за игрой, и игроки, в ней участвующие.

Если лидер стремится двигаться против течения и изменить границы, линейные участники игры создают своего рода коалиции, которые изолируют повреждения и пытаются снова сделать систему стабильной. Информация в системе реагирует на это естественным и стабилизирующим образом. Такая стабилизирующая реакция изначально присуща любой системе и является частью ее роста.


Ни одна человеческая личность не может появиться из волновой и линейной динамик. Мысли и чувства сами по себе не выдерживают жара в топке жизни.

Личность, которая способна выдержать этот жар рождается в недрах высшего потенциала. Использование высшего потенциала в качестве внутреннего источника стабилизирует личность человека, не замыкаясь в играх противоположностей.

Танец Родителей

Для родителя-холодинамиста дело не в том, хорошо это или плохо забыть, кто мы, и не в том, возможно ли участвовать в жизни в качестве родителя. Дело в том, какая часть скрытого потенциала роли родителя может быть реализована, если об этом помнить (не считая того, что позволяет осуществить "забывчивость").

Что же происходит, если мы убираем завесу забывчивости и охватываем взором всю динамику? Что происходит, когда мы сознаем, что связаны другими договоренностями, помимо тех, что были сделаны в игре? Что происходит, когда мы понимаем, что эти соглашения, по сути, должны были изменить правила игры и сделать возможным ее продолжение так, чтобы весь потенциал невысказанных миров мог быть задействован в этой роли?

Бытие родителем становится чем-то живым. Оно станет тем, что человек из него сделает. В ограниченном, линейном смысле слово "родители" может стать просто воспоминанием о человеке, который поделился своими генами, чтобы создать ребенка. Это может быть человек, который сделал все, что мог (в данном случае неважно, хорошего или плохого), чтобы вырастить детей, оказать им поддержку и даже обеспечить им более или менее приличный старт в жизни.


Родителем может быть человек, для которого ребенок - это "печать навсегда" и поэтому он обеспечивает место на небесах. В целом все бытие родителя представляет собой нескончаемый набор игр, слов и действий, которые становятся частью звания.

Эти микро и макро родительские динамики проявляются от поколения к поколению, от мира к миру.

Те, кто обвиняют своих родителей в невыполнении их извне определенных ролей, сами играют в линейную, конечную игру. Цена игры - прекращение родительских полномочий. Когда дети осуждают, считают, что им "не за что благодарить" родителей, давших им жизнь, или людей, их воспитавших, когда они отвергают, отрицают, отдаляются, обвиняют, становятся жертвами или подавляются ролью своих родителей, они отрицают и себя как родителей.

В своем микромире эти дети создают условия для распространения этого отрицания на следующее поколение, не совершая при этом сознательного выбора. Этим процессом руководят холодайны, которые человек мало контролирует или не контролирует вовсе до тех пор, пока он в игре. Обвинительная игра началась.

Когда члены семьи позволяют одному линейному игроку действовать в качестве судьи, доминировать в игре, устанавливать незыблемые правила, и при этом сами отказываются от своей свободы выбора иного пути, исследования других возможностей, они все проигрывают. Семейная динамика начинает развиваться в нисходящем потоке. Это, в сущности, умирание семьи. Это смерть родителей в них самих и в следующих поколениях. Динамика теперь изменится не раньше, чем кто-то решит вспомнить, кто они.


Чтобы сделать сознательный выбор, они должны вспомнить о договоренностях, заключенных для преодоления связывающих ролями родительских игр. Это выбор вырваться из пут линейной игры и вступить в волновую динамику. Они помнят, что способны изменить правила и поменять роли. У них есть выбор.

Сознательный выбор - изменить игру - открывает много других возможностей. Находясь в фокусе, человек может вспомнить, что он собой представляет в своем высшем потенциале, и в этом знании могут войти в другие миры, в которых динамики родителей и детей постоянно участвуют в холодинамической многомерной игре отношений. Мудрость этих миров становится доступной для тех, кто сделает выбор и вспомнит о ней.


Для линейных игроков знание и доступ к этим целостным динамикам вполне естественно выглядит как осквернение самой природы реальности. Иногда, когда конечная реальность обожествляется, это даже выглядит как надругательство над божественной реальностью.

Вспомнить - значит покинуть роль со всеми ее удобствами. Те, кто прочно угнездился в удобной роли за счет семьи или других, просто эгоистичны, ленивы и нарциссичны. Они слишком далеко ушли от целостной динамики и так прочно о ней забыли, что настаивают, чтобы и другие сделали то же самое. Они обвиняют родителей в том, что их "бросили", и, в своих обвинениях, сами бросают родителей и родительский мир внутри себя.

Они утверждают чаще, чем когда-либо, что с ними такое не случится. Они будут "лучшими родителями на свете". И, утверждая это, они уже убили живший в настоящем "совершенный" потенциал родителя поисками наилучшего потенциала в будущем.

Когда в человеке умер родитель, для преодоления чувства брошенности требуется не замена его другим родителем, способность справляться с конечными играми, так что человек может перейти из конечной игры в бесконечную, а оттуда - в холодинамику. Человеку надо овладеть волновой динамикой (помнить, кто он, и как менять правила игры). Потом он может пройти через целостную динамику и вспомнить соглашения между всеми игроками, во всех играх и во всех мирах.

Детям, роли которых всегда определялись как конечные и которые воспринимают себя через призму этих ролей, при таком сдвиге от роли линейного родителя может показаться, как будто их бросили.

Однако для волнового мышления изменение границ роли очень важно для открытия новых измерений жизни родителя.


А с холодинамической точками зрения сам сдвиг и последующая реакция на него являются частью процесса свободного выбора (чувства брошенности, осуждения, одиночества, шока, вины, гнева, обвинения и затем выздоровление, потеря, снова выздоровление, потом компенсация, защита, недоумение, уход от забывчивости и все прочие линейные последствия, обычно сопровождающие смещение границ роли).

Родительский выбор выйти из игры и вспомнить, кто он на самом деле и кто остальные игроки, требует невероятного мужества, движимого всеобщей и безусловной любовью. Но тем, кто замкнут в линейно-волновых противоположностях, это выглядит, как будто они кого-то бросают.

Выход из этого чувства брошенности в том, чтобы вспомнить все, и в этом знании, выбрать для себя безусловную любовь.

Не может ли выбор, движимый любовью, уничтожить любовь? Возможно ли, чтобы родители выбрали развод и продолжали любить друг друга? Означает ли развод, что родители не любят своих детей? Изменение ролей не отменяет полного присутствия родителей, если, конечно, игроки сами не примут такого решения.


Когда дети соглашаются с тем, что их бросили, они играют в игры "брошенных" и поддерживают в этом друг друга, так что игру нельзя изменить. Это создает мнимую стабильность и внутреннее противоречие. Их линейный фокус становится еще конкретнее, внося ложное чувство безопасности в семью, которая все еще надеется остаться таковой. Но все конечные игры рано или поздно заканчиваются. Если игру обожествляли, это означает конец этой божественности. Кто хотел обрести индивидуальность в этой обожествленной игре, теряет божественное, когда игра завершена.

Сами того не понимая, линейные игроки создают конец семьи. Положить же конец родительским отношениям одного из родителей невозможно. Оба родителя перестают существовать как родители, если в одном из них родитель умер. Один из них может "выиграть", а другой "проиграть" (потому что он или они "плохие"), но игра родителя и игра всей семьи завершается. Она умирает, но, с волновой точки зрения, в конце концов может быть воссоздана в новой семье.

Разум, который верит в конец как таковой, и стремится к победе, уже пойман в ловушку. Это линейный разум, играющий в линейные игры. Пока в нем преобладает мышление частиц, оно будет всех и каждого вести к одному и тому же заключению. Игра должна закончиться. Семья умирает. Умирает Бог.

Тогда каждый участник, каждый ребенок должен искать другую игру, в которой действуют те же правила, по которым они свободно согласились играть. Они должны прийти к выводу, что Бог умер только в одном человеке - том самом "плохом". Того "плохого" они бросают. Они с нетерпением ожидают того времени, когда у них будет своя собственная семья, все время играя по правилам, исполняя свою роль, и никогда, никогда не отклоняясь от них. Чтобы были такие правила, они должны быть правилами "от Бога". Таким образом создается игра для всего следующего поколения.

Их пребывание родителями должно закончиться, потому что их состоянием родителей управляют отвечающие за это холодайны. В какой-то момент времени холодайны, завершившие игру их родителей, приведут к гибели их семью и родителей в них самих.

Тем временем, чтобы остаться в семье в качестве игроков волн/частиц, чтобы сохранить эту семью и ее здоровье, участники должны определить игру в соответствии со старыми, "божественными" правилами семейного счастья. Чтобы сохранить любящую, или веселую, или понимающую, духовную, свободную, словом, "хорошую" семью, все ее члены должны признать, что кто-то "проиграл". (Или, может быть, отношения потерпели фиаско, но проигравший должен быть обязательно). Тогда и только тогда игра может быть запущена заново, оставаясь в поле линейно-волновых противоположностей.

Конечную родительскую игру можно перестроить по-разному. Игроки могут подыскать замену - нового родителя, готового играть в родительские игры по старым правилам. Им требуется тот, кто возьмет на себя эту роль с минимальными поправками, подчиняясь "божественным правилам".

Поскольку в конечной игре требуется, чтобы некто "забывчивый" взял на себя роль нового родителя (и супруг, и вся семья преданы конечной игре - теперь более, чем прежде, чтобы доказать, что они правы), необходимо найти человека, готового к тому, чтобы его жизнь определяли семейные правила роли.

Если культура достаточно широка и средства коммуникации развиты, такого человека найти легко. В сущности, это роль культуры - обеспечить и такого человека, и такое событие. Чтобы выиграть, нужно перестроит роль. Многие религии допускают такую возможность - либо в этой жизни, либо в будущей.

В обстановке противоположных динамик новому родителю придется встретиться с тремя препятствиями. Первое - одобрение мужа или жены как "супруга, который будет играть по божественным правилам". Потом нужно одобрение других членов семьи как родительских фигур, которые будут играть "по семейным правилам, существующих для родителей". Иначе он или она не будут приняты детьми, которые все еще находятся в старой игре. Третье, новый родитель должен обрести общественное признание (со стороны церкви, государства и общества) как человека, который будет играть "родителя" по правилам общества.

Если родитель способен добиться признания на всех трех уровнях, наградой будет официальное признание со стороны супруга (который теперь "принадлежит" ему), и все чувства, которые по правилам должны быть обращены на мужа или жену, теперь будут перенесены на нового супруга. Семья становится "семьей" и все абстрактные родительские чувства (которые по правилам должны быть у родителя) теперь становятся чувствами данного человека. Все чувства детей к родителю, какие опять же должны быть по правилам, теперь направлены на этого человека. Общество прощает, а церковь обожествляет нового родителя. Все заперты в той же линейной игре в надежде получить награду в виде звания божественной, вечной четы, божественной семьи как стабильной ячейки общества. Вся система утратила жизнь.

Она безжизненна потому, что это линейная игра, которая уповает на будущее, а будущее это никогда не настанет, потому что игра отвергла то будущее, которое уже существует в настоящем.


Любой член семьи может сделать выбор и выйти за пределы линейных семейных игр - в любой момент. Если, к примеру, оба родителя, которые дали жизнь ребенку и, возможно, его воспитали, решили разойтись, но остаться в роли родителей, то они бросают вызов правилам линейной игры. (На эту тему существует множество книг и фильмов.)

Если правилам игры однажды брошен вызов, есть шанс, что игра перейдет на следующий уровень развития своего потенциала. Каждый может выбрать - играть или не играть. Поэтому, когда развод и новый брак восстанавливают игру по новым правилам, изменение игры дает новую жизнь семье.


Если новые правила ничем не отличаются от старых и изменился только исполнитель роли, тогда игрокам нужно измениться совсем ненамного. Этого обычно хотят те игроки, которые держатся линейно-волновых крайностей и полны решимости такими и остаться. Поэтому игра быстро переключается обратно в прежнее русло, просто произошла замена игроков.

Одним из показателей новой игры является степень принятия родителями друг друга и новых партнеров, если таковые будут (даже если игра ведется в одной из полярностей - волновой). Если пара дружелюбна и разумно заботится друг о друге, готова к открытому общению и разделяет стремление создать новую полноценную семью, есть шанс, что игра перейдет из линейной в бесконечную или даже в холодинамическую. Если этого нет, то игра, скорее всего не изменится.

С точки зрения линейной пары единственный шанс выжить - это сплотить вокруг себя семью и культуру, продолжать выделять "изгоев" как "нехороших людей" и держаться друг друга, если приходится действовать вне линейных игр в отчаянной попытке скрыть забытое. Отношения детей и родителей и вся система семьи становится закрытой. Эти линейные динамики уже замкнуты в своей закрытости.


С холодинамической точки зрения переключение с роли родителя на какую-то другую вполне естественно, при этом человек помнит о сделанных договоренностях (которые существуют во всех мирах в различных формах) и видит конкретное присутствие каждого игрока (даже прежнего супруга). Это необходимо, если человек решил участвовать в системе так, чтобы сохранить ей жизнь.

Переключение ролей или изменение правил создает ситуации, в которых руководимые ролями дети могут продемонстрировать сначала нелинейные родительские динамики, а потом более широкую родительскую холодинамику.

Игроку нужно немалое мужество, чтобы перейти от частицы к волне, а потом к холодинамике в любой ситуации, а особенно в ситуации семьи. Семейные холодайны - одни из самых живучих. Они накрепко связаны с личностью человека и имеют поддержку как коллективная ценность. Члены семьи могут сплотиться, чтобы сознательно и систематически отдалять от семьи и от общественных мероприятий всякого члена семьи, который проявил "слабость" и принял "отверженного". Общество, церковь и друзья сделают то же самое, если они вовлечены в игру обвинения "плохих".

Однако, если человек решает посмотреть на проблему с холодинамической точки зрения, руководствуясь своим высшим потенциалом, вся игра становится интереснейшим полем, в котором можно играть, если вспомнить о том, кто мы.

Те, кто сделает такой выбор, смогут ощутить новые измерения межличностных связей помимо тех, которые даны семьей, церковью или культурными стереотипами. "Помня все", они сами "становятся" семьей, церковью и культурой - всеми культурами.


Они сознают, что всем линейным и волновым играм придет конец. Если внутренний родитель останется в рамках этих игр, он погибнет. Также погибнет и брак, если не выйдет за пределы этих противоположных динамик. Брак должен выйти за рамки своих ролей и за рамки своей потребности их изменить. Он должен, как живая динамичная система, развиваться вне надежд или обещаний получить в конце концов награду "где-то" там, "на небесах". Подобные награды как раз существуют для тех, кто мыслит линейно-волновыми противоположностями, потому что благодаря этим наградам и действуют эти игры.

В эти награды верит только тот, кто забыл, кем является на самом деле. Члены семьи должны тогда забыть о своей природе, кто они и какую роль играют в игре жизни.

Они забывают, что уже присутствуют в своем высшем потенциале, и неразделимо связаны с другими высшими потенциалами. Их существование уже находится в измерении всемогущем, вездесущем и всеведущем. Они неразрывно связаны с источником и, вследствие этого, заключили договоренности, которые привели их в эту семью, чтобы они могли играть, преодолевая "забывчивость".


Чтобы признать себя всемогущим, вездесущим и всеведущим, надо выйти за рамки мышления волн и частиц. Для этого нужно уметь "превращаться". Стать другим человеком, стать семьей, превратиться в саму жизнь.


Пары забывают об истинной природе их соглашений, чтобы иметь надежду на счастливый брак в будущем. В действительности их отношения были и являются вечными. Вспомнить об этом означает увидеть все многообразие бесконечности жизни и быть благодарным за это, вне зависимости от своих ролей. Нужно просто помнить о всеобщей безусловной любви.


Чтобы выбрать живые отношения и живую семью, нужно во время игры менять правила (от игры частиц к волновой игре, а потом к холодинамической реальности). Жизнь родителя можно рассматривать как:


1. Состояние, которое можно определить не как внутреннее или внешнее, а как вечное, не имеющее ни начала, ни конца, существующее именно как состояние.

2. Оно выбрано всеми участниками и зависит не от долга, а от разумных, любящих, живых и динамичных обязательств, которые время от времени меняются и совершенны в своей целостности.

3. Это приглашение к исследованию, к совместной игре и опыту, к тому, чтобы вместе проявить жизненный потенциал в семейной динамике.


Чтобы стать открытым для этого состояния, нужно знать, как менять правила, преобразовывать холодайны и создавать альтернативы печальному умиранию внутреннего родителя или самой семьи. Все это не получится, если просто заменить одного родителя другим, не меняя игры. Такой вариант только на некоторое время отдалит смерть.

Чтобы понять целостную динамику, нужно сбросить все маски, исследовать природу индивидуальной реальности и многомерных связей, не склоняясь к линейным правилам и ролям или к бездумной забывчивости. Только те, кто знает, что представляют собой они сами и их семья (как семья), могут позволить себе столь мужественное исследование. Потому что только если мы знаем, кто мы, мы начинаем понимать, что все, что ни делается, делается с любовью.

Поступить иначе означает по доброй воле отказаться от свободы выбрать любовь. Разум проявляется тогда, когда выборы можно отличить один от другого. А это можно сделать, когда человек решает исследовать все альтернативные пути проявления любви друг к другу.

Чтобы достичь своего наиболее полного потенциала, члены семьи на своем языке должны исследовать линейную и волновую динамику семьи, с учетом своих собственных процессов, а потом, как результат свободного выбора, пережить опыт целостной динамики семейной жизни.


Иначе волновая и линейная динамики возобладают над всем потоком человеческих стремлений. Человек должен "верить". Те, кто знает, что "верит", знают только то, что они "верят". Они знают, что не "знают". Никакая забывчивость не скроет от них сам факт, что они забыли.

Никакие предсказания, идентификация или коллективные договоренности, как бы они не были прочно закреплены при рождении и как бы ни были одобрены обществом, не могут помешать проявлению потенциала.

Среда, сформированная пониманием соглашений одного высшего потенциала с другим, создает некое поле, в котором можно наблюдать перекрещение различных взглядов. Такое "перекрестное опыление" сдвигает страх в отдаленные края нашего знания. Когда мы признаем это и позволяем людям самовыражаться в поле любви, мы, естественно, ищем некие точки соприкосновения, общие моменты, что позволяет сопоставить смысл новой информации с тем, что мы уже знаем. Она самоорганизуется в нечто большее, в то, что лучше отражает, кто мы и как связаны с жизнью сейчас. Эта взаимосвязь и есть танец жизни.


Познание - это суть жизни. В исследовании друг друга заново происходит открытие самой природы потенциала нашего совместного бытия. Мы обретаем память.

Танец Брака

Участвовать в танце брака можно тремя способами. Можно строить отношения на основе динамики частиц, динамики волн или на основе холодинамики.

С точки зрения линейной динамики брак - это и звание, и положение. Звания - это знак общественного признания. Общество признает, что пары принесли свое прошлое в настоящее. Это происходит потому, что линейный разум неспособен охватить целое. Он утратил (хотя и временно) свою способность чувствовать будущее и видит только часть настоящего. Так и получается, что линейная пара цепко держится за прошлое, чтобы установить прочные правила своих отношений в настоящем. Это привнесение прошлого в настоящее придумано для того, чтобы обеспечить себе надежное будущее.

Те, кто рассматривают брак, как особую форму безбедного существования в будущем, играют в линейную, конечную игру. Они надеются, что если они будут играть как следует, они в награду получат счастье - в будущем. С этой, линейной позиции невозможно понять, что такое нелинейная динамика. Поэтому их игра непоследовательна, ей недостает гармонии и цельности. В линейном разуме нет места нелинейным отношениям или даже представлениям о них.

Если человек однажды осознал, что он существует вне времени, то им не может управлять прошлое, он не станет искать счастье в будущем. У конечных игр, естественно, есть и начало, и конец, значит, и брак начинается, а потом заканчивается. Такая непоследовательность создает внутренний конфликт, который линейное мышление разрешить не может. Как только линейный разум подбирается к чему-то нелинейному, ему приходится прибегать к банальностям, ярлыкам и, изредка, метафорам. Метафоры ведут к нелинейному, волновому процессу, и конечный разум скоропалительно делает вывод, что "в таинственности" метафор ему удалось объяснить необъяснимое. На самом деле он ничего не объяснил и объяснить не может.

С волновых позиций брак - это непреходящие отношения. Им нет ни начала, ни конца. Она продолжается в течение жизни или смерти, вне зависимости от того, что произойдет в игре. Даже попытка силой положить конец этому танцу, игнорируя разведенного игрока, уезжая от разведенного супруга или с помощью других игр из серии "Я верю, что мы расстались навек", не может прекратить этот брак.

Однако, во всей волновой динамике есть определенная непоследовательность (а значит, изнутри создаваемый конфликт). Нелинейные танцоры танцуют только ради самого процесса танца и ради тех, кто хочет танцевать.

Когда это происходит, человеку приходится забыть, кто он и что такое танец жизни, каким был план этого танца и какие были заключены соглашения относительно всей динамики событий на планете во всех возможных измерениях. Вообще, если человек должен танцевать по какой-то причине, танцевать по-настоящему он не сможет.

Если в игре от каждого игрока требуется скрывать свою всеобщую холодинамическую сущность, то эта игра становится причиной внутреннего конфликта, который потом нужно разрешить. Поэтому идея вступить в "вечный" брак сама по себе уже является противоречием. Это означает, что требуется нечто, чтобы появилось что-то другое (брак навсегда, например), на самом деле уже существующее. Содействовать его появлению - значит отвергнуть то, что он уже существует, и потом заняться его созданием.


В холодинамической реальности все отношения вечны и имеют неограниченные возможности для развертывания своего потенциала. Не имеет значения, есть ли у игры начало и конец. В целом, то, что кажется началом или концом, тем ли другим, на самом деле было запланировано. Этот "план" присутствует во всем и всегда находится в динамике.


Поэтому все конечные и бесконечные игры являются противоречивыми и неполными.

Волновые/неволновые игры противоречивы потому, что игра ради других или ради продолжения игры требует забыть то, что на самом деле настоящее, то есть план. Она требует забыть те связи, которые делают возможными поляризованные игры. Она требует отказаться от холодинамической сущности собственного разума.


Когда человек обо всем этом вспоминает, он узнает по-настоящему каждого игрока, и, в этом узнавании, проявляется их любовь друг к другу.

Эти динамики содержательнее, полнее, мощнее и богаче, потому что в них содержится память обо всех играх, в которых они участвовали, участвуют и будут участвовать вместе. Это позволяет игрокам выйти за пределы времени вдоль границ вселенной и испытать богатство своего совместного потенциала, чтобы сдержать свои обязательства в игре.


Люди частиц ожидают, что другие будут обращаться к ним по их званию: "Да, сэр", "Благодарю, Ваша светлость". Но они едва ли ожидают, что к ним будут обращаться в соответствии с их статусом в браке. В сущности, даже те люди, которые по долгу службы вправе ожидать обращения по званию (майор, сержант, капитан, гражданин судья), никогда не подумают о своем звании в зависимости от того, как они женаты. Они лучше знают.

Им не придет в голову представиться как "вечно женатая пара". Это не то звание, которое люди будут упоминать, если только им не придется убеждать аудиторию в том, что их брак вечен. Как только им приходится в чем-либо убеждать самих себя, друг друга или зрителей, они оказываются в игре "Кто победит?", и в чем бы они не пытались себя убедить, уже стало неживым в соответствующей части их сознания.

Кроме того, эффективность титула зависит от того, насколько он видим. Им даруют силу те, кто добровольно отказался от своей силы в память о них. Насколько силы мы отдаем титулу, настолько мы мертвы. Мы начинаем жить во имя своего титула, звания. А если мы живем ради титула, то мы мертвы для той части титула, которая существует за его пределами.

Поэтому люди, отдавшие отношениям свою силу ради звания, в такой же степени мертвы в этих отношениях.

Когда линейная игра заканчивается, титул победителя теперь относится только к одной этой игре или серии игр. В эти игры уже нельзя сыграть снова. Те, кто женится, должны спросить себя, является ли это титулом.

Титулы сильны только тогда, когда их признают, когда они помнят. Некоторые из них можно унаследовать, но только если для этого есть осязаемые основания. Они часто воплощаются в некое подобие креста или иконы, символизирующие первоначальную победу.

Брак никогда не может быть ограничен рамками общественного положения. Положение в обществе - это способ признания того, что занимающий его человек победил всех прочих претендентов на это место. Держатель титула - самый квалифицированный, знающий, самый богатый, самый духовный, любящий, достойный, преданный, наиболее приемлемый и имеющий прав на это место больше других. Сила общественного положения зависит от того, насколько его признали другие, те, кто отказался от своей свободы в этом положении и подчинился ему.

Положение в обществе не ограничено во времени. Неважно, кто его занимает, оно обладает силой по соглашению тех, кто обслуживает этот статус. Начальник компании может смениться, но само положение "начальника" меняется редко. Почести, воздаваемые президенту страны, являются неотъемлемым качеством института президентства, и необязательно качеством самого человека.

Является ли брак таким "положением"? Может ли "муж" или "жена" определить нашу сущность? В какой момент мы становимся этим положением? Что заставляет нас заявить, что мы обрели это положение? Только в линейной игре, когда зрителей нужно в чем-то убеждать, мы больше не занимаем положение "мужа" или "жены".

Одна из важнейших функций общества - придать ценность званиям, ярлыкам и положениям и обеспечить их действенность. В этом смысле западное общество чрезмерно линейно. Вся наша история написана с позиции воздаяния должного героям прошлого и почестей героям настоящего. Из этих рассказов формируется инфраструктура нашей общественной морали, руководящей нашей коллективной ментальностью.


Пары, решившие пожениться, вступают в игру брака. Пары, знакомые с изначальным планом, знают все игры брака и играют по своему выбору. Интимность, любовь, готовность разделить жизнь с другим человеком, рождение детей, совместное развитие семьи и все остальные аспекты потенциала в семейных отношениях могут быть воплощены в совместном бытии. Это состояние совместного бытия является живой, динамичной и вневременной сущностью, которая проявляется в жизни данной пары. Эта сущность отражает управляющий ею потенциал отношений и по природе своей имеет множество скрытых аспектов, которые ищут возможностей для реализации.


Те пары, которые отвергают, избегают, упрощают, заменяют или искажают свое совместное существование, ограничивают силу своей любви и убивают саму суть своего совместного потенциала. Ни одна внешняя система, будь то церковь, общество или государство, не может заменить личной ответственности за проявление совместного бытия двух человек. Никакое звание, положение или лист бумаги, неважно, насколько их поддерживает или обожествляет общество, не могут обеспечить доверие или подлинность живой динамической сущности совместного потенциала двух человек, которые сделали выбор любить друг друга и жить вместе.

Жизнь вообще ничем нельзя заменить.

Танец Смерти

Смерть появляется в игре жизни именно в связи вневременной природой званий и положений. То, как человек обращается со смертью зависит от него самого, является ли он линейной личностью, волновой или холодинамической.

Игра частиц завершается с последним ходом. Крайний вариант - победитель убивает побежденного. Обычно же достаточно изгнать его из игры. Для линейного игрока развод - это "конец брака". Это смерть пребывания вдвоем, конец сопричастности, конец отношений.

В играх, в которые играют люди, жизнь и смерть редко являются ставкой. Особенно в играх частиц. Обычно ставкой оказываются звание или положение (женат, муж/жена) и, когда линейная личность провозглашает, что все остальные вне игры, более сильным ходом считается, если побежденного напрочь лишат положения или звания - сделают человеком, на которого вообще не следует обращать внимания. Если личность человека накрепко привязана к званию или положению, это может означать смерть данной личности.

Смерть - это триумф прошлого над будущим. Это попытка искоренить все нелинейные неожиданности, чтобы удовлетворить потребность в стабильности и подтвердить ценность игры. Это часть вечной борьбы между теми элементами, которые стабилизируют жизненные силы, и теми, которые создают нелинейную кайму непредвиденного.

Брак уже стал неживым, если участники воспринимают его как некое положение, звание или право. Брак уже стал неживым, если они проживают его как бесконечный танец.


Брак живет только там, если он представляет собой цельность, в каждый момент рождающуюся заново из источника любви между теми людьми, которые в каждый момент снова совершают выбор любить друг друга.


"Проигравшие" линейные игроки часто погибают, хотя все еще живы, потому что верят ярлыкам, которые на них навешивает общество или победители (или потенциальные победители - например, "Мой брак будет заключен на небесах, а твой нет"). Те, кто верит в это, отказываются от полноценной игры и никогда не станут больше бороться за звания, ярлыки или положение. Для некоторых групп, для суфистов, например, это является особого рода триумфом, поскольку символизирует выход из конечной ментальности в мир бесконечных или "духовных" возможностей.

Для линейного же разума это может означать только поступь смерти.

Победители живут "вечно", потому что их память, звания или положения никогда не будут забыты. Из невозможно забыть. Так египетские фараоны обрели бессмертие (вместе со своими лошадьми, кошками, слугами, огромными владениями и дворцами). Мученики "сражаются за правое дело" и выдвигают в качестве цели "причину".

Они обретают жизнь в смерти. Это не жизнь "после смерти", это надежда на жизнь "после жизни мира". В поляризованных линейных и волновых крайностях о них помнят благодаря их званиям, потому что именно память прошлого определяет игры жизни.

Браки, которые уповают на будущее, помнят не из-за порожденной ими жизни, а потому, что последующая жизнь порождает брак.

Эта тема имеет множество вариаций, как-то: браки, "живущие во имя прошлого" или браки, которые умерли и "живут лишь ради будущего".

Брак, живущий только ради прошлого, можно определить как брак, которым руководят правила и роли. В 1950-х годах на западе Америки в провинции женщины обычно сидели дома и воспитывали детей, мужчины работали и приносили деньги. У партнеров по браку был регулярный секс (вне зависимости от их чувств, не говоря уже о "полном присутствии"), были дети (опять же вне зависимости от их чувств или присутствия); они строили дома, ходили на работу - потому что этого требовали правила общества. Такие правила были установлены, чтобы обезопасить прошлое и обеспечить ему долгую жизнь в будущем. Такие браки были основаны на жизни в прошлом. А браки, живущие для прошлого, не имеют жизни в настоящем.

Не имеет ее и брак, живущий ради будущего. Такой брак можно определить как постоянное пожертвование для того, чтобы как можно дольше остаться в игре и дождаться раздачи призов, получить награду. В таком браке необязательно уметь общаться, учиться любить, открывать чудеса интимности или двигаться к совместному потенциалу, потому что "если мы просто будем вместе", все это "само произойдет" в будущем или на небесах.

Обязательства перед микроскопической правдой можно игнорировать в надежде, что "все это сработает" в будущем, когда что-то произойдет (явится мессия, будут деньги, все уверуют, как я, все вступят в нашу церковь, все покаются в грехах, везде будут божественные правительства, бесклассовое общество, смерть неверных или возвращение в Сион).

Эта динамика, которая стремится положить конец злу сегодняшнему, чтобы обеспечить лучшее будущее (которая является частью всех волновых/линейных игр) является основой всего зла.

Зло никогда не является намерением зла. Намерение зла - положить конец всякому злу.

Зло - это прекращение всех игр вне зависимости от правил.

Это вынужденное признание звания теми, у кого нет другого выбора.

Зло существует повсюду. Оно изначально присуще всем поляризованным играм, его невозможно понять или справиться с ним, если не стать по-настоящему холодинамичным.

Возьмем, к примеру, науку и искусство медицины. В течение нескольких последних десятилетий люди попадают во власть линейных медицинских стратегий, которые медленно вытягивают из них ресурсы. Люди отдают жизнь в надежде потом отвоевать ее обратно.

Те, кто вечно сидит на диете, отказываются есть большинство приемлемых для человека продуктов, бесконечно выискивают особые формулы для продления жизни, на самом деле ненавидят жизнь сейчас, чтобы потом иметь лучшую жизнь. Они медленно умирают вместо того, чтобы жить по-настоящему.

Смерть для них является поражением. Долгая жизнь - победой. Жить - хорошо. Смерть - это плохо, это зло. Если бы они могли преодолеть зло и смерть, они могли бы по-настоящему жить.

Смерть является злом, потому что она воплощена в образе "мрачной жницы" как символа их окончательного поражения. После всей борьбы и жертв это последний знак слабости. "Вестник греха", как говорил апостол Павел. Проигравшие мертвы, поэтому все мертвые считаются проигравшими.

Жизнь нужно еще "заслужить". Даже жизнь в браке нужно заслужить. Победители приобретают вечную жизнь, вечный брак, вечную семью. За жизнь в браке нужно бороться и ее же получить в награду. Жизнь в браке существует не для того, чтобы жить. Она существует для накопления трофеев и наград, завоеванных в выигранной войне. Дети тоже существуют не для жизни, они собственность, которую нужно хранить, чтобы они могли увековечить жизнь, которую они никогда не могли бы прожить в надежде, что из жизни могут как-нибудь в будущем стать источниками настоящей жизни.

Мы играем в игры, чтобы жить. Мы не живем, чтобы играть.

В этом смысле все поляризованные игры направлены против самих себя. В живых остается только победитель, а он не сможет жить иначе, как победив смерть. Смерть победить не может никто, значит, все проиграли.

Итак, мы умираем в жизни или мы живем в смерти. Это противоречие, жизнь, которую мы не можем прожить лично или в качестве пары, семьи или общества. Мы сами создали предпосылки для увековечивания постоянных войн, болезней, нарушения функций и смерти. Все это зерна коллективной патологии.

Когда мы познаем истинную природу линейных-волновых поляризованных игр, когда мы узнаем о том, что в них невозможно победить, мы, естественно, начинаем переговоры (внутри себя, на уровне холодайнов), чтобы что-то изменить. Наиболее очевидная возможность для перемен - это переключение на нелинейную игру. Итак, все участники соглашаются на волновую игру.

Знание о волновых играх поднимается подобно волне на берегу нашего сознания и поднимает нас на новый уровень сознания, где мы сталкиваемся с новым уровнем противоречий. Волновые игры представляют собой просто другой полюс игр частиц. Частицы - это всего-навсего остановившиеся волны.

Здесь мы можем выбрать, как прожить жизнь, изменить правила, по которым мы играем, и продолжить игру по другим правилам. Мы можем отвергнуть участников и играть по своим правилам, отличным от правил остальных участников. Мы можем вступить в замкнутый круг, вечно искать и ничего не находить. Хотя с виду это похоже на жизнь, мы мертвы.

Если человек выбирает жизнь или любовь, он не может выйти из игры, даже если он оставил брак.

Невозможно выйти из отношений. Любовь нельзя разделить на частицы. Любовь представляет собой динамику поля. Любовь существует всегда. Она - вне времени. Жизнь существует всегда и она тоже является нитью в многоцветном ковре существующего вне времени скрытого порядка.

Волновой игрок продолжает отношения, даже если их форма изменилась от брака до дружбы (или вражды). Очевидно, что отношения живы - хотя двое могут быть разделены и физически, и духовно, и эмоционально. Живут отношения между их холодайнами, даже если не осталось ничего иного, и просто изменяется звание от "супруга" на "бывшего супруга".

Те, кто играет с границами, могут изменить границы отношений. Так, бесконечный брак умирает. Границы смерти являются частью игры. Поэтому смерть происходит в ходе игры и не означает ее конца, потому что конца быть не может. Такая смерть может быть драматичной, динамичной и травмирующей одновременно. Может быть огромным стимулом для нарастающей страсти к игре. Такие стимулы всегда появляются "в нужное время".

Волновые игры семьи и брака никогда не заканчиваются. Участники, как уже говорилось выше, играют всю жизнь. Они живут для игры. Для волнового игрока брак умирает во имя других - чтобы другие могли продолжить игру.

Там, где линейная пара играет ради бессмертия, волновая пара играет в качестве смертных в бессмертной игре. Они уже бессмертны, динамичны, живы и полны нелинейных неожиданностей. Они готовы поделиться своей микроскопической истиной и навсегда остаться уязвимыми, открытыми, готовыми к продолжению игры брака, но они никогда не боятся, что брак умрет.

В бесконечном браке ничто не может быть по сценарию. Поскольку пара хочет защититься от будущего, они больше не играют друг с другом, они сражаются друг против друга. Они установили границы, против которых теперь вынуждены вечно бороться.

Когда эти конечные границы рушатся, линейный игрок сдается противнику. Брак же умирает с последним ходом победителя.

Волновая пара может допустить гибель своего брака, но тогда брак погибнет "в нужное время". Это не обязательно должно быть серьезное событие, его можно даже рассматривать как радостное, в котором рождается новая жизнь из продолжающегося танца жизни. Они могут снова вступить в брак с кем-то другим, и танец будет продолжаться. Радость проявляется в новых измерениях. Значение брака побеждает, и холодайны начинают снова управлять танцем, во имя семьи, церкви, Бога, общества или всего прочего, что участвует в бесконечном танце.

Те, кто верит, что их брак "умер в нужное время", снова замыкаются в жизни, которую они не могут прожить. Они умирают, чтобы обеспечить игру для других. Неважно, сколько раз они вступают в вечный брак, танец остается прежним. В нем содержатся те же противоречия и ограничения. Если человек не изменит танца, он окажется в ловушке, в бесконечном замкнутом круге.

Чтобы выбраться из этого круга, нужно полюбить его настолько, чтобы исследовать все его ограничения, выявить его намерения и "превратиться" в них.


Холодинамической паре не нужно дожидаться смерти брака или переименовывать отношения, чтобы продолжать танец. Действовать в линейной, волновой или холодинамике - для них просто дело выбора. Они могут обдумать каждый из приобретенных уроков, каждый из участников играет успешную роль, и каждый может выбрать переход к другой жизни вне древнего танца брака.


Они это делают, не испытывая сожаления или вины, не оглядываясь назад. Линейному разуму это представляется "патологической отчужденностью" или "греховным пренебрежением". Для волнового участника это выглядит как смерть танца, которая ведет к наихудшим последствиям.


Но для холодинамического разума это отражает здоровый всеобъемлющий подход к природе безграничной вневременной реальности, который открывает поле безграничных возможностей.

Игроки-холодинамисты используют опыт брака и его волновые/линейные динамики, как часть богатейшего источника, который вечно бьет в смертной жизни. Они постоянно ищут новых путей для раскрытия потенциала настоящего. Смерти не существует. Не существует разделения. Любовь потерять невозможно. Существует только глубокое понимание и стремление к обучению, к развертыванию потенциала и выражению любви, испытанной в бесконечном сейчас.

С этой точки зрения и линейные, и волновые игроки трансформируются. Они и их брак, кажется, погибают. Кажется, все динамики приходят к концу. На самом деле, истинная природа жизни является выражением вечности, целостности "Я" или святости, включая постоянное взаимодействие с многочисленными параллельными мирами, существующими в "сейчас", рассматриваемыми как прошлое, настоящее и будущее, все противоположности в действительности представляют собой одну реальность.


И даже хотя нелинейное сознание рассматривает смерть как неотъемлемую часть танца, они не понимают истинной природы жизни, взаимодействующей с многочисленными параллельными мирами, одновременно существующими сейчас, с перекрывающими друг друга полями.


Линейным игрокам жизнь видится как серьезная и тяжелая работа. Для волновых игроков это радостная игра, для игроков-холодинамистов жизнь - это все, чем она была, и все, что она есть, и все, чем она могла быть, ибо все это существует где-то уже сейчас. Если здесь чего-то "не хватает", оно все же существует в параллельном мире и поэтому не может считаться "недостающим". Когда человек понимает, что все это уже где-то развивается, то он получает к этому доступ и может по своему выбору привнести это в свою нынешнюю жизнь. Вызов момента в том, чтобы быть в полном присутствии в наиболее полном потенциале.

Если конечная игра противоречива, а бесконечная - парадоксальна, холодинамическая игра является интегрирующей.


Линейная игра противоречива, потому что игроки стремятся поскорее ее завершить, чтобы завоевать себе победу.

Волновая игра парадоксальна, потому что игроки стремятся к продолжению игры в других. Они играют, только когда другие продолжают игру. Они играют, как смертные, потому что лучше всего они играют, когда они нужны по крайней мере для продолжения игры.


Холодинамическая игра подобна электрической лампочке в ящике. Бытие участника игры (высший потенциал) проходит через крошечное отверстие в ящике. Его проявление, свет высшего потенциала, проецируется в наш пространственно-временной континуум. По мере того, как мы развиваем в себе более глубокое понимание, мы можем заглянуть вглубь этого ящика и обнаружить, что там существуют и другие бесчисленные отверстия, каждое из которых высвечивает некую уникальную характеристику нашего высшего потенциала одновременно во всех параллельных мирах.

Закрыть хотя бы одно из этих отверстий, даже то, что отвечает за проявление жизни в этом мире, равносильно смерти. Мы умираем, но для холодинамической реальности это ничего не меняет. Создается другое отверстие, и свет продолжает сиять. Жизнь всегда продолжается. Она проявляется в мириадах миров. Она глубоко личная. Она универсальна.

Люди, которые входят в обитель высшего потенциала, испытывают такую радость, покой, переполняющую благодарность верх в план жизни, глубокое понимание себя и других, что они смеются не переставая. Вспышки смеха будут еще время от времени неожиданно проявляться спустя месяцы после их первого такого переживания.

Радостный смех в игре начинает звучать потому, что мы учимся влиять на что-то, в чем мы не можем толком разобраться. Смертная жизнь - это шутка, которую мы играем сами над собой, опыт, который стоит искреннего смеха вместе, наедине, друг с другом.


Как только мы замыкаемся в играх частиц, смех предстает как поверхностная реакция, отсрочка от серьезной игры, чтобы подготовиться к более серьезной работе.

Как только мы замыкаемся в играх для других, смех становится признанием того, что игра является частью нашей природы, что мы любим играть.


Те, кто обнаружил, как игры нашего мира вписываются в целостную динамику, никогда не прекращают смеяться. Они смеются не "над" другими, но, в глубине своей внутренней сущности, они смеются "вместе" со всеми. Они ничего не могут с этим поделать. Они светятся этим своим знанием вневременного существования и полной во времени любви.

Игрок-холодинамист играет со всей целостностью. В холодинамической игре нет ни противоречий, ни парадоксов. Это значит играть для того, чтобы свободно приобрести опыт, в сознательно избранной игре только ради опыта проявления потенциала, больше ни за чем.

Поляризованные игры и их взаимодействие друг с другом не требуют ни оправдания, ни какой-то причины для существования. Они просто существуют такими, какие они есть, ради чистой красоты и радости своего бытия.

Вся игра по природе своей нейтральна, и значение ей придает лишь сознательный выбор. Мы сами определяем качества своей игры. Каждый из нас в игре выражает свою индивидуальную страсть к ней и придает значение ее противоречивым и парадоксальным измерениям.

Вся игра может стать только тем, что мы из нее сделаем. Игры, решили играть. - Как зеркала, отражают реальность для создателя игр.


Задумаемся об игре в имена. Что в имени? (Это может быть имя человека, семьи, компании, группы, страны - всего, чему можно дать имя).

Линейные люди играют ради званий. Волновые люди кроме имени, не имеют ничего. Таким образом, для волновых игроков имена важнее, чем для линейных.

Имена даются, а не завоевываются. В то время как титулы указывают на невозвратимое прошлое, напоминая о событии, которое уже завершилось и не может быть повторено, имена же указывают на будущее.

Имена представляют собой то, что человек из себя сделал, его возможности, потенциал, все его нелинейные достижения, которые могут проявиться в будущем. Имя делает человека уязвимым, неуверенным, однако признает, что имя станет тем, что человек из него сделает, ни больше, ни меньше. Имя человека - это его идентичность, оплот его стабильности в бескрайнем море вечно меняющейся динамики.


Холодинамичные люди выходят за пределы титулов и имен. То, что есть у них, не поддается ни описанию и не имеет названия. Имена - это лишь временные различия, не имеющие иного смысла, кроме того, который мы сами им придаем.


Приобретение титула очень важно в играх частиц. Если это религиозная игра, то "святой", "пророк", "йог", "просветленный" или иной ярлык используют для обозначения победителей, в то время, как "злой", "одержимый", "заблудшая овца" или прочие ярлыки используют для изоляции тех, кто проиграл, или изменил правила игры, или увлек игру в более обширные динамики.

Титулами награждают тех, кто играет по правилам и побеждает. Природа титулов такова, что полученный однажды титул выводит человека из игры. Когда мы побеждаем, титул означает, что мы лучше всех. Еще он означает, что мы уже исключены из контекста игры. Мы победили.

Имена дают игрокам. Имена конкретны. Титулы абстрактны. Тот факт, что человек знает имя другого, еще не позволяет ему узнать будущее другого. Это только позволяет знающему имя отставить в сторону все сценарии, роли, правила и увидеть возможности другого человека. Когда имя определено, мы говорим: "А, этот тот самый, который..." (победил в игре, проиграл пари, исполнил миссию). Это уводит нас прочь от конкретного присутствия, замыкает нас в прошлом и устанавливает границы линейной игры. Нас теперь определяет имя или звание, основанное на памяти о нашем прошлом.


Сосредоточиться на прошлом, не признавая и не помня, что оно существует сейчас, в параллельных измерениях, что оно открыто, влияет на нашу жизнь и создает живую динамику, означает забыть.

Забыть - значит вступить в игру.

Сосредоточиться на будущем, не признавая и не помня, что оно существует сейчас, в параллельных измерениях, что оно открыто, влияет на нашу жизнь и создает живую динамику, значит забыть и вступить в поляризованную игру.

Чтобы помнить, нужно сосредоточиться на взаимодействии между линейной и волновой динамикой, нужно искать третий путь, ни один, ни другой, но объединяющий оба и являющийся более богатым, чем те оба.


Что происходит, когда сконцентрированный луч лазера рассеивается, и одна его часть экспонируется на фотопластинку, а другая отражается от объекта и затем экспонируется на ту же фотопластинку? Мы получаем голограмму. Теперь остается только осветить фотопластинку, и появится трехмерное изображение объекта.

Голограммы получаются из взаимодействия волновой и линейной динамик. Волну называют "колеблющейся волной", в то время как частицу называют "информационной волной" (она содержит линейную информацию об объекте). Сочетание колеблющейся волны и информации частиц имеет намного больший потенциал, чем их механическая сумма. Мы сами представляем собой больше, чем сумму отдельных частей нашей памяти.

Наши системы чувств обладают способностью собирать информацию в виде волн и частиц и холодинамически ее организовывать. В нашем глазу есть ямка (fovea) с мелко зернистыми фильтрами, которая позволяет нам придавать форму потенциальным частицам. Затем периферия (окружающая сетчатку) с помощью своих крупнозернистых фильтров придает форму волнам и определяет контекст того, что мы видим. Подобное взаимодействие между этими двумя системами сенсорного восприятия происходит во всем человеческом теле.

Содержание ямки и контекст периферии зрительный нерв передает по-разному. Когда информация идет от ямки, она передается на центральную часть зрительного нерва. Информация же, идущая с периферии, проходит через внешнюю часть зрительного нерва. Между этими двумя каналами, если можно так выразиться, существует немалая ионная активность. Те, кто разбирается в процессах распознавания объектов в компьютерах, признают значение поворота (spin), амплитуды и величины информационных колебаний. Не так трудно понять и то, что ионная активность также отражает процесс распознавания объектов в зрительной системе. В нервных проходах существуют сети микроканальцев, которые и придают форму приходящей информации, и сами активизируются благодаря ей. Эта приходящая информация побуждает к действию частоты ионного распознавания объектов. Этот взаимообмен голографичен по своей природе. Таким образом, существует три типа взаимодействующей информации: информация частиц, волн и холодинамическая информация. Всем чувствам человека свойственна эта триада нервной деятельности.

В течение наносекунды (одной миллиардной секунды) информация от глаза распределяется в особый сектор и перемещается по каналам в наиболее последовательную для нее систему хранения. Каждая стенка микроканальца состоит из колец молекулярных даймеров-переключателей. В каждом кольце по 13 даймеров. Каждый даймер имеет форму двух зерен, соединенных с одной стороны. Когда они открыты и стоят отдельно друг от друга, они несут положительный электрический заряд. Когда они сомкнуты, закрыты, они заряжены отрицательно. Если они занимают среднее положение, то их заряд нейтрален. Внутри микроканальцев находится, как ни странно, чистая вода. Поступающая информация заряжает даймеры-переключатели, и это создает соответствующий образ объекта, информации в водной среде микроканальцев. Молекулы воды действуют как хранилища памяти, жидкое средство трехмерного изображения. Информация хранится в виде трехмерных образов ("холодайнов").

Подобные троичные процессы происходят во всех системах чувств. Наши уши, например, имеют постоянный звук в виде колебания (которое человек слышит, если у него звон в ушах) и ворсинки, которые собирают постороннюю информацию - информацию частиц - в окружающих нас звуках. Слуховой канал имеет ту же ионную систему распознавания объектов, которая соотносится с информацией, поступающей от других органов чувств, передаваемой в микроканальца и идущей от них. Чувственное восприятие является восприятием частиц, квантовым и холодинамическим.

Согласно линейному сознанию, вся система хранения информации человека является результатом эволюционного развития, которое началось более миллион лет назад. С позиций волнового сознания, весь процесс является частью гармонии жизни, одной из многочисленных тайн процессов квантовой связности в природе. С точки зрения холодинамики, это часть проявляющегося потенциала скрытого порядка.

Все наше тело является и двойственным, (волновым и линейным) и холодинамичным, управляемым живыми, самоорганизуемыми холодайнами. Информация поступает к нам в виде волн и частиц. Холодайны руководят ее распознаванием и придают ей некое значение. Они придают информации форму в рамках микроканальцев. В результате мы приходим к выводу, что наше сознание некоторым образом троично: частицы (рациональное, линейное мышление), волны (интуитивные, нелинейные процессы) и холодинамика (живая, понимающая, организующая и способная к взаимодействию, имеющая причинный потенциал из глубинного скрытого порядка).

Именно взаимодействие между тремя качествами поступающей информации делает возможным ее хранение в микроканальцах. Холодинамическая природа разума переплетена с волновой и линейной динамикой. Конечным результатом является развертывание скрытого потенциала, которое возможно только при взаимодействии волн и частиц. Поскольку все в мире состоит из энергии и информации, поскольку вся информация по природе своей состоит из волн и частиц, реальность является холодинамической. (см. работу Майка Тальбота "Голографическая вселенная", где более подробно раскрывается этот подход и рассказывается о микроканальцах).

Даже в роботах-компьютерах все информационные системы являются самоорганизующимися. Холодайны в микроканальцах тоже обладают этим свойством. Незачем бояться конечных или бесконечных игр, потому что в конце концов все они самоорганизуются в холодинамические системы.

Если только человек не решит действовать себе во вред.

Танец Зла

Действовать себе во вред значит остановить поток своего самоорганизующегося разума. Этот поток можно остановить, если изначально решить, что игра завершена и что игроки разделились на победителей и побежденных. Человек может решить умереть и все же продолжать игру. Жить, чтобы играть в игру мертвого является злом, потому что это мешает играть по-настоящему. Когда жизненная энергия заперта в замкнутый круг, и ее потенциал даже лишен возможностей для самовыражения, - это тоже зло. Так образ "вечно осужденных душ" в преисподней отражает такое внутреннее состояние, при котором разум человека замкнут в закрытых, волновых или линейных играх, в которых люди отказались от свободы выбора, не могут вспомнить, кто они и ради чего ведется игра. Они самоорганизуются в линейно-волновые полярности и ставят заслон доступу новой информации.

История не принадлежит никому. Она не может быть ограничена памятью одного человека. Мы живем в общем историческом поле, которое имеет множество еще не созданных или пока забытых измерений.

Попытка положить конец злу в других людях сама является злом, потому что в этом и есть сущность зла. Попытка объявить последнее абсолютное слово Бога - это зло, потому что живая динамика Бога оказывается в ловушке безжизненных слов.

Зло - это не сама игра, конечная или даже бесконечная, это прекращение всех игр. Зло - это конец жизни. Это крайний акт нарциссизма. Это все равно, что сказать: "Моя игра - единственная в городе, и это игра без игр". Другие вариации на эту тему звучат так: "Моя церковь - единственная истинная церковь", "Моя страна - единственная любимая Богом страна", "Моя философия (варианты: истина, точка зрения и т. д.) - единственно приемлемая".

Никакой человек и никакая игра не могут быть "последней надеждой на земле".

Когда евреи взяли себе титул "Богом избранного народа", они вступили в игру зла, нацисты приняли титул "высшей расы" и выбрали ту же игру. Потом нацисты решили положить конец игре евреев, уничтожая целый народ.

Обе группы приобрели титулы без борьбы, без согласия или договоренности с другими игроками.

Сейчас евреи клянутся, что "никогда не забудут" эту бойню. В то же время в Израиле евреи играют роль нацистов, воссоздавая концентрационные лагеря и организуя уничтожение - теперь уже палестинского народа. Глядя на фотографии нацистских концлагерей и на современные лагеря для палестинцев, убеждаешься, что разница невелика.

Палестинцы же играют роль жертв, террористов, готовых на все ради своей легендарной роли "хранителей священной земли". Целые группы людей оказались пойманными в ловушку одной и той же игры.

В некотором смысле мы все навечно обвенчаны друг с другом. Мы все в месте планирования заключили соглашение участвовать в этой игре.

Палестинский террорист, захваченный израильскими солдатами, вынужденный пройти через пытки, оставшийся физически, эмоционально и духовно калекой на всю жизнь, может все же обратиться к своему высшему потенциалу, посетить свое место покоя и прийти к осознанию того, что его бесконечная ненависть к врагам была частью более обширного плана, по которому он должен был научиться безусловной любви - даже к врагам - в сущности, прежде всего, к врагам. Прийти к этому можно только с помощью врагов.

Без своих нечестивых врагов он никогда не смог бы играть в конечной игре проигравшим, потом победителем в качестве террориста, потом снова проиграть, стать жертвой и в итоге выйти из этой игры в победителей и побежденных, обрести свободу выбора и ощутить благодарность этим играм, в которых он прожил полную страстей жизнь. Теперь его страсть обрела свою собственную жизнь.

Называется человек сионистом или террористом - это вопрос силы. Отдать свою силу за тот титул или за другой - разница весьма относительная.

Для некоторых людей израильтянин считается террористом, когда он стреляет без разбора в толпу невинных женщин и детей. Палестинца считают представителем "избранного народа", когда он зачищает свою страну и семью против сил захватчиков.

Чтобы играть такие роли, нужно забыть, что мы из себя представляем в своем полном потенциале. Нужно забыть, что из себя представляют другие, те, кто играет с нами, будь то друзья или враги.

Все они вступили в игру по своему собственному выбору. У каждого есть свои причины для игры, и награды на самом деле намного больше, чем это видится изнутри в игре. Все это можно осознать или испытать, только если выйти за пределы игры, вступить в мир холодайнов, трансформировать их, расчистить поле и выявить истинные цели игры.

Чтобы изменить кого-то, нужно забыть, кто мы и кем являются другие, и ждать, пока они превратятся в то, что соответствует нашим идеальным требованиям.

Когда мы вспоминаем о своей сущности и о сущности других людей, между нами возникает совершенно конкретная связь, и она ведет нас через все жизненные игры, раз уж мы сделали выбор играть вместе.

Это могут сделать и израильтяне, и палестинцы, если они станут холодинамичными. Неважно, каким было их прошлое, выход из игры позволяет им вступить в более широкое, всеобъемлющее поле, где они обретают свободу выбора.

Жизнь становится настоящим полем постоянного выбора, где каждый может оставить свои отпечатки на жизненной силе и раскрыть свой полный потенциал.

Когда мы проживаем нашу жизнь наиболее полно, она превращается в настоящий праздник. В холодинамической реальности мы связаны со всеми и со всем. Мы выбираем те игры, в которые хотим играть, и играем только по своему выбору.

Взяв на себя ответственность за игры, в которые мы играем, мы знаем, что, какою бы ни была игра, мы постоянно проявляем в ней те качества своего разума, которые мы сами решили проявить. Так появляется зрелое сознание.

Одно из общих качеств зрелого сознания состоит в том, что это всегда сознание любящее. Это всегда сознание уникальное, чувствительное, радостное, подвижное, творческое, синергичное, расширяющееся, играющее, многомерное, соединенное со всеми другими сознаниями - даже из параллельных миров; оно способно выйти за пределы пространства и времени, оно всегда последовательное, интегрированное и всеведущее.

На всем своем протяжении и далее жизнь представляет собой проявление зрелой разумной любви, а любовь проявляется во всех отношениях, вне зависимости от того, насколько плохими и негативными они могут казаться в данный момент времени.

Если мы переживаем нечто негативное, это просто-напросто действие динамик, развивающихся в данном пространственно-временном континууме как проявление вызова и испытания. Последние представляют собой неотъемлемую часть игр, в которые играет наш сознательный разум, а, значит, и мы сами.

Можно ли проявить разумную любовь, не полюбив того, кто не является ни разумным, ни любящим?

Когда мы понимаем, что все негативные динамики являются для нас своего рода приглашениями к любви, мы начинаем восхищаться всем на свете, потому что все в потенциале любовь.

Невозможно вступить в жизнь в одиночестве. Невозможно прожить жизнь одному. В игру жизни никто не играет один. Жизнь - это приглашение к любви. Любовь к себе означает любовь к другим, а любовь к другим становится любовью к самой жизни.

Даже в понимании линейного игрока не может быть личности без общества. Личность, которую мы играем - это личность, которую мы представляем для других, а другие стремятся понять нас и дать нам коллективное определение как этой личности. Это не та личность, которой мы являемся, а та, в которую мы играем.

С позиции волновой динамики те, с кем мы общаемся, также находятся в общении с другими. Мы как-то относимся к другим людям, и они, в свою очередь, как-то относятся к нам. Таким образом, наша социальная среда представляет собой некий поток отношений, который постоянно меняется. Она динамична. Но эти непрекращающиеся изменения не означают разрыва отношений. Это, скорее, изменение лишь какой-то части постоянной сущности личных отношений. Перемены происходят постоянно, и во всех переменах участвует хаос.

Только так изменения продолжают жить. Именно эта подвижность нашей личности и наших общественных отношений является краеугольным камнем нашей свободы. Без этой подвижности не могло бы быть выбора. Без выбора не может быть ни свободы, ни проявления разума.


Холодинамически мы часто проявляем любовь даже там, где на это нет причины. Мы совершаем такой выбор, потому что знаем: наша сущность - любовь. Мы знаем это потому, что помним, кто мы и помним о природе своих отношений во всех измерениях реальности во всех временных континуумах.


По мнению линейного игрока, игры частиц не могут иметь гибких границ. Границы должны быть жесткими, тогда мы сможем узнать, кто выиграл, у кого какой статус в игре, кем являются игроки для своих общественно-приемлемых ролей. Итак, в линейных играх общественные оценки, по-видимому, строго фиксированы.

Один человек, например, обязан "соблюдать брачные обязательства". Общество не только ожидает этого от него, но и определяет наказания для тех, кто решит эти обязательства игнорировать. Так появляются плохие и хорошие, верные и лживые способы выражать любовь к партнеру. В мире частиц это очень важно.

Значительная подвижность человеческой природы кажется несовместимой с самой серьезной сущностью игры частиц. То есть, как же нам удастся, оставаясь в линейной игре, все же обрести перспективу бесконечной игры? Иными словами, как нам удастся поместить конечную игру в бесконечную? И наконец, возможно ли сохранить конечную игру в бесконечной, будучи в холодинамическом состоянии?

Значит ли это, что мы должны найти в игре частиц пространство для веселости и игривости? Скорее всего, линейные игроки расценят это как пустую трату времени. Это может также быть такая игра, которая подразумевает отдых, развлечение, расслабление, радостное облегчение.

Именно ради такой игры мы берем отпуск или просто отдыхаем от работы в течение нескольких дней. Когда мы делаем игру линейной, мы готовимся к более высокой форме состязания, пополняем ресурсы, налаживаем баланс энергии и приводим себя в порядок для следующего этапа серьезной игры. Таким образом, тень серьезности омрачает даже радостные участки игры частиц.

Итак, количество свободы в жестких границах линейной игры весьма незначительно, в том смысле, что участники только играют "в свободу" и на самом деле не проявляют ее.

Линейные игры, будь то игры внутренние, семейные, общественные или государственные, являются не причиной, а следствием нашей основной, переменчивой натуры. Именно эта переменчивость создает возможность выбора, тренировку для ума. Приспособленность к правилам и ролям не дает нам гарантии основных свобод, но дает нам некие субкатегории, в рамках которых мы играем с отдельными частицами свободы.

Политиков, которые много говорят о свободе, часто считают лицемерами, потому что ожидать защиты свободы от государства, которое представляет право силы, едва ли будет последовательно. Если участников заставляют играть, играть они не могут, потому что они уже согласились на другую игру - игру силы.

Как же тогда человеку обрести полное присутствие в политике, не превращаясь при этом в настоящего тирана? Можно ли с помощью линейных правил руководить свободными людьми? С линейных позиций это неосуществимо. Это противоречит самой природе линейной реальности.

Это невозможно сделать и с волновых позиций, когда можно надеяться, что изменение границ закона может привести к расширению свободы в тех ситуациях, когда это потребуется. Это надежда быстро погибает под гнетом реальности, ибо надеяться на будущее уже значит отвергать это в настоящем. Надеяться на свободу - значит верить, что в настоящем нам чего-то не хватает, поэтому надо надеяться обрести это в будущем. Такое отрицание - это форма знакомой нам забывчивости, ведь на самом деле мы уже обладаем тем, что надеемся получить. Итак, когда мы на что-то надеемся, значит, завеса свободы уже заслоняет наш разум.

Свобода не является тем, что по закону даровало нам государство, или тем, на что мы долго надеялись обрести. Свобода просто есть. Она является неотъемлемой частью скрытого порядка жизни. Все ограничения свободы появляются лишь в результате свободного выбора и могут быть моментально изменены, если будет сделан другой выбор. Свобода существует в настоящем и во всех временах. Как таковая свобода - это холодинамический феномен.

С точки зрения холодинамики, правила могут быть жесткими или гибкими. Они могут оставаться неизменными. Правила - это результат соглашения между всеми участниками игры, и это позволяет участникам играть даже в игры бюрократии или тирании; правила могут постоянно меняться как проявление живой и динамичной системы управления государством. Мы можем выбрать конформизм, а можем выбрать представительство, но выбор этот мы совершаем из более широкой реальности.

Постоянное изменение правил отражает гибкую природу нас самих как личностей, наших холодайнов, коллективного общества. Это поддерживает продолжение нашей жизни, разворачивая ее внутренний потенциал.

Ведь даже в жесткой, статичной и безжалостной тирании скрыта способность к разумной любви и раскрытию потенциала. Скрытый потенциал линейных систем ничуть не меньше потенциала более подвижных волновых динамик. Таким образом, вся культура, включая и религии, замкнута в различные вариации линейно-волновой двойственности. Эта двойственность формирует сложные социальные феномены, в которых противоречия волновой и линейной динамик не прекращаются.

Тирания, эксплуатация и злодеяния происходят потому, что люди постоянно предпринимают организованные попытки скрыть присущую их природе свободу. Участники игры обычно упорно делают все, чтобы скрыть, что мы свободно ступили на этот путь состязания и движемся дальше по своему выбору.

Общество, с линейной точки зрения, это серия конечных игр в рамках еще большей конечной игры. Например, школа - это серия конечных игр в серии конечных игр большей общественной системы. Школы распределяют участников по различным группам и готовит их к более сложным общественным играм в будущем. Так же и институт, и место работы, и экономические игры, и так далее - все связаны с обучением в школе.

Линейное общество имеет числовые и пространственные характеристики, у него есть определенные границы, оно ограничено во времени и имеет иерархическую структуру. Точно определены его граждане, их границы незыблемы; прошлое этого общества хранят со священным трепетом, его будущее безопасно настолько, насколько это возможно (во всем, что касается законов, оборонного бюджета, социального страхования, пенсионных фондов и т. д.). Это общество обычно в той или иной степени "обожествляется".

Когда мы рассматриваем общество как коллективную ментальность, становится ясно, что коллективная ментальность может играть в те же самые игры, что и отдельные личности, только в неизмеримо большем масштабе. Американское общество, по собственному определению, обладает властью только тогда, когда оно побеждает другое общество. Наши герои пали в славных битвах в других странах. Мы никогда не прославляем тех, кто сражался и проиграл. Патриотизм, национализм, шовинизм, расизм, сексизм и все прочие "измы" являются частью игры власти, в которой группы людей сообща пытаются привлечь на свою сторону как можно больше соратников, чтобы лучше состязаться с противниками.

Мы стремимся "обратить" других в свою игру, привлечь их на свою сторону. Сделать так, чтобы они добровольно признали нашу власть, нашу правду, наши титулы, наше главенствующее положение. Мы стремимся "обратить" в свою игру весь мир, это как конечная игра в рамках бесконечной динамики. Мы надеемся, что именно так все наши неприятности испарятся раз и навсегда. Мы надеемся, что когда-нибудь в будущем, все будут думать и действовать как мы, играя по одинаковым правилам в одинаковые конечные контролируемые игры. С этой надеждой, нам не нужно брать на себя ответственность за наши холодайны нестабильности и несостоятельности. Мы можем не просыпаться. Нам и так будет хорошо и не придется разбираться с различными последствиями действий наших незрелых холодайнов в отношении тех, кто дает нам свою силу.

Когда мы позволим себе осознать, что все это игра, что никого не нужно ни во что обращать; что обратить в свою веру можно только того, кто сам добровольно решил отказаться от своей силы, забыть о своей целостности и вступить в линейные игры, только тогда человек может по-настоящему присоединиться к этому празднику.

Для "обращения" как такового нужно сделать шаг вниз, к динамике частиц. Когда человек избрал ее сознательно, это не является выбором ради идеологии, политической партии, дела, работы, брака или религии. Это просто выбор участвовать в более ограниченной игре, чтобы научиться проявлять свободу, любовь и все прочие качества, которые мы привносим в игру. Участники специально создают эти игры, чтобы дать проявиться своему потенциалу.

Необходимость религиозного обращения не может быть признана) только потому, что есть падшие люди, или те, кто деградировал или те кто должен искупить первородный грех. Точно также работа нужна не для того, чтобы выжить, заработать денег или добиться престижа. Верить в это значит участвовать в игре разделения мира на частности.

Идея первородного греха, как конечной реальности, вообще может прийти только в голову человеку с линейным сознанием. Те, кто в нее верят, уже свой выбор сделали, они сделали шаг вниз и упали - в игру.

Оказавшись в игре, они будут нуждаться, во-первых, в Спасителе и, во-вторых, в целом наборе священных таинств, чтобы победить. Когда они решают выйти из игры, они уже, в определенном смысле, "спасены" этим выбором. Они спасаются от игры. Это ведь великая игра. Те, кто ее создал, воздают должное игрокам (Спаситель, Иисус Христос, Люцифер, архангел Михаил, Авраам, пророк Моисей, мы, простые смертные, и все прочие игроки), но и сами достойны похвал за создание игры. В ней есть свои герои, победители и побежденные. Это одна из прекраснейших конечных игр.

С волновых позиций игру нужно продолжать. Ее можно продолжать бесконечно, расширяя святые таинства, чтобы навечно включить всех игроков во все игры. Это слишком большая игра. Крестить ради мертвых, приговорить всех к будущему, которое, как мы надеемся, будет прекрасным. Вечно продолжать миссионерскую работу. "Ставший миссионером однажды, останется им всегда". Обратить весь мир. В конце концов все будут счастливы. Приносите себя в жертву. Служите Богу. Будьте страждущими. Бог воздаст вам в будущем.


Все волновые динамики ожидает крушение о берега времени. Существует то, что существует, и действует именно оно. Вся религиозная динамика нежизнеспособна уже прежде, чем она начинает действовать. Это закрытая система, которая стремится вовлечь как можно больше людей в закрытую систему, которая линейно определяет жизнь ее участников и правила игры.


Изнутри игры она выглядит всеобъемлющей, последовательной и цельной. Ее участники чувствуют себя уверенно в ее все учитывающих правилах живой жизни.

Это напоминает историю о том, как буддист умер и попал на небеса. Святой Петр водит его повсюду, и вот они пришли к большой стене. "Что за этой стеной?" - спрашивает буддист. "Тсс", - прошептал Петр. - "Там христиане, которые верят, что кроме них здесь никого нет".

Самодостаточные, закрытые системы веры сопротивляются любому поступлению новой информации, а их участники испытывают невероятное желание вобрать в себя все, что стремится проникнуть сквозь стену. Тогда появляются "привратники", которые защищают систему, поддерживают его философию и сохраняют ее "целостность" как системы. Привратники обычно могут объяснить все на свете.

Так, с двенадцатого по четырнадцатый век, и схоласты римского католицизма, и теологи Персидской державы стремились интегрировать в свою концепцию учения Аристотеля и Платона. При Фоме Аквинском эта интеграция была "завершена" (в том смысле, что не осталось ничего, что они не могли объяснить), и папа объявил эти идеи священными. Но прошло время и Галилей открыл телескоп, Коперник записал свои математические тезисы, доказывая, что наш мир не является центром вселенной. Эти новые факты уничтожили монополию римской католической церкви в области религии, усилили инквизицию и породили Реформацию.

Заключить любую динамику в рамки только волн или только частиц означает убить ее.

Она умирает, с точки зрения волновой динамики, потому что ее принимают как вызов. Вызов в том, чтобы сдвинуть жесткие границы, вобрать в себя более обширные перспективы, совершить новые значительные открытия, как возможности для роста и изменения. Надежда на возможность выхода за ворота, на возможность прихода новой жизни в город спасенных - это надежда на то, что разум может функционировать, даже если он ограничен. Но, как обнаружили Фома Аквинский и его современники, даже деятельность инквизиции не смогла остановить доступ действительности в эту закрытую систему.

Те, кто пытаются сохранить ценность закрытой системы защищая ее теологию и контролируя доступ туда новой информации, должны забыть о том, кто они на самом деле. Им приходится это скрывать, прятаться от своего собственного знания истинной сущности голографической вселенной. Им приходится отрицать даже те игры, в которые они играют. Они же "не интересуются" играми. Они же "серьезные люди". Они ни при каких условиях не заинтересуются идеей о том, что все мы составляем одну целостную динамику свободных умов, чей личный и коллективный потенциал неограничен.

Нет свидетельств того, что мы существуем отдельно друг от друга. Может показаться, что мы живем в личных пределах кожи, и, с точки зрения нашей линейной перспективы, можно даже притворяться, что мы одни. Мы можем рассматривать друг друга с расстояния и создавать разделяющие игры, которые дезинтегрируют наше знание и затуманивают нашу память, пока мы, наконец, не убедимся, что мы одиноки. Мы можем создавать особые объединения для убеждения в этом всех остальных и договориться изгонять из общества каждого, кто в это не верит. У нас даже могут быть ангелы, пророки и святые, вся жизнь которых посвящена добрым делам и добрым мыслям; они-то и подтверждают божественную предопределенность нашей разделенности. "Мы - избранные".

В каждом таком случае мертвый пытается спасти мертвого. Только мертвые нуждаются в спасении. Обычно это непоследовательный акт сверхвоздаяния, чтобы спрятать скрытую неуверенность, поверить, что спаситель явился или явится, чтобы нас спасти, и при этом сохранять потребность в спасении. Верить в это - значит забыть, что времени не существует. Спасение уже произошло до начала игры. Действительно, принять спасителя, значит выйти из игры и принять тот факт, что спасение уже произошло.

Все, что меньше этого, противоречиво и непоследовательно по самой сущности игры, неважно, насколько мы обожествляем игру, правила, героев прошлого, титулы и должности настоящего или обещания жизни после жизни.


Кто пишет для меня?
Я автор самого себя?
Я - гений,
поэт, автор, отец, сын. Я творю.

Я распоряжаюсь своими мыслями.
Я автор того, что я говорю.
Думаю я, а не мой разум.
Чувствую я, а не мое тело.
Когда я говорю, думаю, чувствую,
я выражаю свою гениальность.
Мои слова звучат лишь однажды, их невозможно повторить.
Гений во мне
никогда не повторяется.
Повторить слова
можно только в уменьшенной части меня
Словно их произносит кто-то, кто меньше меня.
Кто говорит за меня?
Гений во мне произносит мои слова.
Он произносит их лишь однажды.
Создает их в первый и последний - единственный раз.
Произнести их снова значит пытаться сделать меня другим,
меньшим человеком в другом пространстве и времени.
Тогда я должен забыть, кто я, и попытаться повторить свою память.
Я должен найти доступ к той памяти, где хранятся мои слова.
Теперь я повторяю чьи-то чужие слова
(того человека, которого я помню).
Когда я говорю слова, которые уже раньше произносил, я говорю с тобой,
как будто это не ты.
В каком-то прошедшем пространстве - где тебя уже нет.
Та часть моего разума, которая запоминает слова,
помнит только слова.
It can only lip-sink to a lip-sink audience.
Когда от этой части разума
я обращаюсь к тебе, к слушателю,
я забываю, кто ты
и не надеюсь, что ты мне ответишь,
что твой гений ответит
гению во мне.
Компьютер может произносить слова,
но он их не скажет тебе.
Если я что-то тебе говорю,
я должен любить тебя, иначе слова не идут.
Если не отпускаю их целиком,
они никогда не станут живыми словами.
Они становятся меньше самих себя,
и ты не слышишь их в себе
И сам становишься меньше.
Ты всегда слышишь, откуда идут слова.
Если они идут из ограниченной памяти,
их может уловить только ограниченный приемник.
Чтобы говорить от того, что я есть,
я должен отпустить свои слова
и накрепко соединиться с тобой, слушателем.
Когда я отпускаю свои слова, ты вправе делать с ними,
что хочешь.
Гений в тебе может с ними делать то, что ты захочешь.
Но я никогда их не говорю от состояния целостности,
ничто не исходит от целостности.
Если ты думаешь о словах, ты уже ограничиваешь свои слова
процессом линейной мысли.
Ты не сможешь их отпустить во власть их потенциала.
Невозможно думать мысли.
Можно думать только о мыслях.
Думая о мыслях, ты их лишаешь самих себя,
ты выпускаешь их в динамику, в которой они не могут жить.
Твои мысли погибают.
Безжизненные мысли слышат только безжизненные уши.
Кто слушает?
Мысли, не связанные с сущностью твоего бытия,
разрозненны и отвлекают от разумной беседы.
Они сбивают тех, кто не знает, как слушать.
Хорошо слушать - это акт любви от твоего состояния,
Также и хорошо говорить - это акт любви.
Сила хорошего слушателя
в способности присутствовать в состоянии говорящего,
выйти за пределы слов
в творческую динамику подвижных, живых значений.
Пройти через завесу продуманной речи
к гению говорящего.
Этот гений и есть говорящий.
Это не значит, что я слышу то, что сказано словами.
Как раз потому, что я их не слышу,
я понимаю, что ты имеешь в виду,
и придаю значение твоим словам.
Если бы я слушал только твои слова,
я бы совершенно упустил их смысл.
Я сосредоточился бы на игре частиц, которая окружает слова.
Признавая, что ты гений за завесой своих слов,
я признаю, что и я тоже гений,
за завесой творения смысла твоих слов.
Я признаю, что никогда
во всей вечности
не смогу видеть и чувствовать мир
так, как ты.
Когда я вижу тебя таким, какой ты есть,
я понимаю, что не могу видеть то, что видишь ты,
и, раз я не могу видеть то, что ты,
я признаю, что я вижу мир только своими глазами.
Ты никогда не увидишь его так, как я.
Когда я увижу меня и тебя,
я увижу тогда всех, по одиночке и вместе.
Мне и смотреть не придется.
Я просто увижу.
Чтобы смотреть, нужно сосредоточить мысли
на этом процессе.
Чтобы видеть, нужно позволить себе "быть",
быть одним целым с окружающим миром,
быть одним целым со своей культурой,
одним со своим миром,
ощутить его живое дыхание, дух жизни.
Так можно быть и живым сказанным словом.
Недостаточно слышать музыку моего сердца,
Когда я думаю о тебе.
Недостаточно чувствовать ту любовь, которую чувствую я,
Ведь та часть меня, которая слышит и чувствует,
слишком мала.
Но есть и другая, живая, которая на крыльях вечности
так нежно переплетена с тобой
и проявляет то, что в мире "МЫ".


Духовность - динамика совершенно отличная и от волновой, и от линейной. Она существует во всех событиях, во всех людях, семьях, культурах и народах.


Духовность - это гармоничная сущность разума, которая проявляется во всех ситуациях. Взаимодействие частицы и волны позволяет ей проявлять в пространственно-временных континуумах. Духовность всегда холодинамична.

Духовность явления поддерживает его энергию в ее нынешнем состоянии. Духовность личности - это ее "Я" или внутренний гений, высший потенциал.

Духовность семьи состоит в вечной сущности живых коллективных соглашений, это система ее разума, свободная для понимания, которая проявляется в данный момент как составляющая опыта участников. Это общая сумма личностей членов семьи плюс синергизм их взаимодействия. Это их совместное бытие.


Общество прячет свою духовность под прикрытие теологии, закона, социальной структуры и функций. Из-за этой завесы, скрывающей духовность общественных систем, в обществе обычно запрещено открыто обсуждать духовные динамики.

Сознательный разум, индивидуальный и коллективный, стремится исключить из поля зрения все, что действует автоматически или не требует постоянного внимания. Поскольку духовность есть всегда, общество ее исключает из поля внимания.

С другой стороны, культура может более открыто нести духовность, потому что культура вообще стремится к отсутствию четких границ. В любой культуре таких границ немного. Всякий может присоединиться к той или иной культуре в любое время и в любом месте. Культура скорее бесконечна, чем конечна, и поэтому имеет все парадоксальные проблемы любой бесконечной игры, несмотря на то, что это осознанный носитель духовности.

Культура обычно сосредоточена на настоящем, признавая прошлое, она стремится к будущему. Носители культуры живут и играют в духовные игры. Возможности их мировоззрения постоянно расширяются, они устремляются к новым горизонтам и затевают веселую игру с их границами.

Если дух или иная холодинамическая разумная форма жизни замкнуты в статичных ролях и правилах, им приходится играть против самих себя. В сущности, этого требует от них сама природа игры. Будучи замкнутой в закрытой системе, энергия начинает расходоваться против себя самой. Она погибает.

Культура позволяет духу двигаться и существовать в подвижных гибких границах. Культура дает ему пространство, где можно жить и дышать. Однако в итоге дух оказывается во власти тех же парадоксальных намерений, которые свойственны всем волновым динамикам. Он теперь играет ради других и ради продолжения игры. Медленно, гораздо медленнее, чем в конечных играх, но все же неумолимо, жизнь покидает дух культуры вследствие самой природы его намерений. Если культура не находится в постоянном изменении, то ее дух погибает.

Культурная духовность неполна. Духовность теологическая безжизненна.


С точки зрения холодинамики духовность безгранична. Те, кто верит в обратное, уже находится в линейно-волновой двойственности.

Духовность - это гармония. Когда сильна духовность, прочна и гармония. Когда кто-то фальшивит, гармония исчезает.

"Слово убивает, но дух несет жизнь" (Апостол Павел).


Сосредоточившись на прошлом и пытаясь воссоздать его в настоящем, надеясь на его возвращение в будущем, мы убиваем дух.

Мы убиваем дух, когда слушаем чужие слова вместо того, чтобы исследовать суть совместного бытия с другими.

Мы убиваем дух, отделяя людей одного от другого, анализируя их мысли, осуждая их, раздавая им роли и ожидая от них действий по сценарию, давая им звания или имена со списком соответствующих инструкций.

Мы убиваем дух и тогда, когда играем слишком серьезно. Чересчур увлекаясь театральностью и драматичностью игры.

Мы убиваем дух, позволяя контролировать себя и управлять нашей жизнью холодайнам, которые мы некогда унаследовали, создали, получили от других людей или из других миров.

Чтобы убить дух, надо забыть. Мы должны скрывать свое сознательное знание тех соглашений, которые были нами заключены при вступлении в игру жизни. Соглашение забыть, кто ты, и кто я, и все, с кем мы играем, чтобы мы могли играть.

На самом деле дух убить невозможно. Под этим "убийством" я подразумеваю ограничение его высшего потенциала. Усыпить его или лишить возможности к выражению. В этом и состоит конечная цель волновых и линейных игр.


Чтобы ограничить дух, нужно открыть для себя, как сделать его свободным; только дух, уверенный в своей способности к освобождению, может вступить в игру, его могут ограничить или "убить".

Когда дух умирает, он умирает, чтобы потом возродиться. Смерть - это акт возвращения к жизни.

Находиться в своем высшем потенциале не значит родиться.

Никто не рождается один. Человек не может освободить свой дух в одиночку. Освобождение духа не происходит просто по личной инициативе. Это не серия заранее обговоренных игр, в которых изменились границы. Чтобы освободить дух, вообще не нужно ничего делать. Мы есть.

Родители, может быть, хотели ребенка, но они не могли хотеть, чтобы он был конкретной личностью, если они играли в игры жизни с позиций волновой или линейной динамик. С точки же зрения холодинамики, они хотели именно меня - меня и получили.

Игра может стать действительно цельной, вечной, живой духовной динамикой только тогда, когда ее участники наконец осознают, что они и есть свобода, они - это выбор, вечный разум, "Я" и "Мы", и обитель духовности.

Сказано: "Мы все - порождения своего прошлого". Но мы и преобразуем свое прошлое. Общаться с прошлым, считая себя его детищем, значит признать постоянную причинную связь с ним. Если мы установим такую связь, то мы признаем, что в нашем нынешнем состоянии существует и наше прошлое, а в прошлом существуем мы. Это прошлое развивается и сейчас, в неком параллельном мире.

Теперь мы можем войти в наше прошлое. Мы можем влиять не только на его память (игра частиц), но и на его продолжение в будущем (игра волн). Как только человек осознает, что может влиять на свое будущее, он начинает планировать, как оно может развиваться (игра частиц) и признает, что развиваться оно будет всегда (игра волн).

Когда мы сохраняем причинно-следственные связи с прошлым, мы входим в генетически унаследованные системы информации и сочетания всех внешних влияний, сами становимся ими. Мы оставляем свой отпечаток на поле жизни.

Кроме того, мы теперь сознаем свою роль в потоке бесконечного разума, который проявляется в бесконечном потоке жизни.


Рождение человека - это событие. Оно имеет начало и конец. В линейном смысле ему можно дать определение. Его можно определить и с волновых позиций, как часть развивающегося потока жизни, не имеющего ни начала, ни конца, но продолжающегося от поколения к поколению, потому что мы сами не что иное, как конгломерат. Каждый из нас - уникальная личность и, вместе с тем, часть общего сплетения постоянно существующей уникальности.

Рождение - это еще и раскрытие. Голографическая проекция разума, который по своему выбору решил проявиться именно здесь как уникальное существо, и связан с другими подобным проявлениями в бесчисленных мирах.

Когда человек вливается в их семью, вступает в их общество, его принимают в их культуру, к общему конгломерату добавляются новые горизонты, новый игрок, новая гибкая динамика. В этом смысле каждый человек становится дополнением ко всему, подобно капле дождя в штормовой лавине океана.

Предполагается, что мы это забудем. Что мы примем роли, предписанные нам нашим местом в обществе, нашей семьей, обществом и культурой. Мы должны поддержать честь семьи, сохранить ее секреты, унаследовать ее богатство и репутацию, бесконечно повторяя ее сценарии в жизненной драме. Помнить ее прошлое и чествовать его, чтобы подготовиться к лучшему будущему, - вместо того, чтобы вспомнить, кто мы, вспомнить, ,что то, что мы переживаем сейчас, уже создает будущее, которое, право, стоит прошлого.


Открывается совершенно ошеломляющая реальность. Мы существуем в данном моменте, в нашем настоящем и будущем одновременно. Наше прошлое развивается сейчас. И будущее развивается сейчас. По своему желанию мы можем вступить в них и сыграть там любую игру. Маленький шаг за пределы времени на самом деле является огромным шагом в сознании.

Мы появляемся в здешней жизни, чтобы проявить холодинамическое состояние любви, безграничной свободы, красоты и радости. Мы успешно забыли, кто мы - в соответствии с подготовленным нами же планом, следовательно, через все игры и завесы, мы можем это вспомнить. Вспомнив, мы можем по своему выбору соединить динамики прошлого и будущего так же, как они соединены в поле любви разумного выбора настоящего.

Наше будущее взаимосвязано с нашим прошлым. Им просто нужен посредник. Этим посредником являемся мы сами. Признавая существование нашего прошлого в нашем настоящем и принимая на себя в настоящем ответственность за будущее, мы соединяем два мощных потока реальности в еще более сильную динамику. Эта динамика больше, чем простая сумма ее линейных и волновых проявлений.

Это слияние нашего личного прошлого и будущего в настоящем раскрывает неограниченный потенциал настоящего при помощи взаимодействия в полноте всех времен в целостной динамике жизни.

Позволить нашему прошлому "быть" нашим прошлым значит позволить ему быть "моим" прошлым. Признать, что его спланировал я, подобрал людей участвовать в играх вместе со мной. Каждый из участников содействовал созданию моих страданий, мучений, жертв, побед и поражений. Я внимательно подготовил поле для игры, чтобы иметь возможность участвовать и в линейной, и в волновой динамике, пока в итоге не проявится моя истинная гениальная сущность, и я заново открою естественное для себя состояние холодинамической свободы.

Это открытие и признание его реальности является поводом для радости. Оно обычно вызывает веселый смех, неожиданный танец в душе и в теле под управлением такой гармоничной любви, что небеса радостно ей подпевают. Мы заново открыли свою целостность, восстановили в памяти вечность своей жизни.

Признать прошлое - значит увидеть его глазами своего высшего потенциала. Осознать, что в каждом действии есть для нас урок, разумный смысл и выбор играть в игры. Выбор помнить.

Память позволяет исцелить прошлое, исцелиться самим от потребности помнить страдания, "никогда не забывать" зло, которое "мне сделали", или планировать, как подобных мучений избежать в дальнейшем, и играть в поляризованные игры. Мы можем освободиться от влияния зрителей, которые укрепляют нашу линейную личность и называют нас победителем или проигравшим. Нам больше не нужно их убеждать, кто мы, пытаясь тем самым укрепить свою в этом уверенность. Мы это знаем и поэтому можем действовать без обычных ограничений нашей полярной ментальности. Мы можем теперь свободно танцевать в танце жизни.


Титулы и положение, почести и статуи - всего-навсего никчемные свидетели безжизненных зрителей, которые наблюдали за неживой потребностью стать заметными, остаться в памяти, избежать забвения, потребности, которую мы некогда сделали частью игры. Получить сан от Бога, совершить особое служение, хранить божественные установления - все это части игр, которые напрочь лишают их участников памяти и свободы. Все подобные игры в конце концов все глубже хоронят участников в болоте смертности. Люди медленно убивают себя до тех пор, пока не освоят игру с холодинамических позиций.


Играть с позиций холодинамики значит признать, что мы создали игры специально, чтобы поиграть. Цель игр - дать проявиться своему разуму совершенно новым уникальным образом. Таким образом, мы рождены и воспитаны, чтобы играть в конечные игры, в которых наш гений скрыт. В преодолении этой завесы и состоит величайший вызов для нашего изобретательного гения. Мы должны выйти за пределы рациональной реальности.


Движение за пределы линейного мышления бросает нас в хаос нелинейных динамик. Интуитивные озарения, настройка, обретение знания, поиск невысказанных слов, установление отношений с людьми из прошлого, с прошлыми жизнями, а потом с будущим и с будущими жизнями, знание необъяснимое и неизвестно откуда; возникающие танцы в энергетических полях и игра с тонкими планами - все это для линейного человека не имеет никакого смысла. Но все это завораживает воображение и направляет страсть к жизни в новый бесконечный поток радости. Танец приходит на смену отдельным па.


Мы "становимся" музыкой и через музыку понимаем, что движения танца и музыка - это лишь части общего дела, творения радости.


Чтобы обнаружить и уметь справляться с целостной динамикой, требуется и рациональное, и интуитивное творчество. Существуют холодайны, которые управляют нашим внутренним разумом и системой памяти. Существуют также порядки внутри сложнейших порядков системы разума, которые проявляются в нашем мире.


Чтобы сделать жизнь одухотворенной, нужно вспомнить о гении внутри себя. Узнать себя - значит узнать всех остальных, тех, с кем мы играем. Это значит вспомнить цели игры и позволить ей осуществиться через полное присутствие в игре.

Быть в полном присутствии значит позволить своему высшему потенциалу, сущности того, чем мы потенциально способны быть в любой заданный момент, в этот момент развернуться. Это и есть сущность любви. Это раскрытие потенциального разума.

Дух входит в жизнь совершенно естественно, когда мы признаем, что прошлое происходит сейчас в неком параллельном мире. На досуге можно войти в этот параллельный мир и повлиять на него в соответствии со своим выбором. Прошлое становится живым, текущим событием.


С позиции дуальности волн и частиц игра вне пределов нашего земного времени и пространства невозможна. Исключения к этому жесткому правилу были обнаружены квантовой физикой и некоторыми восточными религиями. Возможность существования прошлых жизней, кармы и параллельных миров теперь совершенно реальна.

Те, кто страдает симптомами шизофрении и раздвоения личности, тоже существуют в сфере параллельных миров. Эти симптомы, как правило, исчезают, когда люди изучают контролирующие их холодайны как сущности из параллельных миров прошлого, настоящего и будущего (в данный момент). Признание существования в каждом холодайне ("демоне" или "личности") потенциала (духа) является первым шагом в создании поля любви к этому холодайну, чтобы наше признание, принятие, исследование его намерений, трансформация позволили ему достичь своего потенциала.


Душа оживает, когда мы осознаем, что ограничена не сама реальность, ее ограничивает наш взгляд на нее.

Душа оживает, когда мы осознаем, что будущее уже происходит сейчас в параллельном мире. Мы можем в свободное время войти в это будущее и позволить его потенциалу отразиться в нас в настоящем. Именно холодинамическая свобода позволяет помнить и создает поле понимания, которое приносит нам новые измерения любви.

Все линейные и волновые динамики, игры, противоречия и действия можно рассматривать как части одной, целостной и всеобъемлющей динамики.

Конечные события распространяются в воображаемых полях неограниченного потенциала. Ползущий по моей ноге муравей может быть символом всего, чего я пожелаю: бесконечной борьбы за выживание, безграничной способности к исследованию, смеси искусства и машины такой сложности, которая несравнима с робототехникой или приглашением к игре.

Прикосновение к другому человеку - это не только сокращение физического, пространственного расстояния между нами, пока оно не станет равным нулю. Прикосновение к другому человеку - это обмен энергией и информацией, своего рода "перекрестное опыление" между двумя высшими потенциалами. Можно ощутить прикосновение сущности одного человека к другому. Это гармоника, квантовая связь.

Прикосновение, как таковое, нельзя осуществить в одиночку. Оно всегда взаимно.


С линейной точки зрения прикосновение - это способность сдвинуть другого человека с некой позиции на ту, где мы хотели бы его видеть. Рассказчики, поэты, актеры, политики, газетчики, писатели, кинематографисты, ораторы мастерски умеют выбить из человека слезу и побудить его к действию. В каждом случае мы реагируем на некую формулу, к которой сам актер, или писатель, или рассказчик нечувствителен. Если рассказчик разрыдался от своей собственной речи, это свидетельство его непрофессионализма.

Линейных игроков берут за душу только те люди, которые на самом деле не то, что они о себе говорят. То есть, поляризованных слушателей можно тронуть только тогда, когда мы не те, кто есть на самом деле. Когда человека трогает что-то ненастоящее, значит, он сам тот, кем он не может быть.

Прикосновение с волновой точки зрения может стать реальным только когда человек снимает маску. Это не может быть сделано по плану. Все проекты и планы рушатся от такого прикосновения, и участники соприкасаются в месте единства. Они соприкасаются, однако, краями своей нелинейной сущности, всегда находясь в игре, но не будучи ограниченными ею.


С точки зрения холодинамики прикосновение - это память. Это признание совместного бытия, которое уже существует в полноте времени. Однако, если человек будет сознательно думать о том, чтобы "вспомнить", он ничего не вспомнит.

Разум думающий и разум помнящий - это не одно и то же. Память - это состояние, при котором человек духовно жив.


Психические заболевания людей, связанных с параллельными мирами, в нашем обществе расцениваются как совершенно неприемлемое поведение. Это общество решительно настроено держать психических больных отдельно, изолировать их в больницы, накачав лекарствами, сделав лоботомию или выбив из них чувствительность с помощью электрошока.

Такое лечение психически больных само по себе является коллективной патологией.

Мы обращаемся с теми, кто помнит так, как мы обращаемся с собой, когда мы помним.

Диагноз "психически больного" ставят тем, кто чувствителен к параллельным мирам. Тех, кто общается с сущностями из прошлого или будущего ("мании" и "видения"), часто считают психически больными. Они видят эти "личности", действуют от их имени, отказываясь от своей жизни здесь.

Когда люди, чувствительные к холодайнам и параллельным мирам, утрачивают способность различать, где наш мир, а где мир параллельный, то их объявляют психически нездоровыми. Это происходит потому, что наша культура не сумела найти подходящего места и приемлемого способа для осмысления этого опыта. Сам человек сразу теряется, утрачивая связь с центром своей личности. У таких людей нет возможности передавать информацию других измерений (прошлого, их воспоминаний, возможного будущего, полей тонкой энергии других людей). Они помнят (возможно, лишь частично) и поэтому встречают осуждение, пока не забудут все.

В нашем обществе докторов, медсестер и других людей, связанных с проблемами психического здоровья, представляющих структуру общества, принуждают все это забыть. Когда мы лечим симптомы болезни, мы просто исполняем роль в линейной игре, и не создаем условий для психического здоровья.


Одним из ключей к преодолению психических болезней является осознание того, что каждое воспоминание истинно в неком другом мире. Не может быть "ложных" воспоминаний. Они могут быть неверными в данном пространственно-временном континууме, но где-то в другом месте оно истинно. Когда мы обнаружим, где именно, посетим это место с любовью, посмотрим на него глазами своего высшего потенциала, раскроем потенциал этих мест и изменим границы игры, мы придем к пониманию холодинамической сущности жизни. Мы прикоснулись к иным мирам и ощутили их прикосновение.

Такое прикосновение исцеляет. Вспомнить о том, что человек на самом деле находится в величественном состоянии вечности и может настроить свое тело на гармонию его потенциала. Каждым набором обстоятельств управляет его потенциал.

Прикоснуться - значит вспомнить. Привести любое стечение обстоятельств в соответствие с нашим высшим потенциалом, который руководит нами. Он управляет каждой ситуаций в нашей жизни, и, настраиваясь на него, мы исцеляемся. Такая настройка ведет к исцелению, потому что болезнь - это результат сбоя в настройке.

Танец Исцеления

Причиной всех болезней является сбой в информационных системах. Лекарства, включая и те, что прописывает доктор, иногда могут наладить систему, возвращая ей гармонию, потому что химическая информация некоторых лекарств приемлема для тела. Однако принятие этой информации происходит гораздо сложнее, нежели как считают линейные врачи-практики.

Любая новая информация, поступающая в систему, будет стремиться к самоорганизации. С помощью хирургии иногда можно удалить из тела большую часть системы, этим уничтожая дисгармонию (или, по меньшей мере, ее симптомы). Исцеление, однако, налаживает гармонию во всем поле болезни.

Здоровье - это свобода от всех симптомов сбоев информации, от забывания.

В нашем обществе линейной медицины человек, чтобы излечиться, должен быть рассмотрен как набор отдельных частей. Медициной, как научным сообществом, руководит ментальность частиц. Болезни лечат как дисфункции потенциально функциональных частей.

Задача доктора - сделать эти части снова функциональными или остановить рост функциональных нарушений.

В игре частиц лечение - это лечение отдельных частей.

Заболевшие люди вдруг исчезают из виду. С ними обращаются как с неудачниками (они проигрывают в игре со смертью), потому что болезнь расценивают как процесс умирания. Как проигравшие, они выбывают из соревнования. Страх заболеть - это страх проиграть игру жизни.

В качестве альтернативы, Американская Холистическая медицинская ассоциация предписывает лечение всей личности. Это общество ближе к волновой динамике и признает, что болезнь может быть признаком более серьезных нарушений. Это может быть психологическое нарушение, вызванное внутренними или внешними причинами, или их сочетанием.

Исцеление рассматривают как продолжающийся процесс профилактики. В Китае, где традиционная медицина основана на волновых динамиках, доктору платят, если пациент остается здоровым. Если же он снова заболеет, доктору не платят.

С точки зрения холодинамики исцеление - это возвращение к гармонии, к своей подлинной сущности. Это прикосновение к своему центру, настройка на высший потенциал, готовность принять уроки исцеления, которые всегда сопутствуют болезни. Мы исцеляемся не от болезни, а с ее помощью.

Исцеление не может осуществить кто-то другой. Сами себя мы исцелить не можем, если не можем прикоснуться к своей сущности. Когда мы позволяем своим мудреным информационным системам вспомнить, прикоснуться и поддерживать связь с высшим потенциалом, мы осознаем, что все наши неполадки являются частью игры. Когда мы проявляем потенциал болезни, он нас исцеляет. Мы должны прикоснуться к холодайнам, которые стали причиной болезни.

Специалистами по исцелению становятся те, кто может прикоснуться к сущности человека, кто готов его излечить, соединив свой высший потенциал с его высшим потенциалом, с самим пациентом и с холодайнами его болезни.

Каждым набором обстоятельств руководит его потенциал, а любой холодайн болезни тоже является набором обстоятельств. Исследование потенциала болезни - это часть игры исцеления.


Поскольку целители-холодинамисты не замкнуты в линейных и волновых играх, они способны прислушаться к болезни, обнаружить ее намерения, войти в динамики прошлого, настоящего и будущего, ставшие ее причиной, систематически преобразовывать эти информационные системы до их потенциала и тем самым сделать реальным это "прикосновение" на всех его уровнях, которые связаны с болезнью.


Не следует думать, что причинно-следственные связи болезни с прошлым, настоящим и будущим являются лишь плодом нашего воображения. Линейно-волновой поляризованный разум считает, что это невозможно, и тем самым увековечивает причину болезни.


Исцеление - это прикосновение. Прошлое, настоящее и будущее в единой гармонии и разделенные семьи или общества исцеляются с помощью боли, а не от нее, с помощью болезни, а не от нее.

Танец Сексуальности

Сексуальности можно рассмотреть с точки зрения трех моделей. Сексуальность "частиц" в лучшем случае рассматривается как набор неких моделей поведения, свойственных человеку. Мы думаем о сексе, о том, как следует общаться с человеком противоположного пола, мы замыкаемся в многочисленных правилах и ролях, связанных с сексуальностью.

Линейное общество стремится оградить сексуальность четкими границами, оставляя за их пределами творческого гения. Настоящей целью сексуальности является продолжение рода, создание семьи для увековечения вида, упрочения отношений данной пары, отдых, выражение физической любви и т. д.

Секс является источником появления людей и общества. Человек же не может быть источником секса.

Те бунтари, которые нарушают эти правила, становятся изгоями; они не ослабляют правила, но, скорее, подтверждают и упрочивают их, обязывая участников линейной игры и в дальнейшем следовать правилам. Сексуальные побуждения грешников только усиливаются благодаря тем, чьи чувства они оскорбляют. Порнография просто открывает скрытое, запрещенное. В этом ее призыв. Он сопротивляется, настаивает. Так сексуальные требования усиливаются вследствие запрета на них.

Для нелинейного игрока сексуальность - это прикосновение. Нельзя прикоснуться друг к другу, если это неполное прикосновение. Полное же прикосновение затрагивает и сексуальность.

Сексуальность имеет древние корни. Для общества она "опасна" по меньшей мере как поэт, религиозный фанатик или психически больной. В сущности, ее часто сравнивают с произведением искусства, религиозным актом и видом психического заболевания.

Попытки скрыть сексуальность или управлять ею с помощью правил - просто безумие.

С волновых позиций, сексуальность настолько сложно вплетается в волны существования человека, что управлять ею невозможно. Ее можно только играть как бесконечную балладу, которая стремится к пониманию, радости, выбирая из множества игр ту, в которую хочет играть человек.


Холодинамически, сексуальность полна стольких тайн, связанных и с ее будущим потоком, и с ее древними корнями, и находится под таким сильнейшим контролем прошлого, что для признания своей сексуальности человеку нужно самому в нее "превратиться". Холодинамисты осведомлены о связанных с нею сильных обидах, которые уходят корнями в тысячелетия истории человечества, проявляясь в повседневной динамике жизни простой домохозяйки, подростка, слесаря, булочника, ремесленника. Поскольку это почти всеобщая динамика, она становится универсальной в соответствии с выбором ее участников.


На работе, в церкви, в школах, в правительстве - нигде нет места, которое было бы невосприимчиво к холодинамике секса. Вся жизнь сексуальна.

Конечные игры, такие, как организация отпора сексуальному завоеванию одной партией против другой, можно легко идентифицировать.

"Я игнорирую тебя как человека и поэтому забываю, кто ты и кто я, и таким образом участвую в игре".

Это одна из вечных тем Голливуда: страстный юноша завоевывает любовь равнодушной девушки. В сексуальной игре победителю достается побежденный.

Даже в линейных играх не редкость, когда победитель "приобретает" побежденного. И в рабстве, и в спровоцированной политиками войне проигравших не смещают с позиции человека. В рабстве используется их труд, а не они сами как люди. В сексуальном соблазнении и завоевании наградой является сама личность. Победитель забирает все.

Иногда эти игры отражаются в деятельности обеих сторон, соблазняющей и сопротивляющейся. "Он бежал достаточно быстро, так, чтобы она могла его догнать". В обществе результат сексуального завоевания выставляется на всеобщее обозрение. Супругов часто выставляют напоказ. Главы государств часто демонстрируют своих супругов, особенно на важных мероприятиях. Женщины демонстрируют своих мужей. В обществе, управляемом мужчинами, победителем часто бывает женщина. Ее неформальная сила намного больше и выражается более открыто, чем сила мужчины, который щеголяет на публике своими званиями, положением или влиянием. В деревенском или племенном укладе женщины являются столпами общества. Они связаны как коллектив, в то время как мужчины охотятся или проводят дни на работе, чтобы принести домой кусок хлеба с маслом.

Итогом сексуальных динамик подчинения и покорения является матриархальный и патриархальный контроль над обществом. Мужчины занимают позиции, контролирующие власть в обществе, в то время как женщинам остается все остальное. Вот почему 82% богатства США находится в руках женщин и законы о разводе поддерживают женщин против мужчин. По традиции именно мужчина должен платить, именно он теряет детей, именно он должен покинуть дом.

В процессе всего этого, даже в браке конечные игры управляющего сексом общества с виду сокращают расстояние между супругами до нуля, но по-настоящему соприкоснуться друг с другом в поляризованном обществе они все же не могут.

Секс, все же, затрагивает общество. Мы редко позволяем обществу слишком уж контролировать интимные выражения нашей сексуальности. Более того, это наше сексуальное выражение стремится воздействовать на общество. Одна из постоянных функций общества состоит скорее в том, чтобы защитить секс, а не регулировать его. Общество не является причиной сексуальной напряженности. Скорее сексуальная напряженность чаще влияет на общество. Примером недавнего времени могут быть частые сексуальные домогательства на работе.

Вокруг секса накручено так много игр потому, что мы никогда не знаем наверняка, что чувствуют по этому поводу наши родители или другие члены общества. У нас есть только наши мысли об их мыслях. Мы разговариваем об этих мыслях вместо того, чтобы установить с ними сущностную связь. Подобно аудитории, которую никогда ничто не трогает, мы навсегда исключены из процесса приема этой информации. Если дело доходит до секса, мы никогда не сможем победить, если только мы не выйдем из наших линейных и волновых игр и не станем по-настоящему холодинамичными.

Нам, как цивилизованному обществу проигравших, свойственны коллективные чувства неудачи, неуверенности, страха разоблачения и растущее чувство разочарования и бессилия. Поэтому как нация мы невероятно чувствительны к тому, что нас могут поставить в неловкое положение или спровоцировать другие, более слабые и малочисленные народы. Основание для любой войны составляют целые пласты скрытой неуверенности, которые взаимосвязаны с нерешенными проблемами сексуальности, власти, религии и иных аспектов человеческого опыта.

Чтобы в этом разобраться, нужно отбросить в сторону авторитетные фигуры и занять свое место. Нужно просто стать выше победы отца над сыном, женщины над мужчиной, одного человека над другим и одних наших холодайнов над другими. Иначе мы просто усиливаем старую систему со всеми ее скрытыми слабостями, обидами и неполадками.


Чтобы во всем разобраться, мы должны прежде всего распознать гения в нас самих и настроиться на его потенциал. "Принять курс", указанный нашим раскрывающимся потенциалом и держаться его, какой бы ни была игра. Это единственная игра на свете, которая имеет значение. В нее можно играть только из холодинамического состояния.


Если человек участвует в игре с позиций линейной динамики, супруг является его "собственностью", с которой надо обращаться так же, как со всем остальным имуществом. Общественные правила и роли, в которых и состоит власть общества, поддерживают супруга в этом отношении. Причем сексуальное обладание здесь важнее обладания собственностью. Поэтому "неверный" супруг, нарушивший эти правила, и должен платить. Должен платить настолько обязательно, что если он не отказывается от всего своего имущества, заработков, времени, талантов и всего, что создано его усилиями, он может оказаться в тюрьме. Может случиться так, что он будет лишен нормальной жизнедеятельности. Если ты разрушил брак и ты мужчина, то тебе не жить.

Поскольку сексуальность является одной из игр, в которой победитель владеет проигравшим, в западном обществе традиционно женщина "побеждает" мужчину, поэтому она-то и получает деньги, тогда как мужчина, "победивший" женщину, получает секс. В этой игре наиболее приятное общественное признание человек получает, демонстрируя всем любящего и добровольно ставшего собственностью супруга. Такое шоу должно быть результатом свободного выбора проигравшего и победителя. Тот, кто стал мастером в этой игре, представляет собой высшую форму игрока в линейном обществе. По этой причине, даже хотя человек получил всю необходимую ему собственность, но не имеет любви, он (или она) - ничто.

Одни из самых серьезных битв в истории были битвы за сексуальную собственность. Велись войны, люди отдавали жизни, были принесены бесчисленные жертвы, но даже если человек завоевал государство, дать поблажку и расслабиться в любви значит проиграть все. "Нет ничего страшнее отвергнутой женщины". За ней остается право забрать его титулы, земли, имущество, заработки, детей и все, что чего-то стоит, и при этом настаивать, чтоб его списали как "мертвого".

Такое сексуальное напряжение в линейном обществе оформляет само общество и его законы, направляет его культуру и защищает права победителя в сексуальной игре соблазнения. Женщина должна соблазнить мужчину, потому что, как гласит наша история, мужчина обеспечивает женщину, тогда как она берет на себя заботу о сексе и о семье. Он - охотник, она - хранительница очага. Ее нужно защищать от охотника, который бродит повсюду в поисках других женщин.

Когда сексуальность является линейной игрой в линейном обществе, она, подобно всем конечным, линейным играм, развивается во многом за счет обмана. Желания не могут быть открыто выражены или публично объявлены. Они должны быть всегда спрятаны под завесу постоянных намеков, жестов, стиля одежды и соответствующего поведения.

Участники часто предпринимают подобные действия, даже не осознавая этого. Мастера игры приспосабливаются к жизни на грани правил, отодвигая роли к новым пределам, организуя особые обстоятельства, интимные беседы, поверяя друг другу секреты, выказывая внимание, поддерживая точку зрения другого человека, давая ему преимущество, уступая в мелочах, приглашая тем самым другого уступить - символически, как бы готовясь принять капитуляцию в сексе.

Всем этим играм приходит конец. Все, что от них остается - одни воспоминания. Однажды сыгранную игру невозможно повторить. Те, кто стремится повторить прошлое, влюбляются в воспоминание, создают умозрительный образ "идеального" или "душевного" партнера и живут в этой особой форме нарциссизма. Попав в бесконечный замкнутый круг, они связаны страстью с мертвой или умирающей сексуальностью. Холодайны этой мастурбирующей сексуальности управляют их жизненной энергией.

Потенциальные партнеры редко подходят под идеальный образ. Прежние победители уже вне игры. Воспоминание о мгновениях триумфа создает еще и противоречие, потому что оно же напоминает о невозможности этот триумф повторить. Человек может пытаться принять чрезвычайные меры, чтобы воссоздать идеальный образ, но наркотики, экзотические страны и новые любовники все же конкурируют с внутренним идеалом.

Влюбленность в идеал - это сделка "Я больше не играю". Когда все уже сказано и сделано, конечная цель линейной игры - завершить игру и объявить победителя, чтобы обеспечить будущее. Память о трофеях прошлого будет храниться в идеальном образе прошедших переживаний. Эти холодайны доминируют над сексуальной энергией и делают бессильными все возможности настоящего.

В полную противоположность этому, волновой игрок приветствует постоянную свободу выбора во всей сексуальности. Это не ограниченная активность, но постоянное выражение творческой энергии жизни. Для этого ненужно обязательно быть верным, взрослым, гомосексуальным или гетеросексуальным. Для нелинейного игрока не имеет значения, дал ли человек обет безбрачия или меняет партнеров как перчатки. Они же играют не в границах игры, а с границами. Они стремятся не властвовать над партнером, а разделить с ним новое расширяющееся видение жизни.

Они позволяют своим партнерам быть собой. Они более способны установить связи, прикоснуться друг другу, потому что они знают, что играют в игру. Игра не определяет их действий, поэтому им легче определиться. Они учатся по-настоящему, более полно быть собой.

Их целью не является ни оргазм, ни понимание, хотя и то, и другое может быть частью их игры. Им не приходится скрывать свою сексуальную природу, равно как и навязывать ее остальным. Фактически, они играют так, чтобы позволить играть другим, продолжать отношения. Недостаток удовлетворения является просто-напросто приглашением к игре.

Поскольку волновые игроки участвуют в игре только ради ее самой, они никогда по-настоящему не прикасаются друг к другу. Сексуальная энергия формирует свой поток. Сексуальные динамики оторваны от полного присутствия. Сознание ограничено бесконечностью игры.


В холодинамической игре не может быть неудач. Только включение всех игр в продолжающуюся природу линейных и волновых динамик. Преимущество состоит в том, что члены семьи знают, что за ними стоит реальный человек. Человек, который способен на подлинное прикосновение и полное присутствие во всех измерениях их жизни. Сексуальность существует, и, раз она существует, сексуально все.


Поляризованный родитель может правильно исполнять все роли и делать все, что от него ожидают, но он не проявляет полного присутствия и не способен на подлинное прикосновение. Так семья становится поверхностной и поэтому должна быть все время чем-то занята, постоянно избегая любых серьезных вопросов, которые могут что-то изменить. И серьезность, и попытка в то же время ее избежать полны ролями, воспоминаниями и правилами - и пусты.


Иметь семью и всей семьей совершить выбор быть семьей - это не одно и то же.

У холодинамических влюбленных нет понятия о "запретных зонах". Тело нельзя разделить на секретные зоны, которые могут быть доступными для партнера по его особому пожеланию. Так же они не считают себя просто доступными как личность для прикосновения и создания преобразующего динамичного дуэта с другим человеком. Не может быть разделения на личность и тело, на отдельные части и страсть. Любовь - это все и вся везде и всегда.


Триумф линейной сексуальности состоит в том, чтобы освободиться от игры через тело. Линейные игроки предоставляют переговоры телам.

Триумф волновой сексуальности состоит в том, чтобы освободиться в игре с телом.


Для холодинамического секса понятия триумфа не существует. Он просто "есть".

Человек может строить отношения с другим человеком как личность на уровне тела и позволить развиваться подлинным динамикам искренности, потому что мы находимся в полном присутствии и можем поддерживать связь между высшими потенциалами. Так все наши качества могут проявиться в сексуальной динамике.

Холодинамика освобождает всех от сексуальности как игры и позволяет им вступить в обитель сексуальности как состояния.

Полное присутствие сексуальной личности - это присутствие во времени и пространстве целостной личности. Присутствие в теле как энергичного и живого сексуального существа. Присутствие в личности как творческой понимающей индивидуума, который полностью осознает себя как мужчина или женщина, целиком разделяющий состояние совместного бытия. Присутствие в чествовании жизни, празднике культуры, выражении любви и живых принципов и позволяя себе целиком расширяться в жизни.

Полное присутствие в данном пространстве и времени позволяет границам этого пространства и времени распространяться и в других пространственно-временных континуумах. Открытие наших связей здесь и полное присутствие в них позволяет также присутствовать в наших связях в других мирах.

Только тот, кто по-настоящему присутствует в других мирах, может по-настоящему присутствовать в этом мире.

Холодинамические влюбленные сознают всю полноту своих отношений, которую дает только интимное знание множества ролей, которые они играют вместе во множестве жизней.

Полное присутствие включает в себя присутствие в тех мирах, которые связаны с этим миром, наши прошлые и будущие жизни, протекающие параллельно с этой жизнью. Мы любим в соответствии с теми холодайнами, которые передали нам наши предки, и обладаем всею их памятью. Мы любим в соответствии с теми посланиями, которые мы получаем из параллельных жизней прошлого, настоящего и будущего. Мы любим в соответствии с информационными полями, сформированными объединенным движением тонких и мощных динамик. Мы любим, потому что мы и есть любовь.

Выход за пределы линейно-волновых полярностей дает возможность расширить сознание настолько, чтобы совершить огромный квантовый прыжок в просторы разума, глубины красоты, невообразимого разнообразия, бесконечной радости и безграничной любви, которой являемся мы сами и которая раскрывается в каждом мгновении живых отношений.


Мы не только не одиноки, мы неразделимы - ни с кем и ни с чем.

Значение холодинамики для сексуальных партнеров очень глубоко. Наша жизнь - это не просто океан безграничных возможностей. Это запланированный опыт, основанный на взаимных соглашениях.

Жизнь - это выбор свободно участвовать в линейной и волновой динамике, ограничить себя в конечном теле с бесконечным сердцем, чтобы научиться проявлять те качества, которые характеризуют нашу уникальную индивидуальность. Раскрытие индивидуальности каждого из нас в наших совместных полных потенциалах. Раскрытие жизни во всех мирах в ее высшем потенциале в этом мире.

Тот факт, что мы рождаемся у конкретных родителей, с определенными холодайнами, устанавливает для нашего мозга и тела определенные жесткие пределы. Мы не можем игнорировать конечной смертной природы нашего бытия. Мы очевидно находимся в пределах нашего тела.

То, что в детстве с нами обращаются определенным образом, определяет наше представление о будущем и взаимодействие с нашим взрослым миром. Наше скрытое сознание позволяет нам обучаться почти совсем независимо от нашего контроля. Так реализуется поляризация. Тем не менее, все игры являются итогом свободного выбора из нашего места планирования, которое дает нам гениальные предписания относительно нашего личного участия в игре.

У всех конечных игр есть свои границы. Это значит, что должно быть нечто и вне этих границ.

Кто или что создает это конечное состояние? Кто или что определяет, когда игре начаться, когда кончиться, и кто решил, кому играть?

Если договориться, можно очень легко сдвинуться в сторону линейного мышления. Если, даже на мгновение, мы можем представить, что некая пара может танцевать лучше нас, мы тотчас же оказываемся в линейной игре.

Это может прийти как легкое ощущение, что нам надо бы "делать лучше". Потом оно превращается в действие, когда мы совершаем некий необычный шаг, чтобы показать окружающим, какие мы хорошие, так что и сами снова будем себя ощущать хорошими танцорами. Но остается та часть нас, которая верила, что "надо доказать зрителям", что мы "хорошие", и она по-прежнему верит, что мы танцуем плохо, значит - мы проиграли. Итак, игра началась.

Даже если мы можем "доказать" всем, что мы лучшие танцоры на свете, и даже если так и есть, мы сами в действительности убеждены, что мы неудачники, значит мы не можем собрать энергии, чтобы одержать внутреннюю победу. Мы проигрываем сами себе.

Когда мы сдвигаем фокус на то, чтобы победить, мы все больше убеждаемся, что мы проиграли. Поэтому победители рыцарских турниров почти всегда стремятся к новым состязаниям и победам. У некоторых людей и дома, и на работе все просто завалено трофеями, фотографиями и свидетельствами, которые гласят: "Я - победитель". Все эти стремления люди держат в секрете, потому что боятся той части самих себя, которая нет да и скажет: "Ты - неудачник!" Они вынуждены постоянно уверять себя в победе, потому что они утратили контакт с собой. Им нужна аудитория, которая ими восхищается как победителем, как бы отражая образ того гения, которым они были бы, если бы не забыли, кто они.

Зрители требуются во всех играх.

Игры происходят в видимом мире. Линейные игры происходят в мире, который ограничен во времени, в пространстве и в размерах. В линейном мире существует конечное число частиц. Всем им дать определение и присвоить порядковый номер в списке. Их отношения совершенно управляемы. Земные правила - это законы природы. Поэтому линейным людям надо покорять природу.

В правилах конечной игры ничто не предписывает, когда нужно начинать игру. Не говорится там и о месте ее проведения или о составе участников. В футбольных правилах оговаривается продолжительность игры, количество участников, каждый занимает свою позицию на поле, но там не названы имена игроков. Тип игрока может быть обозначен, но не его личность.

Итак, правила абсолютны, но время, место и люди определяются вне игры. То есть у всякой линейной игры существует мир за ее пределами.

Игра не имеет значения, пока она не будет помещена в абсолютные измерения мира со зрителями.

Аудиторию составляют те, кто наблюдает за игрой, не принимая в ней непосредственного участия. Никто не определяет, какой будет аудитория, и никто не определяет мира, в котором происходят игры. Мир обладает "разумом стаи", здесь наблюдается спонтанное коллективное действие тех, кто добровольно решил быть зрителем и установить параметры игры. Тот, кто должен быть миром, не может им быть.

Не имеет значения, несколько велика аудитория. Стая остается стаей, пока в ней есть хотя бы несколько особей. Не имеет значение, где находится стая, и также неважно, где находится аудитория. Люди могут сидеть дома, наблюдая за игрой из мягкого кресла перед телевизором, или находиться на стадионе, или слушать радиотрансляцию в машине. Все равно они зрители. Они находятся в мире игры.

Где и когда существует этот мир, не влияет на игры. Неважно также, кто его составляет. Мы же не скажем: "Я был в мире (или в составе аудитории) 27 ноября 1990 года". Мы можем сказать так: "Я был дома со своей семьей, когда узнал, что мои родители разводятся". Мы можем вспомнить все подробности своей жизни, когда мы стали зрителями или наблюдателями новой игры и создания нового мира.

Спросите любого американца, что он делал 5 ноября 1963 года, в день, когда застрелили президента Кеннеди. Они точно припомнят, что делали и что чувствовали, когда узнали эту новость. Почти вся аудитория чувствовала одно и то же. Они были убиты этой новостью, сначала не поверили, не могли привыкнуть к этой мысли, плакали, переживали, задавали вопросы, а потом требовали ответа, (которого, кстати, так и не получили).

Аудитории часто свойственно единство. Зрители становятся единым целым, их связывает общее желание узнать, кто победит в разворачивающемся перед ними состязании. Если у человека такого желания нет, то он не является зрителем. Так же, как птица, которая не летит вместе со стаей, больше не является ее частью.

Перед тем, как начать любую линейную игру, у нее должна появиться аудитория. Эта аудитория может быть поглощена игрой. Тем, кто участвует в игре, аудитория требуется затем, чтобы обеспечить абсолютное судейство, которое определяет сущность игроков. В то же время и миру, совместно созданному театральной игрой актеров и аудиторией, нужна эта игра, чтобы остаться таковым.

Джеймс Р. Карс в своей книге "Конечные и бесконечные игры" выразил это так: "Мы в равной степени часто являемся игроками в поисках мира и миром в поисках игроков, а иногда соединяем в себе и то, и другое".

Существует неограниченное количество миров.

Когда один разум решает подвергнуть себя оценке со стороны другого, создается мир. Для этого не требуется присутствие аудитории. Один разум может оценить другой даже на расстоянии. Смерть брака не мешает участникам оценивать друг друга, хотя они иногда представляют собой различные, отдельные миры.

Подобным же образом, отсутствие или даже смерть родителей не умаляет решимости ребенка доказать, что родители неправы. Большинство игр, конечных и бесконечных, зарождаются изнутри, прежде чем проявиться во внешнем мире. Именно в рамках природных границ внутренне самоорганизуется каждая линейная игра. У каждого человека внутри полно своих собственных зрителей.

Внутренняя аудитория существует среди наших холодайнов. Мы воспринимаем это как разговор с самим собой. Линейная игра со всеми ее состязательными динамиками сначала разыгрывается на уровне холодайнов. Невозможно играть в линейную игру, не разделившись на части, фактически играя сами против себя. А когда мы сами для себя зрители, происходит именно это. Нельзя быть наблюдателем, не наблюдая за самим собой.

Невозможно быть аудиторией и при этом не знать, что ты зритель. Даже когда мы смотрим кино, футбол или телефильм, мы не можем забыть, что мы зрители, хотя иногда игра так увлекает, что мы сливаемся с ней. Все эти чувства дарят нам наши холодайны, весь огонь в крови, взлеты и падения динамики, словно мы сами участвуем в игре. Иногда мы настолько сливаемся с игрой, что проигрываем или выигрываем в ней, но мы при этом всегда знаем, что мы зрители.

Дети в своих чувствах настолько сливаются с родителями, что проигрывают или выигрывают вместе с ними в игре, которую разыграли родители. Даже если они просто становятся свидетелями развода, они чувствуют эту разделенность, как будто они сами развелись с проигравшим родителем. Если, например, проиграл отец, то они разводятся со своим собственным чувством отцовства.

Результатом является внутренняя решимость доказать другим, что "я не такой, каким был мой отец"; человек подчиняется внутреннему принуждению - опровергнуть внутреннее суждение. Он сам становится для себя аудиторией. Невозможно развестись с родителями, не разводясь со своим внутренним родителем.

Любой аудитории изначально присуще разделение на разные стороны. Зрители обычно едины в своем интересе к игре, но они разделяются в зависимости от того, кого они хотели бы видеть победителем. У нас не может быть мира, если мы не разделились на две противоположные стороны. Не может быть и внутреннего мира без такого противостояния самому себе. Когда разделен внутренний мир, разделен и сам человек. Но в этом разделении присутствует обещание разумной любви, которое преодолевает это разделение.

Не может быть здоровой семьи, которая не разделена сама против себя. Игра семьи - это игра за преодоление разделения, за установление вечной любви между вечных друзей, которые решили быть одной семьей.

Семья - это целый мир.

Разделение и весь относящийся к нему хаос являются той средой, в которой разум может разобраться, создать выбор, освоить свободу и проявить те стороны любви, которые преодолевают разделенность. Хаос - это та арена, где зарождается жизнь. Любовь исцеляет. Без разделения не могло бы быть исцеления. Если будет нечего исцелять, любовь будет ограничена (сведена до остальных, не исцеляющих функций). Любви придет конец.

Все линейное ограничено во времени. "Время бежит". У него есть начало и конец. У него есть границы, ограниченное количество игр. Чем старше мы становимся, тем меньше остается у нас времени, мы не можем себе позволить ошибки, которые совершали в молодости, когда время казалось бесконечным. Должно быть время для любви, для свободы, для того, чтобы ценить время.

Течение времени всегда относительно по отношению к вневременному измерению. Победы происходят в конкретное время. Титулы времени не поддаются. Как только наш разум начинает наблюдать за временем, он выходит за его пределы. Мы можем наблюдать течение времени, изучая историю. Эпоха Возрождения, период династии Мин, Сопротивление, эпоха переселенцев, Американская революция. Время превращается в последовательность событий, которая перетекает в некие обобщения о прошлом.

Это не прожитое время, а жизнь как отрезок времени. Наши линейные конечные игры ожидают, как закончатся в настоящем игры прошлого. Соревнуясь за призы будущего, линейные игроки на самом деле состязаются за награды прошлого.

Волновые игроки не тратят времени. Напротив, они его создают. Они проживают каждое мгновение без предварительного плана, во времени, но не связанные им. Такие люди никогда не стареют. У них как будто нет возраста, они не молодые и не старые, они не поддаются измерению временем извне. Для них не существует понятия "час времени". Для них есть час чтения, час перед телевизором, час работы, любви, игры или беседы. Но час времени - никогда.

Игрок-холодинамист не ходит на работу для того, чтобы занять день работой. Он не работает. Он проживает жизнь так, что каждый ее момент проходит как отражение его живой жизни в соответствии с его выбором. Работа - это выражение его производительности, творчества и жизни. Время - результат выбора. Не только время, но и пространство.

Жизнь не заполняет наше время. Жизнь существует для выражения любви и разума, которыми являемся мы сами в каждую минуту. А любовь нельзя свести просто к способу времяпрепровождения.

Волновые люди не могут сказать, когда их работа завершена. Они не могут измерить своей любви. Их интересует, как протекают явления, к чему ведет жизнь, как они могут проявить себя в игре.

Холодинамисты тоже не измеряют ни работы, ни времени, ни любви. Все, к чему они прикасаются, испытывает прикосновение самой сущности их бытия. В самом прекрасном и естественном смысле они сами и есть любовь, работа и время.

Точно так же и свобода - это естественное состояние бытия. Она не зависит от времени или от того, чем мы его делаем. Время становится функцией свободы.

Жизнь - это функция свободы. Размещаем мы время в игре или игру во времени - это уже дело выбора. Это неважно. И в том, и в другом есть потенциал для игры. Игра является естественным состоянием для всякого мира, играем ли мы с линейных, волновых или холодинамических позиций.

Наблюдать, играть или быть - дело выбора.

Для линейного игрока наблюдатель остается незамеченным. Для волнового игрока незамеченным остается чье-то состояние. Знание - это процесс роста, постоянного выбора, это особое состояние.

Мы можем рассматривать произведение искусства, мы можем создать его, или мы можем стать искусством и войти в гармонию с тем переплетением разума, которое сделало это возможным. Когда мы превращаемся в искусство, мы признаем гений его создателя и тем самым заново открываем свой собственный гений.

Один человек может стремиться к титулам и почестям, чтоб стать вне времени (и этим обрести вечную жизнь), другой будет стремиться к бесконечному вечному рождению. Остаться навсегда в игре новых открытий и так остаться живым в жизненной игре. Разум, который стремится к чему-то, никогда этого не получает.

Противоречия и парадоксы линейных и волновых игр становятся очевидными, когда человек осознает, что это просто отражения того, что уже существует. Все игроки уже вечны. У всех есть вечная жизнь. Гений каждого человека свободен в выборе игр забывания и воспоминания ради чистой радости проявления разумного выбора.

Стремиться обрести вечную жизнь через титулы, святые таинства или положение, как это делают линейные игроки, или стремиться обрести ее в непрекращающейся жизни, все же значит стремиться к чему-то. Разум, который ищет, никогда не находит. Он умеет только искать. Где же он тогда найдет вечную жизнь?

Она не потеряна. Потеряны мы. Потеряны для того, чтобы помнить о ней, вынужденные все время ее искать. В нашей собственной памяти она незаметна. Она содержится в нас. "Царство Божие в вас самих".

Этот сине-зеленый шар, наша планета земля кажется безразличной к человеческой жизни и к играм, в которые мы играем. Для тех, кто принимает игру жизни всерьез, имеет огромное значение "победа" над природой. Мы должны подготовиться к преодолению разнообразных влияний природы на нашу жизнь. Погода, морские приливы, животные, микробы, болезни и так далее - со всеми этими порождениями природы надо уметь справляться. Мы должны изучить ее законы, понять, как они действуют, чтобы использовать природу с выгодой для себя. Мы создали разные науки, чтобы показать, как развивается природа, что ее законы постоянны, что мы можем предсказать будущее и этим обезопасить себя.

Когда мы становимся миром, мы проживаем его жизнь, его связи с живыми галактиками, ощущаем сущность самой жизни.

Мы используем науку для объяснения природы и жизни. Наука демонстрирует повторяемость. Она придумывает объяснения или теории о законах природы. Так мы убеждаем себя, что мы можем узнать о природе все и в итоге способны все предусмотреть, все ее динамики. Так мы можем говорить от имени природы.

Окончательная победа науки состоит в том, что ученые стали ее голосом, положив конец молчанию природы. Сделав это, ученые заставили умолкнуть всех богов прошлого, все прежние религиозные объяснения о природе с этой окончательной победой истины.

В этой игре науки имеется скрытое противоречие. Одно дело - описывать природу, а совсем другое - говорить от ее имени. Описывать природу значит признавать, что мы наблюдатели, зрители, следящие за тем, как природа делает свое дело. Это значит забыть, что мы тесно переплетены с нею и не можем быть отделены от природы. Чтобы поверить в эту разделенность, надо все это забыть.

Если мы говорим от имени природы, то это означает это означает, что мы вступаем в игру в качестве участника. Наша роль как участника будет состоять в том, чтобы говорить от имени природы. В традиционном понимании от имени природы всегда говорили боги. Когда мы заставляем богов замолчать и забираем у них голос, мы становимся богами для себя.

А если мы становимся богами для себя, это подразумевает, что природу можно определить как конечный мир, мир, созданный нами. Мы отражаем в природе некий порядок, который существует в нас.

Различные перемены, происходящие в этом мире, стали бы тогда частью структуры того мира, который мы создали внутри себя. Чтобы говорить от имени природы, нужно выйти за ее пределы, отойти в сторону, говорить "объективно", будучи свободным от влияния своей собственной природы. Единственно возможный для этого путь - это говорить как сверхчеловеческий разум, создатель и хозяин сил природы.

Однако, одно из правил игры в природу заключается в том, что мы сами должны следовать всем законами природы. Выйти за пределы природы и притвориться, что мы ею повелеваем будет нарушением правил игры. Мы не можем говорить за кого-то. Мы можем говорить только за себя. Невозможно говорить за тишину.

В квантовой механике, которая начинает приподнимать завесу гибкими аспектами природы, невозможно наблюдать что-либо, не оказывая на него при этом никакого влияния. Измерить какой-либо феномен в субатомном мире - это все равно что поднять дом, чтобы узнать, каково живется его обитателям внутри. При этом можно будет лицезреть только полную панику, и из этого наблюдения мы сможем сделать вывод, что люди в этом доме живут в полной панике. На самом деле причиной паники был наш процесс исследования.

Когда мы начинаем эксперимент, чтобы исследовать некую субатомную динамику в природе, эта динамика уже как бы ожидает, что ее должны измерить, и получает сигналы от процесса измерения. Она принимает ту форму, какую ожидает в ней увидеть наблюдатель.

Невозможно произвести измерения, не повлияв на его объект.

Когда человек думает о прошлом, его мысли вызывают ответную реакцию. Невозможно думать о прошлом, не влияя на него. Какое бы событие в истории мы не решили бы рассмотреть, мы все равно его увидим только через призму нашего о нем представления. Мы изучаем какую-то эпоху в истории и видим, каким ограниченным было тогдашнее представление о мире. В то же время наш век накладывает свои ограничения на наши взгляды.

Наши волновые и линейные холодайны хотят взять природу и историю, завернуть их в маленькие аккуратные свертки, которые можно взвесить, снабдить соответствующими ярлыками и разложить по полочкам. Никаких свободных вариантов. Ничего непредсказуемого. Все будет объяснимо, по известным нам законами природы.

Мы станем говорить от имени природы и истории, станем нашими собственными богами.

Для любого объяснения нужна игра, в которой это объяснение сыграет свою роль. В этой игре что-то может быть не совсем понятно, почему, например, листья зеленые. Мы не можем объяснить что-либо, если прежде мы не признаем, что в нашем понимании есть пробелы, что нам не достает некой важной информации.

Обычно мы можем легко противостоять такому "забыванию" или незнанию, потому что пробелы очень невелики и перестроить мышление несложно. Однако иногда нам приходится столкнуться с более серьезным вызовом, с которыми простое объяснение не справится.

Когда объяснения нет, на смену ему приходит неприятие.

Невозможно в одну минуту перейти от Платоновской причины к Аристотелеву наблюдению или от ислама к квакерству. Для глобального сдвига нужна еще и перемена аудитории и перемена в восприятии.

В жизненных играх не может быть изменения, если не меняется аудитория.

Зрители поддерживают игру в определенном месте, укрепляют правила и организуют всю игру в данный период. Когда Св. Августин был обращен от неоплатонического язычества в христианство, он был ошеломлен тем, какой мог так упорно держаться такого множества ложных утверждений. Он не думал о том, что его обращение было просто переменой одного объяснение на другое. Его аудитория осталась прежней. Такой же осталась и его потребность в объяснении.

Для смены аудитории ему надо было бы удивляться не количеству ложных утверждений, но сложностью и многообразию стольких истин, переплетенных в одной игре. Свое неприятие прежнего себя он услышал бы совсем по-новому.

Как же человеку выбраться из линейно-волновых динамик объяснения? Должны ли мы согласиться с тем, чтобы нынешние победители вели игру, пока не явится новая группа объясняющих? Почему знание, подобно собственности, должно быть обязательно чьим-то? Чем-то таким, за что надо всегда платить некую цену? Чем-то, непременно связанным с титулом, положением и богатством?

Чтобы достичь успеха в игре в знание, нужно ли заставить умолкнуть наших противников? Когда оппозицию заставили замолчать, она больше и не станет предлагать нам других речей, других знаний, других объяснений, если они отличаются от мнения победителя? Это соглашение о молчании.

С другой стороны, те, кто победил, могут теперь говорить только вместо тех, кто потерпел от них поражение. Священники говорят от имени своей паствы, правители - от имени народа, родители - от имени детей, директора - от имени фирмы. Они не могут говорить с кем-то. Они могут говорить только за кого-то.

Общество защищает права тех, кто говорит от имени других. Они могут призвать полицию, армию или всю страну на защиту своего права говорить от имени своей группы. Это неотъемлемая часть права на титул. Пока не появится право говорить, все молчат.

Чтобы говорить от имени господа, нужно сделать так, чтобы все молчали, когда звучит слово Божие. Вообще, проиграть сражение - значит замолчать и слушать победителя. Мы должны молчать, потому что победитель приказывает нам подчиниться. Потерпеть поражение в споре тоже означает затихнуть, слушать, подчиняться. Подчиняться богам, которые сами себя создали. Проигравшие - это непризнанные слушатели.

Тишина послушания обычно не слышна. Это смерть языка, воли, бытия. Это смерть жизни. Поэтому требование подчинения в сути своей является злом.

Из вакуума тишины появляется возможность для развития языка. Из языка рождается голос богов. Когда человечество украло голос богов и стало само говорить от имени природы, оно стало противником природы и всего, что она производит. Так все слушатели стали противниками. Теперь им нужна тишина послушания. Язык богов теперь трансформировался в непроизносимость языка.

Существует большая разница между тишиной послушания и тишиной слушания. Обратите внимание, как слушает природа, когда кто-то входит в лес. Все замирает. Все существа ждут, думают, как им отвечать на наше присутствие. Слушать - значит отвечать на присутствие других.

Всем линейным сообщениям - например, объяснениям, - следует внимать с послушанием. Волновые сообщения перескакивают от слушания и ответов к тому, что содержится в тишине слушания.

Линейная речь завершается тогда, когда ее услышали. Волновая речь продолжается, потому что так можно слушать и отвечать. Для линейного игрока тишина - это форма заключения. Для волнового это форма освобождения.


Холодинамические слушатели слушают ради потенциала в рамках каждой ситуации. И тишина, и слушание являются ограничением. Это Я, моя гениальная сущность, говорит из какого-то другого измерения, чтобы открыть здешнее измерение меня.

По этой причине холодинамисты - это рассказчики. Они говорят метафорами, символически обозначающими жизненные события так, что слушая их, мы открываем новые стороны своего гениального "Я". Например, история о скелете, история молодой эскимосской женщины, которую сумасшедший отец бросил в море со скалы, узнав, что у нее есть возлюбленный.


Тело женщины опустилось на дно океана, и рыбаки с тех пор обходили это место стороной. Прошло много лет, и вот один молодой человек, который не знал этой истории, вошел в эти воды на своем каяке. Он забросил леску, и его костяной крючок зацепил скелет той женщины, который столько лет пролежал на дне, омываемый волнами.

Молодой человек подумал, что он поймал большую рыбу и уже мечтал о том, как много у него теперь будет еды, пока тянул за леску, поднимая скелет женщины из ее океанской могилы. Он уже видел верхушку белого скелета, поднимающегося все ближе к поверхности, и вот, в последний момент, он наклонился, чтобы вытащить рыбу и вынуть крючок, огромная волна бросила лодку вниз и потом, вздымая ее на гребень, подняла на борт каяка женский скелет.

Когда он взглянул на свою добычу, он испугался до полусмерти, увидев, что на борту его лодки сидит скелет, весь в водорослях, спутанный леской, а зубы его клацают от движения лодки по волнам.

Он начал бешено грести к берегу, и, прихватив свою удочку, помчался прочь, перепрыгивая через камни, пытаясь скрыться от этого ужасного создания. Он все слышал странное клацание позади и, когда он оглянулся, он чуть не умер от страха, потому что скелет преследовал его среди скал.

Он бежал всю дорогу до своего иглу, которые было довольно далеко от берега, со скелетом, прочно привязанным к его удочке. Когда он в ужасе заполз в свое иглу и забился в самый дальний угол, он едва дышал, а сердце билось как сумасшедшее.

В конце концов, он постепенно пришел в себя и даже зажег масляную лампу, но как только он это сделал, он понял, что скелет женщины тихо сидит прямо у дверей. Он попытался проломиться сквозь стену иглу, но увы, она была построена слишком хорошо, потому что этот юноша вообще все делал на совесть.

Когда он успокоился, он взглянул на скелет и увидел, что он весь обмотан водорослями и леской. Он пожалел несчастное создание и стал медленно и бережно разматывать леску. Это заняло почти всю ночь, но вот, наконец, он смог уложить скелет и укрыть его одеялом. Обессиленный, он лег рядом с ней и тут же уснул.

Ночью ему приснился сон, во сне ему стало так жаль, что женщина умерла, что он на самом деле заплакал. Скелет женщины увидел эти слезы, выпил их и превратился в живую женщину. Они провели восхитительную ночь любви, а когда он проснулся, рядом с ним была прекрасная женщина. И зажили они вместе весело и счастливо.

Если мы просто будем слушать рассказ, не требуя никаких пояснений, из тишины слушания проступает его богатейший смысл. Тишина - это пространство неограниченных возможностей. Если бы в нем что-то находилось, то оно уже не было бы полем неограниченных возможностей, а было бы тем, что мы хотели бы в нем увидеть.


Слушать - это значит быть открытым для этого поля неограниченных возможностей.

Наше воображение первым вступает в пространство между волновой и линейной динамиками, между играми конечного и бесконечного миров, опережая всякие объяснения, чтобы обнаружить возможные и забытые миры реальности.

Именно из этой пустоты и слышен голос Жизни. Когда говорит Жизнь, ничего не объясняется. Напротив, остается еще многое, чтобы сказать потом. Жизнь может создать целый мир, если ее внимательно слушать. Всякий разум, который прислушивается к раскрывающемуся потенциалу, создает поле, в котором этот потенциал может проявиться.


Знаем ли мы историю? Может ли кто-либо знать историю цивилизации? Может ли кто-то знать религию, войну, триумф или поражение? Как мы можем быть аудиторией для самих себя? Мы думаем, что нам известны первая и последняя сцены каждого события? Мы думаем, что можем знать законы, по которым следует прожить жизнь, правила, к которым мы должны приспособиться и этим приспособлением обеспечить себе надежное будущее?

Настоящий рассказчик не знает своей истории. Как не знает он и истории кого-то другого. То, что слышится в любой истории, является на самом деле отражением слушателя. Если мы думаем, что история завершена, значит, мы нечувствительны к своим собственным динамикам и тем самым глухи к своему собственному будущему. Мы отказались от своей свободы, чтобы слушать, чтобы разобраться и сделать выбор.

Те, кто хоть немного разбирается в основах истории, понимает, что там, где есть свобода, возможно все.

Нам кажется, что мы способны контролировать силы природы? Да, верно, мы применили атомную бомбу. Но мы использовали ее, чтобы контролировать других людей, а не законы природы. Все наши машины - не больше, чем игрушки, в которые мы играем. Это просто субличности природы. Порядки внутри порядков, создающие новые порядки внутри порядков. Например, компьютер - это серия игр в играх. Но я, мой гений, является единственным аспектом природы, на который я способен влиять по-настоящему, по сути, в его источнике.


Может ли контроль над природой сделать нас свободными? Мы уже свободны.

Просто мы используем общество и культуру, чтобы убедить самих себя, что мы несвободны. Человеческая свобода не есть свобода от природы, это свобода быть естественным как природа.


В результате промышленного переворота стало бурно развиваться машинное производство. Век информации привел к невероятному росту численности и разнообразия машин, доступных человеку. Но делают ли эти машины нас свободными? Они освобождают нас для тех дел, которые мы не могли осуществить раньше, но выбираем эту свободу все равно мы сами. Машины расширяют наши возможности, но не нашу личность.

Линейные игроки используют машины, чтобы бороться с самими собой. Волновые игроки используют их как составную часть игры.


Холодинамисты признают машины такими же естественными, как всякий иной земной опыт, и считают, что их можно использовать для развертывания их потенциала в бесконечной игре жизни. Машины наиболее эффективны, когда они не влияют на нас, но являются просто средством для осуществления нашей воли.


По своему выбору мы можем стать как машины. Мы можем использовать их, чтобы подавить своих противников, отдалиться от земного опыта смертной жизни, даже осуществить массовое убийство простым нажатием кнопки. Когда общество и культура становятся безразличными к природе, цивилизация становится механистической и, вследствие механистичности сознания, погибает. Подобно привязанному к корням растению, цивилизация не может цвести в поляризованном обществе.


В обществе и в культуре все находится в состоянии роста для того, чтобы жить. Все развивается циклами. Все динамично. Это относится и к браку, и к семье. Изменяются родительские качества человека. Вообще, чтобы добиться наибольшего эффекта, брак, родительские качества и семья должны постоянно меняться.

То же самое относится к преподаванию, работе и к любви. У жизни нет предназначения. Это процесс. Мы все в процессе. Мы слушаем любовь, и в этом процессе рождается любовь. Мы слушаем гениев друг друга и удивляемся.

Это приглашение на праздник.

Праздник - это танец. Танец жизни.

Жизнь - это празднование. Постоянное выражение бьющей через край энергии и разума.

Какой бы ни была ситуация нашего зачатия, какой бы ни была сложной беременность, какими бы ни были обстоятельства нашего детства, может быть нас обижали, отвергали, причиняли вред или готовы были задушить любовью, какими бы ни были наша семья, раса, культура или общество, дома человек всегда принимает приглашение к танцу. Исключений нет. Никто не "вламывался" на праздник просто так. Все мы здесь по своему выбору.

"Работа" человека заключается в том, чтобы создать свою жизнь. Это, в каком-то смысле, бизнес. Сущность его в том, чтобы обеспечить себя нужными товарами, обслуживанием или информацией для производства чего-то стоящего, ценного. Жизнь обеспечивает каждого из нас бесконечным разнообразием своих "услуг". Иногда эти услуги принимают форму падения. Нас могут обеспечить несчастьем. Мы можем стать просто профессионалом в несчастьях. Мы можем добавить сюда еще боль, печаль, депрессию, психические заболевания, потерю любимых людей, одиночество, бедность и целый набор прочих услуг.

Что же мы, в таком случае, получаем от этих "услуг"? Мы даем возможность жизненной энергии формироваться, двигаться вокруг нас, самоорганизуясь во все те качества, которые у нас появляются, когда мы преодолеваем горе, боль, несчастья, депрессию, бедность и другие трудные жизненные ситуации. Сделка неплохая. Прибыль намного превышает затраты.

Танец денег, силы, мифов

Бизнесом жизни можно руководить с позиций волн, частиц или холодинамики.

Линейный разум в этом бизнесе исходит из понятия о лишениях. Возможно, в детстве человек не получал достаточно питания или родился в обстановке лишений. Вот тут как раз и начинается кино!

Поскольку человек родился в обстановке лишений (депривации), он верит, что жизнь - это опыт лишений. В процессе развития личности он не способен к восприятию своего высшего потенциала. В конце концов, он просто обязан быть чего-то лишен. Поэтому он отбирает у себя самого себя. Он отрицает своей собственный потенциал.

Когда такой человек наконец подходит к тому, что надо строить отношения с другим человеком на основе интимности, он способен это делать только с такими же "обделенными", как он сам. Как может человек, отвергающий себя самого, общаться с тем, кто себя принимает? Из этого ничего бы не получилось, потому что неприятие себя - это часть сделки с жизнью.

Каждый такой человек должен сохранять разобщенность в самом себе, и поэтому отношения никогда по-настоящему не установят связь между людьми. Сделка состоит в том, что они живут в этой внутренней разобщенности, чтобы сохранить свое самоотрицание и остаться верным первоначальному контракту, который гласит, что жизнь - это лишения. Двое становятся парой, посвященной лишениям.

Они могут создавать целые группы людей, тоже посвященных лишению. Они будут стремиться к таким "сделкам", которые перекладывают на других ответственность за преодоление их лишений, но они ни при каких обстоятельствах не позволят никому и ничему бросить вызов их ментальности, ментальности бедности.

Они вступают в бизнес с позиции "нуждающихся". Они приспосабливаются к требованиям своей работы, но никогда на самом деле не увлекаются ею (потому что они не "присутствуют", раз они отвергли сами себя), они не могут по-настоящему никому доверять, по-настоящему соприкасаться с другими людьми (потому что они обособлены даже в своих личных, интимных отношениях), и поэтому бизнес их жизни - это просто накопление. Жадность становится просто неудержимой, потому что в этом мире лишений она никогда не получит, сколько ей надо. Им нужно копить на случай неприятностей в будущем, когда снова наступит пора лишений. Прибыль - их король.

Бизнес должен быть изолирован даже от природы, поэтому нет ничего плохого в использовании природы с целью увеличить свой доход. Они будут сбрасывать отходы в реки, океаны или в неких нецивилизованных уголках природы, до тех пор, пока закон это не запрещает или пока их не поймают. В нашем линейном мире бизнес, эксплуатация, искажение правды с целью обеспечить доход, рационализация и постоянное накопление ресурсов являются признаками линейных динамик бизнеса.

Люди, ориентированные на волновой бизнес, танцуют иной танец. Родившись в мире без конкретных условий, они руководствуются лишь немногими правилами. Они постоянно находятся в процессе создания своего собственного мира. Они считают себя более просвещенными лидерами, которые строят развивающиеся отношения с целью продолжать игру бизнеса. "Мы предоставим вам особые привилегии, если вы согласитесь на долгосрочные обязательства".

Подобно всем волновым людям, бесконечные игроки в бизнес расценивают экономический рост как часть большей игры и играют, чтобы продолжить этот рост. Они хотят продолжить этот рост, потому что это единственное в их опыте, что создает различия. Замкнувшись в своих представлениях о росте, они распространяют их на сферу бизнеса и отношений. Больше - все-таки лучше, потому что это означает преодоление старых барьеров, привнесение в игру больше способности решать проблемы и новых гибких динамик. Крупные долгосрочные вложения увеличивают шансы бесконечной игры, бесконечного развития, поэтому волновые игроки стремятся заключать контракты все крупнее и все долгосрочнее.

Для волнового игрока нет нужды заниматься накопительством, обманывать или представлять действительность в неверном свете, потому что волновые игроки знают, что это игра и их отношение не определяется бизнесом как таковым. Они знают, что они в игре, и они любят менять размеры бизнеса, создавать новый бизнес, все время выискивая наилучшие возможности сделки.

Когда человек отступает на шаг назад и наблюдает взаимодействие волновой и линейной динамик бизнеса, он видит целые популяции, двигающиеся туда и обратно в круговом течении игры, от одного типа игры. Что-то представляется жестким, что-то подвижным. Общество может на несколько десятилетий сосредоточиться на линейной игре, а потом переключиться на волновые. Через некоторое время оно снова переключается на линейную игру - обычно в надежде, что от этого что-то изменится.

Можно рассмотреть целые эпохи от зарождения Великого Рима до развития Священной Римской империи. Рост и падение экономического богатства малых наций, например, таких, как Швеция, и целых континентов, таких как Южная Америка.

В России, например, поляризованные игры были так сильны, что небольшая элита держала в своих руках все деньги, когда огромное большинство население в течение десятилетий жило в нищете. Потом вся цивилизация через серию насильственных революций, переключилась к волновой динамике в надежде на более равномерное распределение богатств. Эта идея приобрела популярность, но линейное накопление в системе продолжило прежнее злоупотребление. А несколько десятилетий назад, вся экономика пережила такое изобилие, что линейная динамика распространилась в массы. Люди были настолько богаты коллективно, что отделились от менее богатых народов и стали стремится к власти над другими в мировом масштабе.

Это отделение затем создало растущие очаги бедности в своей системе, пока наконец, в последнее десятилетие, вся система рухнула под массой социализированной философии, которая стремилась поддержать богатство каждого, издавая законы о бесплатном здравоохранении, образовании, гарантированном трудоустройстве без гарантии производительности и личной инициативы. В итоге становилось все больше людей, стремившихся к свободной деятельности, в то время как линейная ментальность торжествовала. Те, кто руководствуется линейным мышлением, хотят, чтобы каждый нес свою ношу. Победители делают больше всех. Люди волновых динамик хотят, чтобы каждый человек помогал нести ношу тем, кто не способен управлять своей жизнью. Игра продолжается вечно.

В каждом цикле есть своя ярость и своя боль. В каждом есть свои герои, которые преодолели свои несчастья и победили только за тем, чтобы узнать, что игра продолжается на новом цикле. Только тогда, когда человек выходит за пределы игры и становится зрителем, наблюдающим за аудиторией (чтобы видеть тех, кто управляет играми), он может обозреть более широкую перспективу. Эта перспектива включает в себя всю планету и все формы жизни на ней, и связанные с нею параллельные жизни.


В этом новом видении ясно, что все является частью одной целостной живой динамики. Все взаимосвязано. Холодинамическая мысль не может отделить народы друг от друга или людей от природы. Нет смысла проводить различия между людьми, хотя имеет смысл признать, каждое человеческое существо, каждая форма жизни, каждая нация уникальна. Бизнес тогда становится связующим звеном между этими уникальными феноменами.


Существует тонкое различие между "мы" и "они" (что означает вступить в линейную игру) или универсальным существованием в форме "мы" (что значит признать, что уникальность - это то, что разделяем друг с другом все мы). Мы разделяем друг с другом все и повсюду.


Такое со-чувствие, со-переживание существует. Это правление мира, основанного на любви. Любовь не подчиняется законам. Если мы пытаемся подчинить ее законам, мы тем самым принуждаем людей заботиться друг о друге. Тот, кто обязан любить, любить не может. Танец жизни - это естественное прославление любви.

Когда мы обращаемся к истории и вспоминаем уроки, извлеченные ушедшими цивилизациями из отсутствия любви, мы пытаемся привнести это прошлое в настоящее, чтобы обеспечить будущее любви. Между тем любовь не нуждается в подтверждениях и доказательствах. Стремиться к будущему - значит по сути гарантировать, что это будущее не может быть любящим. Вспомнить о любви значит отказаться от любви, чтобы заменить ее чем-то из прошлого.

Событие или чувство, которое нужно вспомнить, невозможно пережить заново без умирания. Мы должны на время отказаться от своего гения, чтобы вспомнить прошлое. Ведь человек не может танцевать, думая о своих прошлых шагах.

Единственное живое воспоминание - это память о том, кем мы являемся в настоящем. Все уроки прошлого присутствуют в нашей жизни, когда мы находимся в полном присутствии.

Когда мы помним, кто мы, мы признаем, что любовь - это естественное состояние человека. Любовь оживает, когда мы признаем ее своим естественным состоянием. Когда человек забыл это, то он лишен любви, поэтому вспомнить - уже повод для праздника.


Бизнес на самом деле тоже ведется для любви, хотя лишь немногие бизнесмены с этим согласятся.

Некоторые конечные игроки скажут, что бизнес ведется ради выживания. Однако, если человек должен играть, он играть не может. Если человек вынужден заниматься бизнесом, то у него ничего не получится. Вот почему столько людей пытаются заключать сделки и не добиваются успеха. Они не знают, что именно их любовь к жизни побуждает их бороться за выживание.

Именно наша любовь друг к другу побуждает нас тянуться друг к другу, стремиться к соприкосновению. Именно наша любовь к общению, любовь к выражению разума и способность к решению проблем позволяет нам осуществлять деловые соглашения. Все наши переговоры, поездки, деловая суета являются частью игры любви.

В этом смысле деньги - это миф. Мы сами создали (вместе договорившись), по сути дела, целую историю о том, что деньги имеют ценность. Не считая мифа о власти, деньги имеют только ту ценность, которую мы сами за ними признаем. Ни больше, ни меньше.

Деньги - это среднее звено между проданными товарами или услугами и предоставленными товарами и услугами. Это просто удобство. Оно делает более удобным и легким доставку и получение товаров и услуг. Особенно в современном мире, где деньги превратились в символ. Сотни миллионов долларов могут перейти из рук в руки в результате переданного по телеграфу сообщению.

Общество использует деньги как символ успеха, власти и победы. Культура их использует как способ увести нас от прямого обмена. Они имеют ценность как процесс выбора. (Есть и другие выборы, которые уводят нас от прямого обмена - например, "кредиты", существовавшие в СССР).

Тем не менее, мифы о деньгах, подобно всем мифам, намертво укрепляются в сознании людей, пока не приобретают собственную силу. Они становятся самоорганизованными, самоосознающими и выживаемыми. Это сущность, сообщество холодайнов, которое способна затмить и взять на себя славу радости жизни. Оно заменяет жизнь.

Мифы о деньгах в сочетании с лишениями, бедностью и прочими подобными холодайнами сейчас имеют такую власть в нашей культуре, что стали коллективными. Их частоты теперь находят резонанс в разуме почти каждого человека. Деньги - это образ этих живых холодайнов и они сейчас занимают центральное место в обществе и управляют им.

Когда мысль о деньгах, особенно о большом их количестве, проникает в сознание, холодайны денег моментально вступают в действие так, как им вздумается. Люди убивают, лгут, обманывают, воруют, продаются, отказываются от свободы выбора, живут как неживые и умирают - чтобы жить ради денег.

Деньги стали такой же мощной мифологической силой в истории, как и все остальные. Для некоторых людей это настоящее волшебное древо в саду жизни. "Деньги могут все".

Миф о деньгах не появляется из природы. Он рождается из наших лишений, жадности и непрофессионализма. Мы как общество стали настолько линейными, что не замечаем друг друга, отвергаем возможность соприкоснуться друг с другом, делаем вид, что забыли - до тех пор, пока мы сами не поверим, что никогда и не были такими, какие мы на самом деле есть, мы с невероятной скоростью проносимся друг мимо друга, пока не становимся совсем несчастными, заброшенными и обособленными.

Однажды укоренившись в своей обособленности, отрицании и забыв, кто мы, мы не можем налаживать связи с другими людьми. Мы живем в вымышленном мире одиночества, играя в поверхностные игры жизни, уже полуживые - полумертвые, живем ради будущего, которое мы не можем создать.

Мифы о деньгах заменяют для нас все, о чем мы желаем. Для многих они стали панацеей надежды, древом жизни в нашем воображаемом мире компенсации, которая спасает нас от всех ограничений линейного мира.

Мифами о деньгах можно поделиться не за тем, чтобы разделить смысл жизни. Ими делятся, чтобы придать смысл жизни, которая без них бессмысленна.

Те, кому незачем жить, живут ради денег.


Холодинамически деньги будут тем, чем мы захотим их видеть по своему выбору.


В то время, как возможно выбрать бесконечную волновую игру и рассматривать деньги как бесконечный товар, перетекающий через общество, так же возможно выбрать линейную игру и играть, делая деньги. Так же возможно управлять деньгами, в чем деньги никогда не определяют игроков. Человек не может сам обрести ценности от денег или от того, что можно на них купить. Человек не приобретет власть, доброе имя, личность, чувство успеха или что-то подобное только благодаря деньгам.


Для холодинамического реалиста делать деньги не так существенно или актуально. Деньги - это просто деньги. Не больше того, что мы из них делаем, и не меньше. Однажды разобравшись в сущности мифов о деньгах, мы получаем доступ к холодайнам, которые управляют этими мифами, понимаем их функции, ощущаем их потенциал и сохраняем за собой возможность их трансформировать до него. Тогда мы сохраняем свободу обращаться с деньгами как частью большей динамики жизни.

Когда в этой большей динамике человек выбирает любовь, деньги становятся проявлением игры. Если выбирает ненависть, деньги он использует, чтобы как следует ненавидеть. Силу имеют не деньги и не их мифы. Силой обладает каждый человек, "Я" или "присутствие" человека.

Деньги не влияют на полное присутствие. Если человек "здесь и сейчас", то деньги дают ему арену для игры. Когда мы начинаем играть с деньгами, один из сильнейших возникающих при этом холодайнов - это жажда прибыли.


Существуют три способа играть в прибыль.

Первый: прибыль - это победа. Потеря прибыли - поражение. Второй: прибыль - это процесс, в котором отмерены взлеты и падения на жизненном пути. Кроме того, прибыль - это выбор.


Прибыль можно рассматривать как естественное развертывание не только денежных ценностей, но и любви, отношения к благосостоянию, доверия, жизненной энергии, сотрудничества, открытого общения, гармонии или соприкосновения и единства.


Прибыль - это способ измерить поток различных вещей, включая любовь, мир, чувствительность, равенство, равное распределение, свободную торговлю, доступную для всех информацию, веру в отдельных людей, духовность и почти любое состояние, которое человек может пожелать. "Что даст человеку завоевание всего мира, если он теряет свою душу?" Что есть "душа?" Душа - это присутствие в своем высшем потенциале.

Поскольку все взаимосвязано, невозможно отделить одно от другого. В традиционном понимании, прибыль - это выбор вступить в игру разделения, в которой один человек стремится получить прибыль, победив при этом другого, отдать больше или получить больше, чтобы придать смысл своим действиям.

В волновой динамике сделка - это уже достаточная прибыль. Для игры в бизнес не требуется прибыль. С точки зрения целостности, получать прибыль или нет - дело выбора. В действительности, ничто нельзя разделить, так чтобы прибыль или потеря были бы невозможными. У нас уже есть все, что нам нужно. Если бы мы об этом помнили, мы бы знали, что прибыль - это выбор.


Если мы помним об этом, мы начинаем понимать, как выбрать нужное нам количество прибыли.


В конце концов сознание тех, кто стремится к прибыли или играет в игры прибыли, приходит к пониманию того, что жизнь предлагает нам значительно больше, чем просто серии игр, основанных на мифах о деньгах и прибыли. Возможность играть порождает признательность и открывает путь к более глубокому пониманию всех выгодных аспектов жизни. Человек получает богатейший урожай и, поскольку за этот урожай он тоже испытывает благодарность, он достигает более высокой ступени бытия. Мы становимся теми, кем были всегда.


Мы осознаем игры во всем их многообразии как проявление щедрости жизни, один из ее даров нам. Награда за игру - это награда жизни. Это возможность хорошо играть и уметь находиться вне потребности в игре.


Те, кто ожидают, что богатый человек укажет им путь к прибыли, уже проиграли. Те, кто считает себя "богатым" в конечном смысле и зависят от богатства как определения их сущности, обычно бывают победителями и демонстрируют свое богатство как символ успеха. Они уже ушли от жизни и могут произносить только мертвые слова (из прошлого), обращаясь к безжизненным ушам (надеющимся на будущее). Игра завершается, когда одна из сторон обретает присутствие.

Так же мертвы и те, кто собирает вокруг себя других, прикованных к ментальности бедности, кто сам избегает богатых и расспрашивает своих друзей, как они могли разбогатеть. Те, кто судит о себе по количеству имеющихся (или не имеющихся) у них денег, также уже не живут. Быть богатым или бедным - две стороны одной и той же игры. Эти условия самоопределения находятся на двух концах одного шеста. Победитель с одной стороны, с другой - побежденный.

Чтобы выйти из игры, не нужны указания игроков. Для этого нужно изучить и саму игру, и ее аудиторию, которая поддерживает игру. Иногда это внешняя аудитория: друзья, семья и общество. Иногда это внутренняя аудитория: наши холодайны, или холодайны наших друзей, семьи и общества. Всякой аудитории присущ свой порядок роста.


Только когда человек понимает, как в действительности богата жизнь, он осознает, что мы уже богаты без меры. Больше ничего не нужно, потому что жизнь распространяется во многих реальностях и бесконечных богатствах.

Мы богаты своим разумом. Мы богаты творческой силой. Мы богаты вечной дружбой, непрекращающейся любовью и бесконечной доброй волей. Мы свободны. Мы так же богаты, как любая другая форма жизни. Задумайтесь о том, как мы можем проявить свою свободу. Когда мы признаем, что мы уже богаты, мы можем играть в той динамике, в какой захотим, в игру денег.

Когда мы помним, кто мы, мы можем свободно играть с деньгами.


Сила - еще один популярный миф. На самом первом уровне этот миф покоится на страхе, что неконтролируемое разнообразие жизни вмешается в наше обособленное спокойствие. Перемены в силе могут повлиять на нашу безопасность, даже привести к неприятностям. Их надо контролировать. Значит, нужно накапливать силу.

На личностном уровне сила может быть прикрытием нашего стыда, отдаляет нас от чувства вины, от памяти о прошлом, от нашего опыта, от забытого. Силу используют, чтобы прикрыть недостаток веры в себя и в других, устанавливая безликую иерархию для обеспечения контроля над чем бы то ни было, что может уменьшить нашу уверенность в будущем. Сила контролирует перемены, потому что видит в них возможную угрозу выгоде.

Миф о силе заставляет людей, зависимых от игры, еще крепче забыть, кто они. Их положение, титул или контракты с теми, кто дал им власть и силу, служат заменой для реальности глубоких отношений в игре.

Одно дело - быть сильным. Другое дело - занимать такое положение, которое описывает нашу власть. Положение само по себе не имеет силы. Его определяют договоренности о том, как другие позволят его обладателю использовать силу, которая соответствует этому положению.

Когда обладатель положения использует его для того, чтобы потренироваться в силе, он уже отказался от своей настоящей силы. Он потерял ее, когда отдал ее своему положению.

Сила положения - всегда сила искусственная, дарованная и признанная зрителями силовых игр. Когда сила кем-то дарована, личная сила уже ни на что не годится, она уже уходит в прошлое. В настоящем осталась лишь сила положения. Подобно всем динамикам, которые отодвинуты от полного присутствия, личная сила погибает, когда мы покидаем настоящее, помещаем его в прошлое или надеемся на него в будущем, и при этом позволяем чему-то вроде "положения" занять его место. Положение заменяет силу.

Мифы о силе, деньгах, сексе и людях - это результат того, как мы слушаем свои холодайны. Это унаследованные, созданные и навязанные мифы, которые обрели свою самостоятельную жизнь. Мы их хозяева, и в какой степени мы им позволяем проявляться в нас, в той степени они будут контролировать наши воспоминания, нашу силу и наше будущее.

Выйти за пределы силы мифа значит прежде всего стать аудиторией для самого мифа. Исследовать, как действуют все мифы, как они приобретают силу, и оценить их влияние на нас и на наш мир. Будучи зрителями самим себе, мы можем создавать новые измерения сознания и выбора.

Мифы о психоанализе, например, берут начало от историй Фрейда, Юнга и других психиатров-рассказчиков. Когда врач верит, что ему известна вся история и что он понимает все значение мифа, особенно мифа подобного, мифу о Фрейде, и его пациентах, врач как бы помещает пациента за некий фильтр, через который он не слышит и не видит ничего, кроме того, что ему предлагает миф.

Когда пациент и врач понимают, что ценность мифа о Фрейде в том, что он представляет историю, это понимание открывает возможность того, что их настоящее, живые отношения тоже имеют свою историю. Терапия становится опытом, который резонирует с мифами из прошлого, но не стремится их повторить. Она не использует пациента для того, чтобы проиграть прошлое. Это не повтор, это живой динамичный творческий акт создания искренности.

Это справедливо и по отношению к священному писанию. Евреи, заявляющие о правах на определенные территории на основании древних библейских обещаний, или христиане, которые рассматривают русских как "великую армию зла", предсказанную библейскими пророчествами, стремятся повторить Библию через свои холодайны. Проще повторить историю прошлого oчерез свои холодайны, чем жить в настоящем, резонируя с настоящей жизнью, стоящей за мифами о добре и зле.


Войти в резонанс с мифом значит понять, что он уже существует в холодайнах в нашем сознании.

Мы являемся носителями мифов.

Поэтому, слушая разные истории, мы ощущаем содержащиеся в них динамики, и эти динамики побуждают нас к чему-то. Когда мы находимся "в" мифе, мы уже вошли в его конечную игру. Мы теперь зависим от мифа. Его голос звучит теперь так, как будто он в нас, причем не так, как нам бы того хотелось.


Когда мы цитируем пророков или произносим слова Бога, как свои собственные, мы не резонируем с этим пророком. Мы просто вспоминаем слова. Мы, имея в себе живую динамическую пророческую сущность, остаемся к ним нечувствительными.


Когда живая динамическая пророческая сущность резонирует с историей и словами другого пророка, нас трогают не слова мертвого пророка, но сам этот живой пророк. Мы помним. Пророк говорит, и мы резонируем, в согласии с миром пророка.

Миф рушится. Он тает от теплоты реальной живой динамики настоящего, принося это настоящее в прошлое. Мы вошли в прошлое и прожили его снова (relive) благодаря своему присутствию в этом параллельном времени.

Мы развиваем отношения, а не пересказываем прошлое. Мы оживаем в нем. Ожить в прошлом возможно, потому что прошлое существует в нашем сейчас. Оставаясь в этом "сейчас", когда мы входим в прошлое, мы сохраняем присутствие в прошлом.

Совсем другое дело для человека пережить холодинамическое пришествие Иисуса, слышать его голос, видеть его в настоящем, получить от него личную информацию, особое руководство и любящие объятия сейчас, чем рассказать историю человека, рассказавшего об Иисусе.

Когда человека "трогает" Иисус, он отвечает своей гениальной сущностью.


Когда человек рассказывает историю про Иисуса, он живет в своем прошлом, в своей мертвой сущности. Эта сущность живет, чтобы помнить, но все вспомнить не может или надеется повторить прошлое, чтобы обеспечить себе более близкое к Иисусу будущее.

Чем больше мы повторяем мифы, тем прочнее они укореняются в нас. Они резонируют со своей собственной, богатой и глубокой жизненной силой. Они приглашают нас в свою драму, отзываясь тысячей тысяч голосов прошлого, перекликаясь с биением сердец миллионов людей в нашей культуре и принося с собой все танцы и игры прошлого. Мертвые и живущие в нас, чтобы создавать живую смерть. Зажигая миллионы свечей, вознося миллионы молитв, возлагая миллионы надежд на то, что жизнь прошлого может нам обеспечить подобную жизнь в будущем.

Мифы допускают до игры любое число игроков. Они хотят, чтобы в их танце участвовало как можно больше людей. Они позволяют развиваться бесконечному числу динамик. Бесконечные медитации. Бесконечные напоминания о ритуалах. Бесконечная смерть.

Они содержат бесконечные замыслы, учитывают каждый оттенок возможного значения, как бесконечная драма никогда не завершающаяся, но всегда к этому стремящаяся в финальной сцене. Драма, которая никогда не наступит. Подобно печально известным мыльным операм, они всегда говорят о финале, но никогда не заканчиваются.

Мифы, которые никогда не заканчиваются, забывают о личности своих создателей. Те, кто слышал слово Бога, забываются сразу, как только слово произносится еще и еще раз, и истории об услышанном слове повторяются снова и снова. Мухаммед "услышал" Коран и на диктовал его. Моисей "получил" десять заповедей, писание было "открыто", то есть источник всегда отделен от получившего его.

Это желание очистить слово Бога является коллективной потребностью "победить" всякую другую доктрину. Божие слово может быть услышано только его "избранным" пророкам, который основал его "избранную" церковь. Хотя слово Бога было получено на языке принимающего, слушание тоже должно стать священным, или божественным, чтобы это слово было "чистым".

Когда и источник, и принимающий становятся священными, происходит обожествление мифа. Бог и говорит, и слушает.

Это обожествление мифа происходит не только в культуре, оно происходит в каждом человеке среди его холодайнов. С помощью мифов холодайны слушают друг друга. Носитель мифа становится его рассказчиком и говорит в рамках личной информационной системы. Пока один холодайн говорит, остальные организуют тишину, в которой проявляется глубинное значение того, что они слушают.

Они подтверждают то значение, которое им было нужно, но которое они не могли понять, пока молчание не создало ему пространства для развития.

Молчание - это пространство неограниченных возможностей, в котором проявляются все потенциалы. Поэтому вера приходит из слушания внутреннего и внешнего, индивидуального и коллективного. Мы верим словам наших холодайнов. Наши холодайны становятся миром бога. Мы обожествляем их ценности, их этику и их жизненные предписания.

Как общество или группа, мы готовы как следует слушать, ради того конкретного значения, которое мы хотим услышать. Мы коллективно стремимся к подтверждению своей веры, отделяя себя от любого значения, которое не подтверждает нашей веры.

Такое отделение делает божественное линейным. Мы вступаем в игру конечной теологии, идеологии и религии со всеми присущими ей противоречиями, азартом и преданностью игре. Победителями становятся те, кто поймет, что это соревнование. Их наградой будет престиж и положение человека самой крепкой веры.

Когда миф никто не слушает, некоторые рассказчики усиливают сообщение, чтобы выиграть соревнование. Кто говорит громче всех, у кого самое наглядное сообщение, тот и побеждает. Их громкоговорители - что-то вроде приказа. Они приказывают нам слушать.

С громкоговорителем беседы не получится ни при каких обстоятельствах.

Причиной многих болезней являются холодайны, которые усиливают звучание мифа настолько, что он убивает своего хозяина. В одном центре в Виктории в Канаде анорексию и булимию, например, лечат так, как будто это "прожорливые звери", которые "отбирают" жизнь у пациента в такой степени, что "кроме голоса зверя не слышно ничего".

Излечение такого усилившегося недуга состоит в том, чтобы взять обычную пачку разлинованных листов, разделенных по вертикал пополам, окружить пациента всепоглощающей любовью и поддержкой 24 часа в сутки (для этого на одного пациента обычно требуется пять человек) и затем записывать на одной стороне листа все, что говорит этот зверь. Обычно зверь заполняет два или три листа, прежде чем позволит самому человеку сказать хоть слова.

Когда начинает говорить реальный человек - сам пациент, - сестра записывает его слова на другой стороне листа. Так пациент начинает различать, где зверь, а где он сам. Лечение успешно в 100% случаев (сейчас это уже больше 400 человек).

Такой же процесс оказывается действенным для преодоления таких коллективных "чудовищ", как некоторые религиозные, общественные и семейные явления, контролирующие человека во время развода, изгнания, банкротства, болезней и прочих травматических переживаний, создающих или активизирующих разных "чудищ" в самом человеке. Задействованные в процессе люди берут лист бумаги и "вслушиваются" в диалоги своих коллективных чудищ, тех самых, которые побуждают к осуждению, обвинениям, обособленности, разделению, обиде, пренебрежению и им подобным явлениям.

Когда эти диалоги прозвучали и их холодайны были услышаны, позвольте заговорить более глубоким сущностям. Теперь могут зазвучать любовь, согласие, единство, вечные соглашения. Позвольте высшему потенциалу каждого человека показать вам чувство сопричастности, совместного бытия семьи или группы, и разрешите этому чувству тоже высказаться. Запишите и эти диалоги.

Позвольте порядкам роста чудища развиваться естественным путем. Ознакомьте его с остальными диалогами. Позвольте им обменяться мнениями. Чудище самоорганизуется. Оно распознает свой собственный потенциал, который присутствует в более глубоких реальностях. Оно пройдет через определенную трансформацию и достигнет своего жизненного потенциала.

Религии, идеология и теология являются формами усиления мифа. Ими управляют холодайны, которые отвечают за доставку "хороших новостей", так чтобы миф не был забыт. Те, кто стремится к хорошим новостям, уже забыли. Сообщения о том, что грядет мессия (или уже явился), силы зла будут наказаны, окончательный триумф добра неизбежен, являются древними холодайнами. Это коллективные линейные обожествленные предписания мертвой надежды на жизнь, которую невозможно прожить, пока не случится какое-то событие в будущем. Поскольку начало и конец истории известны, сказать больше нечего.

"Новости" таковы, что жизнь и история существуют для того, чтобы подчиняться командам обожествленного мифа и послушно жить согласно правилам идеологии, религии и теологии.


Те, кто остается в живых, живет по выбору. Они принимают на себя ответственность за свободу, любовь и свое истинное лицо. Выбрать свободу значит проживать каждое мгновение в его высшем потенциале.

В каждый момент создается история. Каждое мгновение - это выбор. В каждом моменте есть творчество. В каждом моменте присутствует сила.


Наука появилась как разрушитель мифов. Ее работа заключалась в том, чтобы доказать, что всякая идеология, теология, теория или гипотеза неверны. В процессе такого доказательства была надежда установить, что же верно. Потом создать теорию вокруг этой истины, а потом попытаться доказать, что она неверна. Чудесная игра, которая способствует развитию прогресса в современном мире.

Когда наука, или научный метод, становится чем-то, что мы хотим повторить вместо того, чтобы войти с ним в резонанс, как раз и рождается миф. Науку в наши дни часто цитируют как самую популярную религию. Ее приверженцы говорят громче всех. Ее истины считают словами, сказанными от имени природы, объяснениями ее законов, исследованием всей реальности и надеждой на будущее.

Во всех поляризованных играх присутствует одно и то же противоречие. Когда наука оборачивается к себе самой, она обнаруживает, что все информационные системы являются самоорганизующимися. Все голоса людей сливаются вместе, перекликаясь в лесу понимания, поддерживая друг друга.

Если бы не было мифов, которые наука может изучать и опровергать, не было бы и самой науки. Конец мифа - это конец науки.

Слова ученых формируют основу для следующего поколения мифов. Метафизические религии, основанные на науке сегодняшнего дня, приходят и уходят, по мере того, как наука порождает в себе свои собственные мифы о реальности.

Мифы побуждают к объяснениям. Но объяснения стремятся положить конец мифу. Получается, цель науки - положить конец жизни, объясняя ее. Когда нам все известно, играть незачем. Но как мы можем знать все?

Истина, которая будет больше, чем все истины, положит конец истине. Громкоговоритель, который будет больше всех остальных, прекратит все беседы. Самая истинная религия означает конец всей религии. Быть единственным говорящим означает уничтожить слушание. Те, кто очень серьезно относится к науке и религии, кто проводит всю свою жизнь, изучая мельчайшие детали, беспокоятся о тех мифах, которые они не могут забыть. Они забыли.


Вспомнить, что мы забыли, не значит вспомнить все. Можно сосредоточиться на забытом и не вспомнить. Память имеет отношение к жизни, ее неопределенности, хаосу, из которых появляется выбор и обновление. Они предоставляют собой целое пространство неограниченных возможностей, предлагаемых динамической живой вселенной.

Мифы, которые нельзя забыть, являются носителями тишины, которая постоянно присутствует в нашей жизни. Эта тишина является источником всех наших миров, нашего мышления, наших историй и нашей культуры. Она проявляется на уровне холодайнов. Игра в мозге происходит в основном на холодинамическом уровне.


Мы можем рассказывать истории. Каким-то необычайным образом их значение движет нами, но их глубины скрыты далеко от нашего сознательного понимания. Они могут являться в нашу повседневную жизнь, просочиться в наши системы верований, но они постоянно ускользают от нас.

Наша жизнь полна рассказами о Боге. Возьмем, для примера, иудейско-христианские истории о доме Израилевом. В Ветхом завете истории об Аврааме и его обете Богу. Несмотря на то, что у него было всего двое детей, он пообещал, что его семя будет столь же многочисленно как звезды на небе. Это начало одного из великих мифов.

Три из главных мировых религий претендуют на то, чтобы быть потомками Авраама. Все они верят, что истинные наследники только они, единственная семья, наследники трона, хранители прав патриархального порядка. У мифа о будущем всегда есть будущее. Это бесконечная волна.

Другой пример - история Будды. Жизнь Будды составила один из сильнейших мифов на нашей планете. Простой смертный, который по своей воле нашел путь освобождения всех людей от оков, включая и потребность сообщить об этом освобождении остальным. В тишине триумфа существует невысказанная свобода, которая порождает больше слов, чем любой другой миф в истории.

Христиане рассказывают истории о Боге, который стал смертным, отказался от своей силы, чтобы управлять словами, и "жил среди нас". Он пришел "служить, а не чтобы ему служили", но "они его не приняли". Он был бесконечным слушателем, который отдал им свой голос. Каждое его деяние было любовь, исцеление и развертывание потенциала всех и каждого. Он вступил в "мир души", в котором живут "заблудшие души". Он любил даже их и "погиб за грехи всех".

Те, кто повторяют этот миф, помешались на войнах и убийствах, чтобы отомстить за него. Они растратили свою собственную святость и создали орудие мести, пытаясь завершить незавершенную историю. Его жизнь была примером, но необязательным для всех.


Не существует истории, которая должна быть рассказана. Если она должна быть рассказана, ее не услышат. Истории, мифы, доктрины, идеологии, религии, философии, науки не имеют в себе истины, которую кому-то нужно было услышать.

Всякая истина уже есть в нас.

Тот, кто прислушивается к голосам своих холодайнов, не может подняться над их историей. Невозможно произнести вневременные истины, которые содержатся в нас, потому что разум, который повторяет не является разумом, который существует.

Для холодинамиста необязательно быть игроком. Холодинамистам не обязательно быть христианами, баптистами, буддистами, иудеями или придерживаться иной религии - всерьез. Также им необязательно быть русскими, африканцами или американцами - всерьез. Они знают, что за ними всегда есть выбор. Они могут по выбору быть в своем высшем потенциале, быть лучшим, чем они могут быть, дотянуться и дотронуться до других, быть веселыми поэтами и рассказчиками в игре, которую они не могут прекратить. Потому что никто не может положить конец живой разумной динамичной вселенной.

Прошлое, настоящее и будущее являются одной целостной динамикой. Линейный разум не может выбрать будущее. На него можно только надеяться, чтобы помнить прошлое, которое невозможно прожить, но которое нужно вечно воспевать.


Волновое сознание тоже не может выбрать будущее. Будущее вообще не нужно выбирать. Акт жизни заключается в том, чтобы обрести себя в настоящем. Выбор будущего будет завершением игры бытия в настоящем. Волновое сознание никогда не согласится на прекращение игры, потому что это будет конец бесконечности.


Для холодинамичных людей будущее уже существует. Войти в будущее (или в прошлое) можно только в настоящем, будучи холодинамичным, настроившись на свой высший потенциал.


Чтобы представить себе вхождение в будущее, можно представить себе зал для игры. Ряды и ряды возможных жизней (игр) существуют одновременно, параллельно друг другу. Мы можем в любой жизни рвануть рычаг игрального автомата, повернуть колесо и увидеть, чем завершится эта игра. Выбор за нами и он неограничен. Ведомые своим внутренним разумом "к раскрытию нашего полного потенциала, мы отвечаем скрытому порядку".

Линейный человек не может охватить размах жизненных игр, а волновая ментальность заслоняет его, потому что игра рассредоточивается в бесконечности. Только холодинамический разум может постичь, что жизнь этого мира едина с жизнью во всех остальных мирах. Все это целостная динамика. Порядки внутри порядков, где нет предела ни большому, ни малому.

Сущностью жизни является акт творчества. Когда человек совершает выбор творить, он обретает полное присутствие в будущем. Это присутствие дарит знание всех тонкостей и нюансов, недоступных поляризованному разуму.


Выход в будущее в настоящем - это тоже выбор. Если это акт любви, то любовь настраивается на будущее, когда мы любим в настоящем. Любовь достаточно сильна, чтобы распространяться через человека в это будущее и прислушаться к нему в настоящем. Такая любовь ничего больше не требует от человека, кроме как прислушаться. Позволить молчанию распространять свой безграничный потенциал. Сосредоточиться и прислушаться к будущему, которое любовь могла бы создать в настоящем, означает позволить формам будущего проявиться с помощью высшего потенциала человека.

Семья - это миф. Кроме того, этого приглашение к творческому процессу интимности.

Семья - это еще и соглашение, заключенное во многих мирах, в котором проявляется множество возможных вариантов будущего. Семья "есть". Семейный бизнес - это миф. Но семейный бизнес - это еще и творческий процесс. Семейный бизнес - это существующее во многих мирах и во многих поколениях соглашение, в котором таятся различные варианты будущего. Соглашения - это своего рода носители выбора.


Существуют три вида соглашений: линейные, волновые и холодинамические.

Линейные соглашения - это контракты с набором штрафных санкций. Эти санкции необходимы, потому что линейному разуму нужны такие условия, которые обеспечат им выгоду от заключения соглашений.

Волновые игроки рассматривают соглашения как готовность к совместному участию к игре. Никакие условия им не нужны, потому что для них существует только игра. Если соглашения позволяют продолжить игру, тогда продолжается сама жизнь.


Вне линейной и волновой динамики мы договариваемся точно о том, что на самом деле происходит.


Когда есть жертвы, плохие и хорошие ребята, спасатели, победители, неудачники, взлеты и падения, поляризации и бесконечные игры, мы уже в танце. Различные роли, которые мы исполняем в игре жизни, различные шаги в танце, которые мы предпринимаем, совершаются все по нашему выбору. В другой жизни мы меняем роли. "Здесь я буду плохим, а ты будешь плохим там, договорились?" Мы заключаем эти соглашения для собственного удовольствия, для радости жизни, выбора, забывания, и воспоминания, и проявления нашего потенциала. Мы изобретаем жизненные игры и проходим через них, потому что мы любим танцевать и, в этом танце, мы проявляем те качества, которые присущи нашему скрытому порядку.

Шаги танца жизни

Первый шаг - обрести полное присутствие. Найти доступ и настроиться на своего гения, на своей высший потенциал. Это значит научиться танцевать танец жизни во всей его полноте, даже когда человеку мешают холодайны и разнообразие ситуаций этого трехмерного мира.

Один из шагов жизни - это выйти за пределы времени. Вступить в другие миры и вспомнить, как они влияют на целостный танец этого мира. С этим приходит признание партнеров по танцу такими, какие они есть, какое глубокое значение имеет каждый шаг, который мы совершаем вместе.

При полном присутствии высшего потенциала создается открытое поле, в котором глубокий многомерный порядок приглашает другие высшие потенциалы присоединиться к нашему потенциалу в танце жизни. Через это поле протекают формы других высших потенциалов, приспособленные специально под этот момент этого танца. Двигаясь во времени, отслеживая свои точки пространства, мой гений соединяется с твоим гением, и в этом рождается танец.


Никто не танцует поодиночке. Мы выбираем. Это приглашение к танцу. Можно мне втиснутся?

Вместо заключения

Спокойно скользить
по извилинам пространства,
ощутить его безграничность,
беспредельность времени и отсутствие физических рамок,
приковав взор к волшебным невидимым мирам,
путешествовать вне расстояний, где предметы несущественны.
Раскрыться вне пределов своего тела и материи.
И не сдаваясь ни перед чем, стать сразу всем.
Потом ощущать безопасность в полном хаосе,
зная, что мы - само единство,
и скользнуть в новые беспредельные союзы со всеми из возможностями.
Вступить в поток разума и вещества
и быть окруженным узором и величием полноты времени.
Где простое мерцание значит больше, чем само значение.
И соприкосновение должно играть вечно, обернувшись в души друг друга.
Что стоят пирамиды власти денег, или призывы мира,
когда человек может освоиться в полном присутствии
в целостности момента,
и, скользя по волнам, обрести навечно все миры
на ладони одного человека.
Или свободно парить на крыльях в исполнившихся обещаниях прошлого
и будущего?
О, это лишь небольшое желание веры, скользить вдоль границ,
где время и мысль танцуют вместе, и там и есть обитель силы.
Где в магии движения мы выбираем любовь и жизнь.
Все известно, и каждый любим таким, какой он есть.
Да, лишь немного веры и лишь небольшой шаг для каждого из нас,
и все хорошо, и все наши мелкие беды - просто мыльные пузыри
на поверхности океана возможностей,
который питает поля жизни любовью,
и поет сейчас и навеки славу тебе и мне.
Ах, такой маленький шаг к танцу жизни.

Виктор Вернон Вульф

Использованная литература

1. Бекси В. Дж. Сенсорное подавление.

2. Бом. Дэвид. Целостность и скрытый порядок. Лондон, 1980.

3. Брейсуэлл Р.Н. Преобразования Фурье и их применение.

4. Браун. У. Законы формы. 1964.

5. Челмерс Д. Загадки сознательного опыта. // Журнал Scientific American, дек. 1995.

6. Чью Дж. С. Аналитические S-матрицы. Основа для ядерной демократии.

7. Доумен Ф. Дж. Отношения неопределенности для разрешающей способности в пространстве, пространственные частоты и улучшение ориентации с помощью двухмерных зрительных фильтров коры головного мозга // Журнал оптического общества Америки. 2 (7), сс. 1160-1169. 1985 г.

8. Фримен У. Соотношение электрической активности препириформной коры и поведение кошки. // Журнал нетрофизиологии (США) 23, сс. 111-131.

9. Фролик Г. Дистанционные соответствие и хранение энергии в биологических системах. // Журнал квантовой химии (США), II, сс. 641-649. 1968.

10. Габор Д. Теория коммуникации // Институт электрической инженерии. 93. сс. 429-441, 1946 г.

11. Хаммерофф. С.Р. Информация и ее обработка в микроканальцах. // Журнал теоретической биологии 98. сс. 548-561. 1982 г.

12. Он же и Пенроуз Р. Сознательные проявления как результат управляемого пространственно-временного выбора. // Журнал изучения процессов сознания. 3. N.1. 1996. сс. 36-53.

13. Хейденбург У. Физика и философия. 1959.

14. Кольберг Л. Очерки нравственного развития т.1. Философия нравственного развития. 1981.

15. Пенроуз Р. Тени сознания. 1994.

16. Пьяджет Дж. Мир глазами ребенка. 1951.

17. Прибрам К. Мозг и восприятие: целостность и структура в процессе мышления. 1991.

18. Он же, Квантовая обработка информации и духовная природа человечества. // Новые перспективы (США) 6. (1). сс. 12-15. 1996.

19. Марселия С. Математическое описание реакций простых клеток коры головного мозга. // Журнал оптического общества Америки, 70. сс. 1297-1300. 1980.

20. Ректор К. и Вульф. В. 10 процессов холодинамики 1994. (рукопись)

21. Скотт А. Звездный путь сознания. 1996.

22. Уилер Дж. А. Анализ теории "относительных состояний" Эверета в квантовой теории. 1957.

23. Уилбер Кен статьи в сб-ке "Глазами души". Целостное видение немного сумасшедшего мира". Там же статьи Канта и Платона.

24. Уайтхед А.Н. Процесс и реальность. 1993.

25. Вульф В. Холодинамика. Как стать хозяином собственной силы. 1990.

26. Он же, Мышление 21 века. 1996.




The Dance of Life - May I Cut In? By Victor Vernon Woolf - All rights reserved References:


1. Beksey Von, G. Sensory Inhibition, Princeton University Press, Princeton.

2. Bohm, David. Wholeness and the Implicate Order. London, Routledge & Kagen 1980

3. Bracewell, R.N. The Fourier Transform and its Application. McGraw-Hill, NY

4. Brawn, W., Laws of Form, 1964

5. Chalmers, D. The Puzzle of Conscious Experience, Scientific American, Dec. 1995

6. Chew, G.S., The Analytic S-Matrix. A Basis for Neuclear Democracy, Benjamin, NY

7. Daugman, F.G., Uncertainty Relation for Resolution in Space, Spatial Frequency, and Orientation Optimized by Two Dimensional Visual Cortical Filters, Journal of the Optical Society of America, 2 (7), pp. 1160-1169, 1985

8. Freeman, W., Correlation of Electrical Activity of Prepyriform Cortex and Behavior in a Cat, Journal of Neurophysiology, 23, pp. 111-131.

9. Frohleck, H., Long-range Coherence and Energy Storage in Biological Systems, Journal of Quantum Chemistry, II, pp. 641-649, 1968

10. Gabor, D., Theory of Communication, Institute of Eclectically Engineers, 93, pp. 429-441, 1946

11. Hammeroff, S.R. Information in Processing in Microtubules, J. Theor, Biol. 98 549-61, 1982

12. Hammeroff, S.R. and Penrose, Roger, Conscious Events as Orchestrated Space-time Selections, Journal of Consciousness Studies, 3, No. 1, 1996 p. 36-53.

13. Heisenburg, W., Physics and Philosophy, Allan and Unwin, 1959

14. Kant, I. In Wilber, Ken, The Eye of Spirit, An Integral Vision for a World Gone Slightly Mad, Boston and London, Shambhala, 1997

15. Kohlberg, Lawrence, Essays on Moral Development, Vol. I, The Philosophy of Moral Development, San Francisco, Harper and Row, 1981

16. Penrose, Roger Shadows of the Mind, Oxford University Press 1994

17. Piaget, J., The Child's Conception of the World, N.Y. Humanities 1951

18. Plato, in Wilber, Ken, The Eye of Spirit, An Integral Vision for a World Gone Slightly Mad, Boston and London, Shambhala, 1997

19. Pribram, Karl, Quantum Information Processing and the Spiritual Nature of Mankind, Frontier Perspectives, 6, (1), pp. 12-15, 1996

20. Marcelja, S., Mathematical Description of the Response of Simple Cortical Cells, Journal of the Opuical Society of America, 70 pp. 1297-1300, 1980

21. Rector, K., and Woolf, V. Vernon The Processes of Holodynamics, 1994 (рукопись)

22. Scott, A., Stairway to the Mind, N.Y. Copernicus, 1995

23. Wheeler, J.A. Assessment of Everett's "relative state" formulation of quantum theory, Rev. Mod. Phys. 29, pp. 463-5, 1957

24. Wilber, Ken, The Eye of Spirit, An Integral Vision for a World Gone Slightly Mad, Boston and London, Shambhala, 1997

25. Whitehead, A.N., Process and Reality, New York, Macmillan, 1933 Woolf, V.Vernon Holodynamics: How to Manage Your Personal Power, Harbinger, House, 1990

26. Woolf, V. Vernon, Thinking for the Twenty First Century, 1996